11.08.2009

Казахстанские банкиры: «пауки в банке»?

Жомарт красавчик, отбрил Марченко, теперь достойно отбивает письмо Маргулана

http://www.interfax.kz/?lang=rus&int_id=al b-2

Еще и не намылился из страны.

Клоун не клоун, а ведет себя достойно как и подобает человеку для которого честь стоит первее бабок.

(Комментарий к рубрике «Народные новости» сайта Zonakz.net)

© 2009, Информационное агентство «Интерфакс-Казахстан».

Маргулан СЕЙСЕМБАЕВ:

О ситуации с «Альянс Банком»

"Причины, побудившие меня написать данное письмо:

1. В обществе и интернет-сообществе умышленно создается мнение, что было похищено 1,1 млрд. долларов у «Альянс Банка»;

2. Идет дезинформация по поводу реального положения дел.

2009 08 11 AllianceИстория вопроса.

Как всем известно, «Альянс Банк» с 2001 года рос очень агрессивно — по 100 и более процентов в год. Всем также известно, что этот рост был ничем иным, как отражением агрессивного поведения менеджмента банка, возглавляемого Жомартом Ертаевым. В то же время любому специалисту известно, что для поддержания столь агрессивного роста требуется постоянное вливание новых денег в капитал банка. Необходимо, чтобы средств акционеров было не меньше, чем 12% от активов банка. До 2006 года акционеры «Альянс Банка» поддерживали этот рост за счет собственных средств.

Наступил 2006 год, когда акционеры уже не могли поддерживать рост за счет собственных средств. У нас было несколько вариантов дальнейшего развития:

1. Остановить развитие банка;

2. Продолжить развитие, но за счет продажи всего или части банка;

3. Использовать заемный капитал.

Первый сценарий значил отставание от конкурентов и потерю всей команды, потому что Ертаев Ж.однозначно был против остановки, так как его амбиции требовали реализации, он все хотел сделать банк номер один. В случае остановки развития банка он покинул бы банк со всей командой, и у нас не было выбора, кроме как с ним соглашаться.

Второй сценарий предусматривал, в свою очередь, выход на IPO на Лондонской бирже или продажу стратегическому инвестору. Так как IPO — это длительный процесс, мы наняли консультантов и начали готовиться к нему. Параллельно мы начали работу по привлечению стратегического инвестора. Ими были два банка — BNP Paribas и Societe Generale. Первый банк отказался от сделки, не объяснив причин, второй отказался, сославшись на неприемлемую цену.

В это же время Ертаев Ж. и Агеев А.А. занимались поиском заемного капитала. Они сообщили, что договорились с российскими банками, которые согласились профинансировать нас.

Все переговоры с российскими банками велись без меня, и я не встречался ни с одним из них ни по какому вопросу. Решения Совета Директоров по этому вопросу не было. Все эти действия были осуществлены менеджментом банка самостоятельно. Все отношения с менеджментом банка акционеры строили на абсолютном доверии. Для нас это был, в принципе, приемлемый вариант, и мы не вдавались в подробности. Открытие Бридж финансирования является обычной практикой для инвестиционных банков, поэтому это не вызвало у нас подозрений.

Кредиты, полученные от российских банков, были использованы следующим образом:

1. На пополнение уставного капитала «Альянс банка» — 636 млн. долларов США;

2. На выкуп у «Альянс банка» плохих кредитов использовано около 160 млн. долларов США;

3. На покрытие убытков — около 50 млн. долларов США;

4. На уплату процентов по кредиту российским банкам — около 60 млн. долларов США;

5. Остальное — на выкуп собственных бумаг банка.

О том, что существует гарантия «Альянс Банка», выданная российским банкам, я узнал в 2008 году. Так как эти деньги были уже использованы для увеличения капитала банка, я понял, что в данных условиях невозможно будет вернуть этот кредит, и обратился в правительство с предложением продать 76% акций банка за 100 тенге. Расчет был следующий: балансовая стоимость 100% акций «Альянс банка» составляла более 1 млрд. 350 млн. долларов США. Это была балансовая стоимость, подчеркиваю, не рыночная, а балансовая, т.е. именно эта сумма являлась собственностью акционеров. Так как у «Альянс Банка» обнаружились обязательства на сумму около 1,1 млрд. долл., я предложил правительству акции банка на такую же сумму, но за 100 тенге.

