08.10.2009

Места для паразитической наживы

Сергей АБАКШИН

«Балансовые отчеты все равно, что сводки о ходе военных действий:

детали верны, а в целом – вранье».

Михаэль Шифф

В Казахстане живут обычные люди и большинство из них предпочло бы зарабатывать деньги честным путем, если бы это не занимало столько времени. Вдобавок сказка про «американскую мечту», когда человек всего добивается сам, не имеет здесь благоприятной среды. Чтобы стать действительно богатым (большая квартира, загородный дом, дорогой автомобиль, деньги на развлечения и путешествия), здесь нужны связи или умение воровать. В идеале требуется и то, и другое.

2009 10 08На макроуровне главное место, где можно получить деньги, называется власть. Но это слишком общее определение, что-то вроде «обитаемой суши». Поэтому явление надо рассматривать хотя бы по материкам и субконтинентам.

Нефтегазовая отрасль представляет собой самый изобильный по потенциальным доходам «материк». Однако здесь все очень сильно дифференцировано. Можно рьяно отучиться в институте, а потом десятилетиями глотать пыль на буровых установках. Зарплата, конечно, выйдет раз в десять побольше, чем у квалифицированного строителя, но с претензиями на богатство здесь придется расстаться. Только уровень зажиточности.

А можно видеть нефтепромыслы и трубопроводы только в буклетах да на стендах выставки «KIOGE», и при этом разрываться между своей недвижимостью в предгорьях Алматы, на берегу озера Иссык-Куль в Кыргызстане, на Канарских островах в Испании и под Кушадасы в Турции. Мы сейчас говорим не о бизнесмене в чистом виде, а о топ-менеджере государственной компании «КазМунайГаз» или высокопоставленном чиновнике Министерства энергетики и минеральных ресурсов. Алгоритм их доходов складывается из того, что они получают долю от потока нефтедолларов, который с их помощью минует государственный бюджет.

На нефтегазовом материке «случайные» люди среди богатых водятся только в тех сегментах, где требуются глубокие или уникальные знания. А на позициях продажи «черного золота» контрагентам и распределения подрядов таких не бывает. Все с мощными патронами наверху, именуемыми на местном жаргоне «крышей». Правда, интересных мест с точки зрения коррупционного дохода значительно меньше, чем желающих на них попасть. Поэтому конкуренция порой приобретает жуткие формы. Что, в общем-то и неудивительно там, где богатеют не вместе со страной, а за ее счет.

Один из знакомых, работающий (если это слово уместно) в подразделении нефтяной госкомпании, 1 месяц в году тратит на работу (период составления годового бюджета), 1 месяц проводит в отпуске, а остальные 10 тратит на борьбу с теми, кто не жалеет сил на то, чтобы он там не работал. С точки зрения экономической логики эту структуру можно сократить раза в четыре и на эффективности работы компании такое не отразится. Но ненужные с позиции экономического процесса места остро необходимы конкретным людям. И сражаются они за них до последнего. «Ты не представляешь, какие это мрази – люди», — заметил он как-то в сердцах.

Материк центральных органов власти. Богатых на нем обитает не меньше, чем на нефтегазовом, но все-таки в сверхдоходах они предстают калибром поменьше. Помимо расхищения бюджета формой паразитических доходов здесь выступают создание искусственных монополий, помощь в бегстве от налогов для крупного бизнеса, поддержка тарифов на необоснованно высоком уровне.

Работа в местных органах власти тоже создает хорошие условия для коррупционного дохода. Правда области и города между собой неравноценны. Здесь что-то вроде архипелага, где одни острова огромные и богатые, а другие поменьше и победнее. Но пока есть возможность оформлять подряды, где полицейская будка из пластика оценивается в $5000, а ямочный ремонт дороги по смете сопоставим с тем, как ту же площадь покрыть персидским ковром ручной работы – жадные до наживы люди будут стараться найти работу в местных органах государственного управления.

Предприятия горно-металлургического комплекса тоже материк денег и интересов нечистоплотных людей, но все-таки он объективно меньше и беднее чем нефтегазовый. В меди, цинке, золоте, железе и угле не сидит такой нормы сверхприбыли, которую могут обеспечить колебания цен на «черное золото» и «голубое топливо». Но пусть не приходилось слышать, чтобы на реконструкции какого-нибудь металлургического комбината «отмыли» сумму, сопоставимую с поднятой заинтересованными лицами в ходе модернизации Атырауского НПЗ, деньги и на этом материке имеются в достаточном количестве. А после того, как стали известны размеры хищений в урановой промышленности, можно придти к выводу, что коррупционный потенциал в сфере металлов был недооценен.

