20.11.2009

Астана в новом витке битвы за Евразию

Материал предоставлен Аналитическо-информационным бюро ПИК

«Политика есть самое концентрированное выражение экономики».

Ленин

Мировой порядок хорош только тем, кто его устанавливает, и только до тех пор, пока другие не поймут, что это непорядок. Поэтому Евразия остается средоточием интересов ведущих политических игроков мира. Объяснение этому вполне простое: самые большие территория, природные и человеческие ресурсы. К тому же в отличие от Латинской Америки или Африки, где сложились сравнительно устойчивые зоны и сферы влияния, на пространстве Евразии очень высокая динамика самых различных процессов. В том числе желание переформатировать геополитическую карту со стороны влиятельных сил.

2009 11 20  On

Стратегия

Новая фаза активизации битвы за Евразию связана с усилением геополитической игры со стороны России и Китая. После событий 11 сентября 2001 года США и их союзники существенно задели позиции Москвы и Пекина в очень важных для них районах. Когда стало очевидно, что американские интересы не ограничиваются борьбой с международным терроризмом, Россия и Китай озаботились «контрнаступлением». Первый раз удобный шанс представился когда возглавляемая Вашингтоном военная коалиция увязла в Ираке. Период глобального кризиса и туманные перспективы доллара также используются в качестве повода «подвинуть» США и Европейский союз.

Однополюсный мир кончился еще в 2003 году, когда пределы американских возможностей были ясно показаны в Ираке. Само нападение Белого дома на режим Саддама Хусейна – это военное проявление желания контролировать мировые стратегические ресурсы. Курс на удержание глобальных ресурсов США взяли еще в 80-ые годы прошлого века, когда большинство представителей Римского клуба (объединяет авторитетных ученых, аналитиков, экспертов) пришли к заключению, что ресурсы ограничены и на всех их не хватит.

Геополитика подразумевает долгосрочный план, четкое определение перспектив и конкуренции. У Белого дома все в порядке со стратегическим планированием, но конкуренция систематически возрастает. США крайне проблематично поддерживать сложившийся уровень потребления своего населения, поскольку ресурсы нужны всем, и борьба за них ожесточается. Даже с коллегами по «золотому миллиарду» в лице Европейского Союза разногласия и разночтения у Вашингтона увеличиваются.

Ученые давно указывают на необратимые экологические изменения, которые будут проходить в ближайшие пятьдесят лет в режиме катаклизмов. Логика выживания требует от человечества минимизировать издержки своей хозяйственной деятельности, однако общество потребления задает совершенно иной вектор. Широкое тиражирование образцов материального благополучия через СМИ усиливает желание обладать ими во всех уголках планеты и объективно подталкивает конкуренцию.

Россия и Китай относятся к группе «больших государств». Большие государства – это субъекты глобального процесса, одним из их атрибутов является наличие пояса влияния. Москва и Пекин пока не в состоянии противостоять США в глобальном масштабе, зато они объективно сильны по периметру своих границ. Вдобавок обе эти страны находятся в Евразии, тогда как Вашингтону для борьбы на данном поле приходится действовать из-за океана.

Россия

По размеру ВВП современная Россия – это почти что Нидерланды. Однако в геополитическом аспекте их потенциалы несопоставимы. В экономическом вообще-то тоже, поскольку Нидерланды уже уперлись в потолок своего роста, а у РФ потенциал огромный. В перспективе Россия должна превратиться в мировую житницу, поскольку всемирное потепление отодвинет главный зерновой пояс планеты на север. При этом более 1/3 земной суши станет аридной территорией (когда годовая норма испаряемости превышает такую же норму осадков). Что касается пресноводного озера Байкал, то данный ресурс по своей значимости в обозримой перспективе может перекрыть всю нефть Персидского залива.

Однако Москве остро требуется время, чтобы прийти в себя и собраться с силами. Другие игроки ей такой возможности не дают просто в силу того, что в геополитике идет борьба на выживание, и здесь действуют другие правила. Благодаря американской авантюре в Ираке высокие цены на нефть продлили свой хронологический период и Кремль получил дополнительные доходы. Именно они и стали ресурсом для активизации Россией своей геополитической игры. Даже несмотря на потери в период кризиса, оперативные финансы в руках у Москвы достаточно существенные.

Сужение геополитического пространства опасно для России обострением внутренних проблем. Как результат, Кремль пытается отодвинуть рубежи своего влияния как можно дальше. Российские лидеры больше не ждут помощи с Запада. Расчет на свои силы заменил дискредитировавшую себя идею о приходе спасения из-за рубежа. Западные инвестиции всё ещё желают привлечь, но их уже не читают особо важными. Та же мысль выдерживается и в военно-стратегических отношениях. Поскольку Вашингтон уважает лишь сильных партнёров, Москва будет модернизировать составляющие национальной мощи.