Это примерно, как если бы вы имели дом, в строительство которого вы вложили 15 000 долл., а потом выяснилось, что из 15 000 вложенных вами в дом 10 000 — это кредит, и вы видите, что не сможете его вернуть. Вы предлагаете богатому соседу дом не за 15 000 долл., а за 100 тенге, понимая, что если сосед заплатит за кредит 10 000 долл., то дом — его. Богатый сосед получает дом за 10 000 долл. вместо 15 000, а кредитор получает свои деньги. В этой ситуации пострадал только хозяин дома, столько лет строивший дом и вложивший еще 5 000 своих денег.

О том, что у «Альянс Банка» существует обременение на сумму 1,1 млрд. долл., я проинформировал лично Келимбетова К.Н., Бахмутову Е.Л. и двух директоров департамента АФН до сделки с ФНБ «Самрук-Казына». Также я проинформировал Председателя Ассоциации финансистов Аханова С.А. Какое обременение и в какой оно форме, я не знал, я просто сообщил, что существует обременение и деньги были использованы для формирования капитала «Альянс банка».

Далее, по согласованию с ФНБ «Самрук-Казына», Совет Директоров назначил новый менеджмент в лице Дамитова К. и Кабашева М.Р. Я также проинформировал новый менеджмент о существующем обременении и предложил сделать запросы в российские банки, так как никаких документов ни у меня, ни в банке не было. Как события развивались далее, вам всем известно.

В конечном счете, для меня важно:

1. Что не пострадали депозиторы и клиенты «Альянс Банка», вернув все свои деньги;

2. Что не пострадали сотрудники банка, потому что банк продолжает работать;

3. Что не пострадало государство, заплатив чрезмерную цену или потеряв какие-либо деньги, — а наоборот, заработает около 2 млрд. долларов США на реструктуризации и списании внешних долгов и если вернет большую часть кредитного портфеля. А если не вернет, то заработают граждане Казахстана, которые получили в виде кредитов более 5 млрд. долларов США.

Во всей этой ситуации пострадали только иностранные кредиторы и мы, акционеры банка.

Для информации всем заинтересованным сторонам.

30 августа 2009 г. я заканчиваю отпуск и приезжаю в Казахстан.

С уважением,

Сейсембаев М.К., председатель Совета Директоров «Альянс Банка».

Жомарт ЕРТАЕВ прокомментировал заявление председателя совета директоров «Альянс Банка» Маргулана Сейсембаева

— Для меня уже не является сюрпризом тот факт, что в последнее время все новости, которые каким-либо образом касаются меня, выходят в пятницу вечером, когда обычные люди готовятся к предстоящему уик-энду. Это необычные решения. Если говорить о письме, которое было опубликовано на сайте агентства «Интерфакс-Казахстан» за подписью г-на Сейсембаева то, прежде всего, мне хотелось бы обратить ваше внимание на две вещи. Во-первых, следуя канонам эпистолярного жанра, письма обычно имеют четкий адресат: например, адресатом письма акционера «Валют-Транзит банка» Андрея Беляева был глава финансовой полиции Сарыбай Калмурзаев, адресатом письма акционера «БТА Банка» Мухтара Аблязова был глава государства. Кто был адресатом письма Маргулана Сейсембаева, остается за кадром. Во-вторых, для меня это тревожная тенденция, когда владелец банка и акционер пишет открытые письма из-за границы, в то время как у него есть возможность как человеку свободному и известному сделать это в форме интервью или телефонного комментария. От этого отдает духом эмигрантства и диссидентства. Обычно так поступают «невозвращенцы», которые хотят сжечь мосты.

Что касается непосредственно текста письма, то оно изобилует множеством нестыковок, неточностей и лукавств.

Если начинать с начала, то причиной, побудившей г-на Сейсембаева написать письмо, является умышленно создаваемое в обществе мнение о том, что похищен 1,1 млрд долларов. То есть г-н Сейсембаев не согласен с такой формулировкой вопроса и, по его мнению, хищения не было.

Далее г-н Сейсембаев поднимает историю вопроса и говорит о том, что в результате реализации амбициозной стратегии Жомарта Ертаева к 2006 году у банка накопились определенные проблемы и перед акционером стояло 3 сценария развития ситуации:

1. Остановить развитие банка;

2. Продолжить развитие, но за счет продажи всего или части банка;

3. Использовать заемный капитал.

На мой взгляд, эти три сценария можно было бы сузить до двух, ведь два последних пункта, по сути, взаимосвязаны. При этом г-н Сейсембаев пишет, что не мог выбрать первый пункт, поскольку очень боялся меня и г-на Агеева, которые делали все, что хотели, не спрашивая и не ставя в известность акционеров. Нам конечно приятно, что г-н Сейсембаев рисует нас финансовыми гениями – демонами банковского бизнеса, но это откровенная ложь. Что мешало ему поменять агрессивную стратегию «Альянс Банка» после ухода нашей команды в начале 2007 года? Сейсембаев М.К. не только не сделал этого – он продолжил наращивать агрессию еще большими темпами, и об этом вы можете прочесть в многочисленных интервью сменившего меня на посту председателя правления банка Даурена Керейбаева (который мог бы ответить на многие вопросы, если бы был в стране).

