01.06.2009

«Фактор Рахата»: взгляд из России

Борис АЛЬТЩУЛЬЦЕР, школа политологии «ПИК» (г. С-Петербург)

История России, начиная с 16 века, знает немало имен политических эмигрантов, которые, вынужденно покинув Отечество, начинали борьбу с «неправедным режимом». В этом ряду князь Курбский, приказной дьяк Котошихин, дворянин и революционер Герцен. Что примечательно, каждый из них оставил письменные свидетельства, отражающие взгляд изгнанника на русскую жизнь.

2009-06-01-bookСейчас эти произведения изучают студенты ведущих российских вузов как блестящие образцы политической публицистики, содержащие критический анализ всех негативных сторон жизни российского общества той эпохи.

Так вот, сочинения Рахата Алиева сто лет спустя вряд ли будут интересны тем, кто вознамерится изучить политическую историю Казахстана начала ХХI столетия. Масштаб не тот, ибо личность человека непосредственно отражается в его произведениях. Даже если учесть, что реальным автором «Крестного тестя» был, скорее всего, не сам Рахат Алиев, а его «литературные негры», то сути восприятия это не изменит — мелкий человек, узкий взгляд и страх. Страх, который можно подавить только напускным желанием показать полную уверенность в собственных силах.

Кем является Рахат Алиев на самом деле: борцом за демократию, политическим рейдером, «винтиком Системы»? Ответ, который пытается дать экс-зять, очевиден: он — человек, который пошел против системы, его взрастившей, призрев все отношения с «высоким» окружением ровно в тот момент, когда прозрение нашего героя стало окончательным.

Своим противником, прямым оппонентом Рахат Алиев выбирает не условные фигуры второго порядка из ближайшего окружения главы Казахстана, а Самого, то есть не меньше, чем борьбу с Нурсултаном Назарбаева, устанавливая для Президента РК и для себя самого одинаковую планку оценки.

Но если тот же Андрей Курбский на протяжении десяти лет был ближайшим советником государя во всех его делах и начинаниях, а затем в течение пяти лет командовал русской армией на театре боевых действия в Ливонии, то что дает право Рахату Алиеву примерить на себя масштабы личности и пытаться вести диалог на равных с человеком, которого считают создателем казахстанской государственности? Какими благими деяниями вошел Рахат Алиев в историю современного Казахстана? Делом «Нурбанка»? «Наездами» на неугодных бизнесменов? Или же знаменитой статьей в издании «Караван» «Какой выбор мы сделаем?», которая, на мой взгляд, как раз и отражает в полной мере истинные воззрения, принципы и представления Рахата Алиева о «целесообразной политике» и «идеальном» государственном строе?

Ведь именно в этой публикации трехлетней давности Рахат Алиев поставил под сомнение устойчивость формы республиканского правления, заявив о том, что термины «демократия» и «республика» не являются синонимами.

Искушая политическую элиту Казахстана идеей создания «демократического султаната», Рахат Алиев, как я полагаю, был абсолютно искренен и естественен в своем желании закрепить новую модель организации власти, но оптимальную только для реализации своих личных амбиций, которые и в 2001, и в 2006, и 2009 году простирались гораздо дальше, нежели статус всенародно избранного президента.

Чтобы ни говорил «венский изгнанник» в своих презентабельных интервью западным журналам, власть — это то, к чему он более всего стремится, причем власть эта должна быть абсолютной, максимально похожей на ту, которой обладал Рахат Алиев по отношению к своим ближайшим сподвижникам, или может быть, правильнее сказать, подельникам.

Современная история России знает немало людей, вышедших из власти и вступивших с ней в жесткую конфронтацию, однако никто из них не пытается использовать в качестве главного инструмента противостояния режиму страх, элементарное запугивание, что, кстати, может свидетельствовать только об одном — иных аргументов у «венского сидельца» попросту нет.

Несоответствие возможностей крутым амбициям — это то, что сопутствовало всей политической карьере Алиева. Лишенный своего главного ресурса — «решать проблемы силовым путем», он все равно пытается зацепиться за последний выступ над пропастью: компромат, прослушки, сплетни из коридоров Ак Орды. Наверное, в этом деле ему, действительно, трудно найти равных.

Но время играет против Алиева, потому что все более очевидной становится скудность его реальных возможностей. И в скором времени о нем можно будет сказать теми же словами, которые великий писатель Лев Толстой охарактеризовал творчество другого великого русского писателя Леонида Андреева: «Он пугает, а нам не страшно».

5 комментариев

  1. delete

    Ода Рахату и австрийской бутылке

    [156/7]

    Пьяный Бурундук влез на броневик, рванул косоворотку под чапаном и, покачиваясь, Лениным выставил перед собой правую лапу. Левой для равновесия он прижал к груди пустую бутыль и начал орать Маяковским:

    О, Рахат! Стальная и мерзкая крыса, тебя так ненавидят вокруг!

    В то же время в крысиной стае «враг врага – это, типа, наш друг».

    Роха, крыс! В жизни каждого мачо, акромя всяких разных мучачей,

    Происходит момент, когда вдруг, недрожащей когтистою лапой ты срываешь покров даже с Папы

    И как тётя Калягин и Ни заявляешь всему белу свету:

    «Здрасьте, девочки! Моих сбоку двое, ну а ваших ваще тута нету!»

    Сладкий, малым вонючим клопом, ты так сильно попец укусил!

    Властный зад, да что там, страну, метеором блеснув, озарил!

    Ты болото взорвал с дерьмом и конкретно shit хитнул the fan!

    Позабрызганы все: ла фамилья, «чемоданы», «утята», сам Дон,

    Они плачут, слезу утирая, повторяя «вотсцукогандон!»

    Раха, змей! Ты навозным жуком сакральным тьму Египта раззолотил,

    Скарабеем кусочек навоза казахстанцам на радость спустил!

    Вот с носками бежит Рябой, вот «народ» предлагает себя,

    Бабуинную ратью ОН, кукловодит «Чубы» теребя

    Ах, Рахат, очистительной клизмой помогаешь родной стороне

    Даже в центре клоаки ты в белом, ты мундире, хоть все в говне!

    Ты Кинг-Конгом ворвался в сфинктр, обнажил правду-матку про всех

    Ты как ангел без крыльев светлый Казахстану несешь успех!

    Больше грязи! Побольше секса! Поднимаю австрийский бокал,

    Зер Рахмет Рахатка мен айтамын, я 3 дня аж «бутылку» читал!

  2. Darcy

    Any country has it's own noncomformist bastard. What's the problemthen?

  3. scrat

    Yah! No problemat all, just another political scandal.

    Let's hope we'll see the end of the story.

  4. Anne

    Is it really intersting?

  5. Согласен с автором статьи. У меня такое же мнение :)