13.07.2009

Кочевой фундамент в условиях глобализации

Contur.kz

Для понимания многих процессов в современном Казахстане необходимо обращаться к его прошлому. А прошлое страны, при всех оговорках – это в первую очередь кочевой способ производства и все, что ему способствует, от архетипов восприятия окружающего мира до предпочтений в еде. Потомки номадов, живущие в городах и пользующиеся Интернетом, несут в себе бурную историю как на уровне сознания, так и в генетическом коде.

2009-07-05-tyrkiОсобенностью кочевниковедения остается поляризация оценок в отношении их роли в мировой истории. Тезисы о том, что “номады – разрушители цивилизаций” и “кочевники – посредники между цивилизациями” — своего рода полюса в оценках данного мирового феномена. Когда мэтрами утверждается, с одной стороны, что “кочевники ничего не внесли в мировую цивилизацию, кроме факта своего существования и штанов”, а с другой – “несмотря на сравнительную малочисленность, роль кочевников в истории Евразии была большой и многогранной”, поле для поиска истины становится очень большим.

Касаясь экономического аспекта номадизма, антрополог Анатолий Хазанов (университет Висконсин, США), отмечает, что “до новейшего времени кочевничество являлось наиболее эффективным видом производящего хозяйства на аридных землях”. Превосходя по балансу трудозатрат и отдачи даже поливное земледелие. “Кочевники – один из главных агентов культурной диффузии”, — еще один из его тезисов. До того, как каравеллы победили караваны, кочевой транзит был основным. Китайские зеркала находят в Восточной Европе, а изделия персидских ремесленников в пазарыкских курганах на Алтае. Номады делали мир более открытым. Товары, технологии, культурные растения перемещались на огромные расстояния. К примеру, благодаря кочевникам, китайские артиллеристы в составе войск хана Хулагу познакомили европейцев с черным порохом.

Сами кочевники не создали мировых религий, зато чрезвычайно активно способствовали распространению христианства, буддизма и, особенно, ислама. В военной сфере они вообще произвели революцию, создав в 1-ом тыс. до н. э. конницу и конную стрельбу из лука.

Анатолий Хазанов указывает на три главные причины, почему кочевники два тысячелетия оставались мощной военной силой. Во-первых, неразвитое разделение труда и социальная стратификация приводили к тому, что большинство мужчин одновременно являлись воинами. При этом среднестатистический боец владел оружием, имел его и мог лично создавать как минимум часть вооружения. Второй фактор заключается в том, что кочевой образ жизни сам по себе способствует военной подготовке. И третий момент – кочевники не испытывали недостатка лошадей для своих войск, тогда как во многих земледельческих обществах возможности по содержанию коней были сильно ограничены.

Если взять политический аспект, то за исключением Западной Европы и Юго-Восточной Азии не менее половины государств Евразии созданы кочевниками, либо с их активным участием. То же самое с разрушением и гибелью государств. “Странно, что при нынешнем уровне знаний это не признается”, — замечает профессор Хазанов.

Доктор исторических наук Славой Шинкевич (Институт археологии и этнографии Польской Академии наук) фокусирует внимание на культурных моментах. В этом плане “кочевники вкладывают сами себя в мировую культуру”. “Соседство с кочевниками всегда заставляло оседлые народы сомневаться в правильности этноцентризма”, — подчеркивает он. Способности влиять на окружение лишены только замкнутые культуры. Номады же в данном отношении предельно открыты. Потому что у них “развиты внутренние и внешние коммуникации, талант пересекать границы (в самом широком смысле слова), распространять и навязывать общение”. Деление на “своих” и “чужаков” среди кочевников не столь жесткое, как у оседлых народов.

Многовековое искажение истории отношений оседлого и кочевого обществ доктор Шинкевич трактует как “ответная реакция земледельческих обществ на номадический вызов”.

Профессор Винсан Фурньо (Высшая школа социальных исследований, Франция) обратил внимание на то, что “кочевникам нужно преодолевать комплекс, который развился под давлением оседлых государств”. Сейчас в научной мысли научились отходить от европоцентризма, однако историк подчеркнул наличие “антиномадных историографических традиций в оседлых азиатских государствах”. И к ним тоже нужно подходить критически, с позиции реинтерпретации.

Коллегу дополняет Анатолий Хазанов, напомнив, что “свою отсталость у многих оседлых государств в Восточной Европе, на Ближнем и Среднем востоке, на Дальнем Востоке принято объяснять завоеваниями кочевников”.