Превращение России в экономический магнит для СНГ стало новой силой возрастающего влияния в Евразии. В обмен на экономическую помощь Кремль потребует лояльности в политике. Соглашения с правящими элитами новых независимых государств станет главным инструментом усиления российских позиций. Задача трудная, но схожесть между политико-экономическими системами СНГ и России может упростить её. Кроме того, в большинстве случаев интеграция этих стран с Западом невозможна. Элиты многих стран, взяв власть и быстро обогатившись, чувствуют себя в опасности. Помощь Кремля на выгодных условиях может быть кстати, особенно если учесть, что расплаты суверенитетом не потребуется. Примерно в таком формате на данном этапе складывается Таможенный союз России, Казахстана и Беларуси.

Преследуя эти цели, Москва должна помнить, что империализм – дорогое удовольствие и ведёт к конфликту с Западом. Еще не следует забывать и том, что для стран СНГ суверенитет означает, прежде всего, независимость от России. Поэтому Кремлю выгоднее добровольное признание его лидерства на основе достижений в экономике и обществе. Ведь настоящий лидер ведёт своим примером. В свете усиления террористической активности на российской территории и сворачивания свободы слова, Москва пока мало чем может гордиться в плане успехов при взгляде с демократической колокольни. Однако в смысле властно-силового и экономического ресурса в руках у элиты все в порядке.

Китай

Мнение об относительной слабости Пекина сформировалось после 11 сентября 2001 года, когда в регион активно пришли американцы и их партнеры по НАТО. Китай на это реагировал достаточно спокойно, только под риторику о террористической угрозе подтянул дополнительные воинские контингенты на свои западные рубежи. Такая сравнительно вялая реакция многих убаюкала, однако Пекин остался верен своим стратегическим целям и продолжает их методичную реализацию.

Китай – один из главных представителей группы «больших стран» практически по всем параметрам – экономическая и военная мощь, население, территория и т. д. К тому же в отличие от России, пытающейся наладить сотрудничество с лидерами ЕС (прежде всего Германией), Пекин строит самостоятельный полюс в мировой политике. Ресурсная база позволяет Китаю иметь столь амбициозные планы.

Все последние годы Пекин целенаправленно расширяет пояс влияния. Постсоветская Центральная Азия оказалась очень удобным для этого местом в силу распада СССР и ослабления былой мощи и влияния Москвы. В 1997 году Пекин вернул под свою юрисдикцию Гонконг, а в 1999 году – Макао. Тайвань пока сохраняет свою независимость, но угрозы в его адрес со стороны КНР становятся все жестче. При этом совершенно ясно, что как крайний вариант материковый Китай вполне может применить военную силу. Часто угроза сильнее самого действия, главное, чтобы имелась потенциальная возможность для ее реализации, а здесь она присутствует.

Как бы то ни было, но еще не взяв под свой контроль Тайвань, Пекин с каждым годом усиливает свое проникновение в Центральную Азию. Прорывным в этом плане стал 1996 год, когда произошло образование Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Примечательно, что до этого момента Китай никогда не вступал в международные и региональные политические организации, кроме ООН. Была создана структура, асимметричная в принципе, поскольку только Китай имеет общую границу со всеми первоначальными участниками – Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан.

На первом этапе узловой темой были 7300 км границы Китая со всеми остальными участниками организации. В 1998 году произошло расширение полномочий ШОС, а 2000 год дал новый импульс сотрудничеству между участниками. Вскоре к организации присоединился Узбекистан, который вообще общей границы с Китаем не имеет. В 1999—2000 годах в рамках ШОС была оказана помощь Кыргызстану и Узбекистану в борьбе с исламскими экстремистами.

Мощный приход американцев в Центральную Азию после событий 11 сентября несколько затмил Шанхайскую организацию сотрудничества. Однако достаточно быстро сжатая пружина стала отживаться назад. В первую очередь потому, что набирает мощь Китай, а она имеет продолжение в усилении его присутствия в поясах влияния. Фактически сегодня Вашингтон находится в финансовой зависимости от Пекина. Стоит Китаю один раз не купить американских облигации и на долларе можно ставить крест.

Принятая руководством КНР программа развития западных территорий автоматически увеличивает интерес к региону Центральной Азии. Сопредельным с Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном регионам Китая уже сегодня требуются дополнительные источники сырья (особенно энергоносителей) и воды, новые рынки сбыта.

Что касается международных и региональных объединений, то от них пользу в первую очередь получают крупные государства. В ШОС, который на сегодняшний день является одним из самых мощных региональных объединений в мире, «большие страны» — это только Китай и Россия. Казахстан – «малая страна с большой территорией».