Далее, описывая второй сценарий развития, Маргулан Сейсембаев пишет о выходе на IPO и поиске стратегического инвестора. При этом, говоря об оферте Societe General, Сейсембаев М.К. ссылается на то, что инвесторы «отказались, сославшись на неприемлемую цену». Хочу напомнить вам, что выход «Альянс Банка» на IPO и переговоры с инвесторами состоялись уже после нашего ухода из банка. Однако мне известно, что Societe General был готов приобрести «Альянс Банк» за 2,6 млрд долларов. Даже если вычесть из этой суммы 1,1 млрд долл., оставшаяся сумма гораздо более привлекательна, чем 100 тенге, за которые он потом продал банк государству. На эти деньги можно было бы не только расплатиться с топ-менеджментом, приведшим банк к такому успеху, но и накупить себе яхт, размером не меньшим, чем у Романа Абрамовича, и достойно встретить кризис.

Далее Сейсембаев М.К. говорит о поиске заемного капитала, который велся в России. Он почему-то выделил его в отдельный третий сценарий, хотя было бы правильнее сказать, что это один из промежуточных этапов на пути к выходу на IPO или продаже стратегическому инвестору. Что характерно, Маргулан Сейсембаев впервые начинает говорить о бридж-финансировании. До этого столь узкий термин не фигурировал в речах Бахмутовой Е.Л., Кабашева М.Р. и Марченко Г.А. – они просто-напросто, не дожидаясь результатов расследования, окрестили списанные в убыток 1,1 млрд долларов как хищение или пропажу средств. Само упоминание термина бридж-финансирование демонстрирует нам, что:

а) господин Сейсембаев М.К. хорошо разбирается в инвестиционном бизнесе;

б) был в курсе всех дел, касаемых привлечения заемного капитала.

Сейсембаев М.К. пишет, что узнал о гарантиях и обременении только в 2008 году, но при этом подробно расписывает, куда были потрачены взятые у российских банков кредиты, демонстрируя полную осведомленность. Такое «неведение» характерно для школьника, но не для матерого бизнесмена, который прекрасно знает, что ни один банк в мире не даст тебе миллиард долларов в кредит без ликвидного залога. И ни один акционер не сможет закрывать глаза и оставаться в неведении, когда речь идет о вливании в капитал банка суммы, превышающей его собственные средства.

Для людей, не слишком подкованных в финансах, напомню о значении термина бридж-финансирование: это краткосрочное финансирование, которое должно быть погашено в ближайшее время за счет запланированных будущих потоков (продажа собственности, поступление от последующей ссуды на более длительный срок и т.п.). Для компаний заемное финансирование привлекательно тем, что оно не размывает акционерный капитал.

Очевидно, что предполагаемыми будущими потоками для г-на Сейсембаева должны были стать выход на IPO и последующая продажа банка стратегическому инвестору. Я не знаю, почему он не продал «Альянс Банк» за удивительно приемлемую цену в 2,6 млрд долларов в то время, когда всем на рынке было ясно – надвигается серьезный затяжной кризис, тренды идут вниз? И то, и другое произошло уже в наше отсутствие.

И в заключение Маргулан Сейсембаев пишет о том, что уведомил о существующей дыре в балансе г-на Келимбетова К.Н., г-на Кабашева М.Р., г-на Аханова С.А. и г-жу Бахмутову Е.Л. еще в 2008 году. И именно эта дыра в балансе объясняла продажу банка за 100 тенге. То есть, по словам г-на Сейсембаева, это было частью сделки: балансовая стоимость банка на тот момент составляла 1 млрд 350 млн плюс выгоды от реструктуризации и списания внешних долгов, плюс возврат части кредитного портфеля. Почему вышеупомянутые лица нарушили этот уговор? Почему более чем полгода скрывали факт «пропажи» миллиарда от общественности и правоохранительных органов? Почему они дали старт процессу реструктуризации «Альянс Банка» с объявления о пропаже 1,1 млрд долларов в апреле 2009 года? Почему они решили сделать крайним меня – Жомарта Ертаева? Или это тоже было частью уговора? Вопросы, как говорится, риторические.