Николай Крадин (Дальневосточное отделение РАН) отмечает, что в быстром (с исторической точки зрения) распространении колесниц, черной металлургии, осевого времени (общая история человечества), стремян, тяжелой кавалерии и артиллерии огромна и очевидна роль кочевников.

Любая система имеет периоды роста и кризиса. Так, увеличение численности населения приводит к повышению нагрузки на ресурсы и росту цен. Параллельно с этим увеличивается элита (численность государственного аппарата). Богатые всегда стараются не платить налоги и, если у них это получается, возрастает давление на средний слой, потому что бедные объективно платить не могут, а потом наступает кризис.

Хотя доктор Крадин привел тезис “случайность в мировой истории опровергает все тенденции, все закономерности”, сам он все-таки специализируется на различных моделях и статистике. Например, в силу того, что кочевая элита имеет тенденцию к полигамии, эта ее особенность наряду с надельной системой (каждому сыну правителя – по улусу) приводили к жизни каждой династии в коридоре 3-4 поколений.

Математически это выглядит следующим образом. Если хан имел 100% ресурсов, то его сын (если их у него пять, а обычно было гораздо больше) – 20%. Внук основателя династии располагал 4% от ресурсов деда, а правнук – 0,8%. До праправнука на престоле никогда не доходило. Когда в XIV веке потомков Чингисхана изгнали из Китая в Монголию, то у многих чингизидов было всего по нескольку десятков голов скота, зато высокие амбиции. Ресурсная же база не могла их выдержать. В итоге началась гражданская война, и большинство официальных потомков Потрясателя Вселенной в ходе нее погибло.

В результате небывалых завоеваний монголы объединили под своей властью весь комплекс сухопутных и морских торговых путей, фактически произведя средневековую глобализацию. Но как раз в силу созданного единства, появившаяся в 1331 году в Китае чума к 1348 году достигла Европы. Затем последовало резкое сокращение численности населения и “распад первой индустриальной системы”.

Профессор Юлий Худяков исследует ролб тюркских номадов в распространении культурных достижений среди народов лесной зоны Сибири в эпоху средневековья. В силу географических факторов, для таежных охотников в тот исторический период просто не было альтернативных каналов получения цветных и черных металлов, современного оружия и способов его применения, утвари, конского снаряжения кроме как через или от кочевников.

Главный предмет заимствований – оружие. Луки, например, сильно отличаются друг от друга по скорострельности и удобству, какие-то можно использовать для стрельбы с коня, а какие-то нет. Правда, в силу периферийности данного района, распространение новаций не сразу вытесняло прежние заимствования у самодийских и угорских племен. Когда в 9 веке кыргызы вели войну с уйгурами, а она шла несколько десятилетий, кыргызской стороне для победы пришлось мобилизовать все имеющиеся в ее распоряжении людские ресурсы. Они задействовали и таежных охотников, попутно проводя их перевооружение более современными образцами.

Вадим Трепавлов (Институт российской истории РАН) поднимает проблему монгольского ига. Иго в том понимании, какое в него вкладывали русские идеологи-создатели, не существовало. “Русь была частью Золотой Орды, но несколько другого статуса, чем собственно улусные территории”, — считает доктор Трепавлов. Вообще разностатусность и разнородность составных территорий являлись характерными чертами Золотой Орды.

Ханские ярлыки и дань (“выход”) в отношении русских княжеств не были чем-то унизительным. “Ярлыки – это часть инвеституры монголов, а не форма подавления”, — подчеркнул историк. Что касается дани, то город Хаджи-тархан, например, платил “выход” в 60 тысяч алтын, хотя и находился на территории доменного улуса великого хана. “Дань – это скорее государственный налог”, — дал определение Вадим Трепавлов.

Одна из идей доктора Трепавлова в том, что Русь изначально развивалась как европейское королевство. Потом монгольское завоевание и железный занавес (монгольские данники). Однако именно Русь унаследовала золотоордынское, а потом и многое из общемонгольского наследства. Так из европейского королевства ход исторического развития сделал континентальную державу.

После распада Советского Союза свою долю от разнообразного наследства Чингисхана унаследовал и Казахстан. Если судить по результатам сегодняшнего дня, богатое наследство отнюдь не промотано.

7 комментариев

  1. Анонимно

    И чо?

  2. Анонимно

    Что то во всем этом есть

  3. Написать пост на пол страницы время есть, а ответить нет? Нормально

  4. Однако, афтар грамотно накреативил!

  5. решил помочь и разослал пост в соц. Закладки. Надеюсь поднимется популярность

  6. блин, почему так мало хороших блогов осталось? этот вне конкуренции

  7. Извините за офф-топик, не подскажете, где можно такой же симпатичный шаблон для блога взять?