Железнодорожные перевозки – это скорее остров. И пусть коррупция там всеохватная, на статус богатых людей тянут лишь высокопоставленные железнодорожные чиновники. Проводник и даже бригадир поезда – это не уровень. К тому же в вертикально интегрированной коррупционной системе они вынуждены часть незаконного дохода отправлять вверх по иерархии. А вот уже верхушка железнодорожной пирамиды ворочает деньгами, которые минуют государственный карман, в особо крупных размерах.

Госхолдинг «СамрукКазына» и его всевозможные подразделения находится под перекрестным воздействием паразитизма. С одной стороны в нем имеют свою долю те, кто выделяет государственные финансы на различные проекты и программы, а с другой стороны здесь в гипертрофированном виде представлен феномен лишних высокооплачиваемых рабочих мест. Здесь буквально десятки людей становятся богатыми лишь на том основании, что нет политической воли убрать лишние штатные единицы. Поэтому афоризм о том, что сколько ни работай, все равно найдется тип, который работает меньше, а зарплату получает больше, реализован в «СамрукКазыне» и его дочерних подразделениях в максимальном объеме.

Континент силовых структур, спецслужб, прокуратуры и судебной системы несколько специфический. Материальных богатств здесь производить некому и доступа к республиканскому и местному бюджету как у обычных топ-чиновников тоже вроде бы нет. Зато это то место, где приходит четкое понимание, что передел собственности обогащает. Да и свобода человека – тоже ресурс, который можно конвертировать в круглые суммы.

Рейдировать предприятие, земельный участок или недвижимость невозможно без поддержки полиции (в том числе финансовой), прокуратуры и суда. Они же нужны для того, чтобы удерживать имеющееся от конкурирующих хищников. В последнее время в бизнес передела собственности активно включился и КНБ (например, спиртзавод в Таразе). Скандал с приобретением систем залпового огня для армии показывает, что и в вооруженных силах есть что украсть. То есть нищенские зарплаты офицеров и многомиллионные хищения – это не взаимоисключающие, а дополняющие друг друга моменты.

Борьба с паразитическими элементами на государственной службе и в государственном секторе экономики ведется точечно. То есть персоналии выбывают из уютных кабинетов в тюремные камеры, но системных изменений не происходит. Вдобавок судят часто не тех и не за то. Что еще больше превращает расхищение казенных денег в лотерею. Участвуя в такой лотерее одни воруют и надеются, что их не посадят (ведь всех же не отправишь на скамью подсудимых), а другие держатся за свою бесполезную для общего дела должность и прилагают силы, чтобы ее не сократили.

9 комментариев

  1. Анонимно

    Нехилый разбор. Особенно про Самку понравилось: )))

  2. 88

    Все точно, молодец, автор. Следовало также добавить, что трайбализм является во всей этой кухне не последним моментом….

  3. Злой

    согласен с автором. Сам работаю в САМКЕ и при сокращении 100 человек весной, сократил бы еще человек 50. Реально работают 25-30 человек, остальные балласт. Они блатные священные коровы, но мозгов как у одноклеточных.

  4. Алтай

    «Певый закон Тодда: Не важно, что вам говорят — вам говорят не всю правду. Не важно, о чем говорят — речь всегда идет о деньгах.

    При равных шансах — ты проигрываешь».

    Мудро. И целиком — про нас. Правда, ктонить видел эти самые «равные шансы», хотя бы равные? Или надо было чаще на комсомольских собраниях выступать — сейчас бы мотался бы всему свету, особняки проверял и проветривал. А может глупость всё это — партактивность в прошлом, и т.н. активная жизненная позиция ныне? Речь всегда идет о деньгах. А деньги — грязь, чистые — слазь! Скушно, девушки... Но аффтар прав в своем логическом посыле: лучшие жизненные силы уходя на борьбу за место под солнцем, а потом оказыается, что это не солнце вовсе, а лампа в инкубаторе. И от этого жить еще страшней потому, что придется жить ... как все.

  5. Тот самый

    Но жить то надо! Вопрос в том , как? Каждый сам может выбрать, либр быть паразитом, либо попытаться исправить ситуацию.

    Впрочем даже в этих условиях можно оставаться порядочным и это самое важное. Как сказал Абай: «Важно не, чего ты достиг в жизни, важно — как ты этого достиг.»

  6. Анонимно

    А про силовиков — в точку

  7. 888

    еще бы добавить — рыба начинает гнить с ..............

  8. Анонимно

    ...с пизды...

  9. Исмаил

    Обидно, что на всяких бюджетных деньгах люди делают миллионы. А те кто пашет и пашет ничег практически не миеют. Ну хот ябы налогами не душили. Дали бы лет пять без налогов поработать...