Перед Россией в отношении Китая стоит вопрос «что делать?». Пока ответ на него не очевиден, Москва просто входит в ШОС, чтобы находиться в курсе происходящих в соседнем гиганте процессов. При этом Россия – тоже «большая страна» и может позволить себе многовекторность. Например, в Кремле отказались от нефтепровода на Дацин в пользу «трубы» на Находку, поскольку в этом случае есть возможность широкого выбора в покупателях. И Пекин это стерпел, поскольку партнер из одной «весовой категории». Последняя серия российско-китайских экономических договоров практически предоставила Китаю доступ к самым разнообразным природным ресурсам Сибири и Дальнего Востока России.

Взаимные ошибки

В ходе борьбы за позиции в Евразии ошибки и промахи делают все серьезные игроки. Данное явление вполне логично, поскольку противодействуют друг другу самые разнонаправленные векторы, где-то помогающие, а где-то мешающие друг другу. Поскольку самый мощный игрок – США, то и промахи американцев оказывают наиболее мощное воздействие на ситуацию в Евразии.

Хотя американо-пакистанские войска проводят военные операции против Аль-Каиды в афгано-пакистанском приграничье, плацдармы террористических группировок в мире увеличиваются. Резко усилились позиции исламских радикалов в постсаддамовском Ираке. Саддам Хусейн, как и всякий диктатор, конкурентов во власти не терпел, строил арабский вариант социализма, а исламистов репрессировал на общих основаниях. На этой почве с лидерами «Аль-Каиды» отношения у него складывались очень напряженные. Теперь же сеть «Аль-Каиды» и ее партнеров стремительно растет.

Афганистан, где порой идут боевые действия между войсками центрального правительства и региональными лидерами, мировой стабильности явно не способствует. Вдобавок усилилась интенсивность боевого давления на американцев и их союзников в Афганистане. Нестабильность в этой стране представляет огромную угрозу Пакистану, чьи внутренние проблемы постоянно увеличиваются. В данном регионе сравнительно прочные позиции имеет Иран, однако и у него не все безоблачно. Эмбарго и политическое давление на Тегеран со стороны США создают угрозу радикализации режима. Если осуществится худший сценарий, то «пояс нестабильности» станет просто огромным и совершенно неуправляемым.

Однако главная ошибка США в избранной стратегии поведения. Вместо того чтобы работать над устранением источников глобальной напряженности, прежде всего бедности, Вашингтон использует силовой ресурс для закрепления своего мирового доминирования. Задаваемая Белым домом геополитическая тенденция приводит к тому, что силовое давление все прочнее приживается в обиходе международных отношений. Источники напряженности при этом не исчезают, а усиливаются. Дальше следует проявление этой самой напряженности в самых разнообразных вариантах. Один из них – терроризм, который в ближайшей перспективе будет только усиливаться, поскольку растет его питательная среда.

Проблема Москвы – это неизжитый синдром «имперскости» в виде ложного представления о реальности, который не позволяет эффективно использовать имеющиеся ресурсы и возможности. Кремль может одновременно делать щедрые подарки государствам, которые вряд ли станут его друзьями и вести мелочную торговлю с реальными союзниками. Желание постоянно получать материальную выгоду в геополитике не всегда оправдано.

Имеющаяся картина российской экономики позволяет утверждать, что у Кремля нет ресурсов, чтобы в короткие сроки значительно улучшить благосостояние своих граждан. Как результат, все активнее задействуется политический ресурс. В первую очередь это апелляция к державности и поиск внешнего врага. После трагедии в Беслане, когда террористы убили сотни детей, Москва остро нуждалась в «наказании» хоть кого-нибудь. Многих соседей по СНГ это серьезно напугало. Только Грузия попыталась в день начала Пекинской олимпиады захватить Южную Осетию, вследствие чего была примерно наказана.

Когда Китай дает $1 млрд. инвестиций Узбекистану, то не ищет серьезных экономических дивидендов на манер России. Здесь работает другая философия и идет борьба за влияние с США. Причем средства направляются туда, где они больше всего нужны населению Узбекистана. Пекин совершенно не заинтересован в том, чтобы Центральная Азия «полыхнула», а потому готов идти на определенные издержки. Главные ошибки Китая лежат в политике по отношению к этническим меньшинствам. Жесткое подавление уйгур, нежелание идти на компромисс с тибетцами вселяет тревогу в страны китайского периметра. Из-за этого даже к чисто экономическим проектам соседи Китая относятся весьма настороженно.

