25.11.2009

Космические ворота у нас, замок от них – у них

Cергей АБАКШИН

«И путеводной звезде нужны ориентиры в Космосе».

Валентина Беднова

Когда Казахстан теряет возможности в нефтяном секторе, то все дело в коррупции, если же речь идет о космосе, тогда проблема упирается в некомпетентность. Вдобавок ко всему никакого механизма ответственности за некомпетентность не существует. Иллюстрацией можно привести историю со спутником связи «КазСат-1». Деньги заплачены, он «улетел», никто не наказан.

25 11 2009При дележе советского наследства Казахстану достался космодром Байконур со всем, что на нем было построено на 46 млрд. полновесных советских рублей. Грамотно использовать его молодая независимая страна не могла, поэтому отдала в аренду России, чтобы просто не потерять уникальный комплекс.

Годы идут, но прогресс наметился только сейчас. А ведь все эти годы роль космического сектора только возрастает: связь, метеорология, дистанционное зондирование земли (ДЗЗ). Теперь еще и военное использование космоса пошло с ускорением. Китай и США продемонстрировали использование противоспутникового оружия. И пусть тренировались на своих целях, но в любой момент могут ликвидировать и чужие. Не даром Россия форсирует обновление своей орбитальной спутниковой группировки: время сейчас такое, что терять время в космической гонке никак нельзя.

Астана вроде бы и тратится на космос прилично, особенно в последние годы, но существенной отдачи не видно. Сказывается дефицит компетенции и слабый менеджмент в космических и околокосмических вопросах. К тому же это сфера, где сильные игроки ведут себя жестко и особо не церемонятся. Достаточно вспомнить, как Пекину отказали в участии по МКС (Международная космическая станция), хотя тот предложил войти в проект $3 млрд. и технологиями.

Космодром Байконур на данный момент самый работающий объект такого профиля в мире. На 2010 год с него запланировано сделать 34 пуска. Такой интенсивности не было даже в советские годы. Такой конкурент Байконура как «Морской старт» в потенциале не может с ним конкурировать по числу запусков. Его предел – 10 пусков в год, реально же не получалось более 6.

Главная ракета-носитель, которая летает с Байконура – это «Протон». У нее проблемы с экологией, поскольку токсичного топлива гептил ей требуется в пять раз больше, чем конверсионному варианту российской ракеты «Сатана». Зато «Протон» может вывести столько груза на геостационарную орбиту, сколько носитель «Зенит» не потянет даже с морского страта.

Гонка вооружений в космосе в последние годы озаботила Россию не на шутку. Поэтому по линии оборонного ведомства этой страны запуски с Байконура осуществляются в форсированном режиме. Собственно российский космодром Плесецк может решать ограниченный круг задач, а на полномасштабное функционирование космодрома Восточный потребуется не меньше десятилетия.

Пока Байконур так нужен Москве, самое время получить от этого максимальные дивиденды. Космическое сотрудничество с Францией (Нурсултан Назарбаев и Николя Саркози подписали ряд важных документов) конечно же, хорошо, но от России в космической отрасли можно получить значительно больше. Здесь важно как можно быстрее решать проблему космической некомпетентности, которая уже обошлась Казахстану достаточно дорого.

На космодроме Байконур львиная доля запусков приходится на три компании: «Космотрас» (Россия и Украина), «Наземный старт» (Россия, Украина, США) и «ILS» (Россия). Эти коммерческие структуры, работающие на космодроме, осуществляют поиск заказов, оформление контрактов и вывод коммерческих спутников на носителях различного типа. Астана пошла по пути получения доли во всех этих проектах, что правильно во всех отношениях. Другое дело, что подобные шаги нужно было делать еще вчера и позавчера, когда денег в Национальном фонде было полно и на них покупали всякую финансовую макулатуру на рынке США.

