28.09.2009

Метаморфозы заработной платы

Cергей АБАКШИН

Если вы довольны своей зарплатой, у вас плохо с фантазией».

Борис Трушкин

Заработные платы в Казахстане нельзя определить одним словом: большие, маленькие или средние. Они разные. От нищенских до астрономических и от честных до незаслуженных. Еще они бывают «белые», «черные» и «серые». Зарплаты в государственном секторе, квазигосударственном и частном сильно непохожи друг на друга и сами на себя. При этом пока не видно их прихода к общему знаменателю.

2009 28 09 uvoliliДоля зарплаты относительно ВВП в Казахстане колеблется между 30 и 35%. Хоть статистика в республике вещь традиционно хитро запутанная, но здесь и из нее понятно, что до развитых стран с их долей зарплат в ВВП по 65-70% Астане очень далеко. Период экономического кризиса отмечен тем, что реальная заработная плата населения падает.

Чем дешевле можно нанять работника – тем больше денег останется работодателю. Чем выше уровень безработицы – тем больше народу и за меньшие деньги согласиться работать. Поскольку в Казахстане почти все акционировано и замыкается на конкретного владельца, то работодателям выгодны низкие зарплаты наемных работников. А в связи с тем, что почти все представители правящей элиты имеют свой бизнес (сами, или жены, дети, братья, родители, племянники), то они не заинтересованы в уменьшении собственной прибыли. Поэтому государство «спокойно» реагирует на заработную плату в районе прожиточного минимума или даже ниже (!) его.

Правда, здесь есть один существенный момент. Различных ресурсов (земля, полезные ископаемые) в Республике Казахстан много, а людей мало. В итоге здесь невозможно платить зарплату на уровне Китая или Бангладеш. Работодатели решают эту проблему через практически неконтролируемую трудовую миграцию из южных республик бывшей советской Центральной Азии. В итоге на хлопковых полях – узбеки, на табачных – кыргызы, на стройках – каракалпаки, а свои сидят без работы. В условиях хозяйственного кризиса это подогревает социальную и этническую рознь.

Есть моменты, которые играют на повышение уровня заработных плат, но низовых звеньев пирамиды зарплат они почти не касаются. В свое время разгорелся основательный скандал, когда Нурсултан Назарбаев сообщил, что у президента «Казахтелекома» Хайрата Карибжанова ежемесячный доход составляет $365 тыс. Потом исполнительный директор госхолдинга «Самрук» Сауат Мынбаев уточнил, что г-н Карибжанов вместе с годовым бонусом в $1,7 млн. получал «чистыми» $140 тыс. в месяц, но в сознании обывателя все равно закрепилась первоначальная сумма.

Потом топ-менеджеры в госхолдингах и компаниях с большими государственными пакетами акций провели работу по «маскировке» доходов. Тем не менее, суммы впечатляют. Тем более что помимо премий и бонусов могут быть командировки с большими суточными, представительскими расходами и оплатой люксовых номеров в пятизвездочных отелях за счет компаний. Вообще финансовые потоки в таких организациях достаточно полноводные и замысловатые, когда дело касается топ-менеджеров. Они включают в себя и «корпоративы» с участием звезд эстрады, и полеты чартерными авиарейсами, и памятные «сувениры» по цене легкового автомобиля для среднего класса.

Если взять фонд национального благосостояния «СамрукКазына» или национальную компанию «КазМунайГаз», то бросается в глаза гипертрофированная структура высших должностей. Позиции, где запросто может справиться один менеджер, искусственно сегментируются на 3-4 с соответствующим финансовым обеспечением. На более низких уровнях управленческой иерархии придумываются отделы и структурные подразделения, которые или вообще ничем не занимаются, или их деятельность по своему конечному результату такая незначительная для основного направления деятельности, что ее никто не замечает. Разумеется, случайные люди на такие заветные места не попадают – только друзья, родственники или протеже. Поэтому ту же компанию «КазМунайГаз» в обиходе называют «Компания счастливых племянников».

Позволить излишний балласт в большом количестве можно только в государственных структурах или компаниях с государственным участием. Потому что частник в силу экономических законов не может содержать сколько-нибудь значительное количество бездельников. В научно-исследовательских и аналитических заведениях, существующих на государственные деньги, общая картина в целом повторяет ситуацию в госструктурах. Правда, здесь меньше высшее управленческое звено с большими окладами, зато больше позиций, на которых можно ничего не делать (при попечительстве сверху) и получать зарплату.

Недавний публичный «разнос» от президента Назарбаева в отношении всех этих НИИ и прочих аналитических центров был из категории «накипело». Одно дело, когда подобные структуры съедают государственные средства в экономически благоприятное время, ничего не дают взамен и совсем другое, когда та же самая картина наблюдается в период кризиса с его дефицитом ресурсов. Ведь и неповоротливая государственная машина в какой-то момент начинает спрашивать: на что здесь уходят деньги? Когда НИИ построен по местной парадоксальной схеме, где 2-3 человека работают и 20 – 30 ничего не делают (получая одинаковую зарплату), то перекупка этих работающих какой-нибудь фирмой (или конкурирующей организацией) приводит к полной бесполезности всей конторы.

Невысокие зарплаты в малом и среднем бизнесе имеют комплексную причину. С одной стороны – это давление крупного бизнеса, который всеми силами старается монополизировать (в крайнем случае олигополизировать) интересные сектора и отрасли экономики, тем самым не давая жизненного пространства малым и средним независимым игрокам. С другой стороны – коррупционное давление чиновников, против которого МСБ объективно менее устойчивый, чем крупный.

Прослойка высокооплачиваемых наемных работников сохраняется и в условиях кризиса – менеджеры, туроператоры, начальники охраны, рестораторы, представители редких профессий, но и их питательная среда ограничена.

Чиновники, полицейские, офицеры армии, таможенники, представители судебной системы в Казахстане – это низкооплачиваемые категории работников. И если они питаются в дорогих ресторанах, ездят на роскошных автомобилях или носят модные драгоценности – это результат коррупции. Чиновник средней руки, живущий на одну зарплату, даже свою семью может содержать только впроголодь.

За годы независимости заметно упростилась структура промышленного производства в Казахстане. В результате экономикой не востребованы в прежнем объеме высококвалифицированные рабочие, инженеры и технологи. Спрос на них остается только в сырьевых отраслях, металлургическом комплексе и энергетике. Одни из немногих отраслей, где не сокращается потребность в высокооплачиваемых работниках – это связь и информационные технологии.

В условиях чрезвычайной монополизации экономики зарплаты простых работников в Казахстане несут дополнительные издержки. Из-за монополий крупный бизнес с одной стороны имеет дополнительные возможности по дешевой рабочей силе (за нее слабая конкуренция), а с другой может выкачивать дополнительную прибыль, держа монопольно высокие цены на товары, услуги и тарифы. Антимонопольное законодательство в стране фактически не работает.

3 комментария

  1. Алтуха

    Компания счастливых племянников». Да уж... так и есть... Про чиновников тоже точно сказано. Только вот, про всё это, все знают... А толку?

  2. Брат.

    С зарплатой швах. В сфере журналистки сегодня в оппозиционных изданиях журналисты получают больше и периодичней чем в тех. которые допустим входят в холдинг Нур Медия. Такие вот парадоксы: )))

  3. Timmy

    If you get your salary without paying taxes, what on earth could you demand for from your government?