Европейский Союз сам себе создает проблемы на турецком вопросе. Недальновидная политика со стороны Брюсселя по созданию препятствий принятию Турции в ЕС играет против объединенной Европы. Надуманное замедление процесса вступления Анкары в Евросоюз усиливает ту часть исламского мира, которая выступает антизападно. Это играет в пользу радикалов под знаменем ислама, а также подпитывает консервативные круги в самой Турции. Брюсселю на таком фоне трудно позиционировать себя в качестве религиозно нейтрального субъекта.

Астана

Стратегию многовекторности, давно взятую на вооружение политическим руководством Казахстана, ждут серьезные испытания на прочность. Это вызвано как общим повышением геополитической температуры, так и усилением активности больших государств на пространстве Евразии. В современных условиях никто из ведущих мировых держав не может оставить без внимания территорию размером в пять Франций. Для Астаны важно, чтобы в ходе нового витка битвы за Евразию она не утратила своей субъектности.

Все годы независимости Казахстан только тем и занимается, что уклоняется от неблагоприятных геополитических раскладов и пытается сгладить внутренние противоречия. Последние события свидетельствуют, что это ставшее уже традиционным занятие будет протекать в более сложных условиях. Самые мощные соседи Астаны – Россия и Китай, намерены расширять свое геополитическое пространство. Параллельно с этим на преференции в регионе рассчитывают США и Евросоюз.

Казахстан, как «малая страна с большой территорией» и сравнительно слабое государство, вынужден занимать позицию максимального сохранения безопасности. При этом делать это становится все сложнее. Из-за расширения источников и очагов напряженности нагнетается общая угроза нестабильности. Американцы увязли в Афганистане. Не прекращается насилие на Ближнем Востоке. Россия все больше превращается в воюющую страну, так как круги от чеченского конфликта расходятся все дальше по углам государства. Пекин усиливает силовое давление на Синцзян, а в Казахстан возрастает поток уйгурских беженцев. К югу от республики – сплошная зона нестабильности от Узбекистана и Туркменистана до Афганистана и Пакистана.

При этом все субъекты геополитики, от «больших государств» до ТНК и террористических организаций ведут борьбу за ресурсы и расширение сфер влияния. В таких условиях Астану ждут все новые и более серьезные вызовы. Уже сегодня заметен геополитический дрейф Казахстана от Запада в сторону Москвы и Пекина. Институционально это оформляется через структуры Таможенного союза и ШОС. Запад со своей стороны тоже не сдается, соглашается на подарки для Ак Орды в виде председательства ОБСЕ-2010, активно участвует в освоении углеводородов на Каспии. Однако те, кто ближе – в лице России и Китая, на сегодняшний день здесь объективно сильнее и влиятельнее. Но вместе с тем растет и другой Казахстан, который, образно говоря, « себе на уме» и, который, уже в ближайшем будущем не проведешь на мякине. Для этого, Казахстану, в случае нормального развития своего креатива, можно свои недостатки перерабатывать, приспосабливать для будущего и осознать свою самобытность относительно других цивилизаций. Безусловно, позитивным фактором, относительно поднятой темы, можно считать наличие у молодого государства такого самобытного лидера, как Нурсултан Назарбаев. Даже тот факт, что он находится достаточно длительное время у штурвала государства, становится одним из главных стабилизирующих моментов в условиях складывающейся геополитической ситуации…

9 комментариев

  1. Анонимно

    Самобытный лидер... Хорошо сказали!!!!

  2. Анонимно

    Особенно ударной выглядят последние строчки этой галиматьи: — )))

  3. Анонимно

    Однако бред-с

  4. Анонимно

    Не скажите... Если многа многа рас прочесть... Вштыривает не по деццки...

  5. George

    Basically u're right, excluding issues with US/Allies presence in Iraq and Afghanistan, which are staying there for specific reason while transnational companies are discovering and assigning resources.

    Kazakhstan doesn't really palys anything since in terms of politics its less than a dummy in the big game.

  6. timmy

    George, do you believe in conspirancy theory. This costofwar.com is much more demonstrative than some speculations of the guy named George.

  7. George

    timmy, it's obvious — they are after natural resources there no less. Or you think they are after democracy. Still Kazakhstan wouldn't even get share in this affair. But it is candidate to be a share itself.

  8. Анонимно

    Умный материал

  9. GetTuned.ru – интернет магазин автотюнинга. У нас вы можете приобрести или заказать интеркулеры, турбины, турбо-киты, коллектора, выпускные трассы, аэродинамические обвесы, датчики, элементы подвески, литые диски, резину, и многое другое для Ваш авто. У нас на сайте вы найдете лучшие товары от ведущих производителей. Так же осуществляем покупку и поставку любых товаров (колеса, запчпсти, техника, одежда) с японского аукциона Yahoo. Низкая комиссия!!!