От себя добавлю несколько размышлений на заданную тему:

1. Привлекая заемный капитал, акционеры не могут не знать о том, что для получения денег требуются первоклассные залоги. Знать о привлечении заемных средств и не знать о залогах – абсурд. К тому же, узнав о пропаже миллиарда долларов, естественной реакцией любого акционера было бы подать в суд на тех лиц, что были причастны к этому. Однако этого не было сделано и по сей день. Скорее всего, это указывает на непосредственную причастность самого акционера.

2. Возможно, у Маргулана Сейсембаева возник конфликт с топ-менеджментом «Альянс Банка» в лице Кабашева М.К. ввиду того, что последними могли быть не выполнены некоторые условия соглашения по приобретению «Альянс Банка», в результате чего г-н Сейсембаев был вынужден обнародовать данное письмо. Возможно, частью этой сделки как разменной монетой должен был стать я.

3. Возможно, данное письмо г-на Сейсембаева является прощальным, поскольку на его месте любой другой болеющий за свой бизнес и репутацию бизнесмен давно бросил бы свой отпуск и приехал в страну разгребать «завалы», а не стал бы писать письма издалека.

— Жомарт Жалдыгерович, 5 августа на сайте российского информагентства Росбалт появился материал, в котором приведены документы, якобы указывающие на вашу причастность к пропаже 1,1 млрд. долларов США из «Альянс Банка». На следующий день пресс-служба «Альянс Банка» подтвердила подлинность «слитых» в интернет бумаг. Как вы можете прокомментировать эти два события?

— Зная о том, что доступ к секретным документам по этому делу имеет очень узкий круг лиц и разглашать их может лишь тот, кто хочет повернуть ход следствия в «нужном русле», могу предположить с большой долей вероятности, что утечка могла произойти из стен «Альянс Банка», поскольку пресс-служба именно этого банка очень оперативно отреагировала на публикацию данного заказного материала, поспешив подтвердить его подлинность. И тут уж правоохранительные органы должны разобраться, кто и зачем оказывает на них давление? С чьей подачи и почему разглашается тайна следствия и коммерческая тайна банка?

Если попытаться распутать клубок противоречивой информации, скрученный вокруг пресловутого миллиарда долларов, то возникает очень много вопросов. Как следует из комментария пресс-службы «Альянс Банка» – «суть сделок не просто в покупке дисконтных облигаций казначейства США и передаче их на хранение компаниям „Метрополь“ и „Ренессанс“. Суть в том, что эти ценные бумаги выступили обеспечением по гарантиям, по которым наступило право требования, в результате чего „Альянс Банк“ лишился 1,1 млрд долларов США». Информация об этом была известна г-ну Кабашеву еще в марте этого года, а если верить письму Маргулана Сейсембаева – то еще раньше — в 2008 году. Тем не менее, руководство «Альянс Банка» не предприняло в отношении упомянутых контрагентов никаких действий: то есть не попыталось оспорить законность этих сделок в суде. Оно попросту, молча, списало их в убыток. Исходя из этого, можно сделать вывод, что контрагенты в лице «Метрополя» и «Ренессанса» предоставили «Альянс Банку» неопровержимые документы, подтверждающие обоснованность их требований на ценные бумаги. А из этого следует, что руководство «Альянс Банка» располагает этими документами и знает, чьи подписи стоят под ними и даты сделок. Однако по каким-то причинам не решается их обнародовать. Ведь ни один грамотный юрист и финансист не согласится безоговорочно списать в убыток 1,1 млрд только лишь на основании тех, выдернутых из контекста «полуфабрикатов», что были слиты в интернет. Он начнет их оспаривать в суде и со стопроцентной уверенностью выиграет судебный процесс.

В связи с этим у меня возникают следующие вопросы к руководству «Альянс Банка»:

Чьи подписи стоят в тех конкретных договорах, на основании которых произошло обременение ценных бумаг? Если все-таки руководству «Альянс Банка» неизвестно о существовании таких договоров, то почему до сих пор банк не подал в суд на указанных контрагентов?

Ответы на эти вопросы помогут понять, кто же все-таки виновен в пропаже этих денег.

В целом, события последних дней наталкивают меня на мысль о том, что кому-то очень выгодно оказать давление на ход следствия путем утечки специально подготовленной для публики секретной информации и особенных комментариев на нее. Идет какая-то тайная игра, участники которой очень торопятся и уже отбросили все маски приличия, осторожность и человеческую этику.

3 комментария

  1. Рафа (он же Феликс)

    О!!! Они хуже! Это не милые членистоногие№ это крысы. Причем сбежавшие из лаборотории и одичавшие, а не нормальныве пасюки...

  2. Анонимно

    Блядтар гой

  3. Анонимно

    Хитрый. Так и не вернулся из-за «бугра». Тарится.