Казахстан недавно приобрел 10% акций компании «Космотрас» и объявил о намерении увеличить долю до 33%. Также Астаной заявлено о желании приобрести часть пакета акций предприятия «Наземный старт», которое использует ракеты-носители «Зенит». Эта же ракета используется в компании «Морской старт», куда входят Россия, США, Украина и Норвегия. С суши «Зенит» выводит спутники меньшей массы, зато это дешевле и менее хлопотно, чем на море. Ждем от «Казкосаома» позитивной активности в отношении компании «ILS», которая использует «Протоны».

Еще в 2004 году Казахстан подписал с Россией соглашение о создании на космодроме Байконур комплекса «Байтерек» на основе ракеты «Ангара». В полном виде комплекс состоит из ракеты, стартового комплекса и монтажно-испытательного комплекса. А по договору 2004 года в совместное предприятие «Байтерек» вошли только стартовый комплекс и «монтажка». Сейчас «Казкосмос» пытается переформатировать соглашение, чтобы оно приняло нормальный вид и вобрало в себя все полагающиеся компоненты. Это движение в правильном направлении.

Ключевым узлом нового старта будет так называемый переходный блок. Он позволит использование ракет самой различной массы и разных типов. То есть, построив этот страт, Казахстан будет иметь возможность использовать те носители, которые будут состоятельны на тот момент. Вообще «Байтерек» создается для того, чтобы заменить экологически грязную ракету «Протон». Стратегическое направление выбрано правильно, но надо больше внимания уделять деталям, потому что в космической отрасли мелочей нет.

Одно дело осознать необходимость собственной системы связи, и совсем другое – все довести до ума. История с космическим апрратом связи «КазСат-1» показывает, что качество исполнения может угробить самую хорошую и позитивную идею. Теперь очень важно, чтобы такая же схема не повторилась со спутником ДЗЗ. Он и стоит в десять раз дороже, и в космическом деле означает выход на качественно иной уровень. С помощью спутника дистанционного зондирования земли можно следить за ситуацией на нефтепроводах, исследовать транспортные потоки на железных дорогах, проверять состояние дел в Чуйской долине и приглядывать за соседями на предмет, не слишком ли много вооруженных сил они подтянули к границе.

Учитывая население Казахстана и параметры его соседей, перед Астаной в военной области должна стоять задача создания такой армии, которая способна нанести противнику неприемлемый ущерб. Без космической составляющей такая проблема просто нерешаема. Принимая во внимание, что гонка вооружений уже полномасштабно добралась до космоса, терять время в данном вопросе нельзя.

Наличие на территории страны космодрома Байконур дает Казахстану козыри, которые не имеют объективно более крупные и развитые государства планеты. Однако повторимся: остро нужна компетентность и механизм, работающий на ее наращивание. Без специальных знаний и навыков рассчитывать на успех в данной области просто невозможно.

ПО ТЕМЕ:

Иван Коновалов, Анель Давлатова, («Коммерсантъ», 24 ноября). Казахстан упорно гнет свою траекторию. В непростых отношениях с Москвой вокруг Байконура

Правительство Казахстана вчера не разрешило запуск с космодрома Байконур российской ракеты-носителя «Протон-М» с европейским спутником Eutelsat W-7. Старт должен состояться сегодня. Конфликты подобного рода возникают между Москвой и Астаной не в первый раз.

Спутник Eutelsat W7 французской телекоммуникационной компании Eutelsat Communications предназначен для трансляции телесигнала и оказания услуг связи. Построен компанией Thales Alenia Space на платформе Spacebus-4000C4. Масса — 5627 кг. Несет на борту 70 транспондеров Ku-диапазона (10,7-12,75 ГГц) суммарной мощностью 12 кВт. Срок службы 15 лет. Предполагаемая позиция — 36 градусов восточной долготы, зона покрытия — Европа, Ближний Восток, Центральная Азия и Африка. Число транслируемых телеканалов — 450, в том числе «НТВ Плюс» и «Триколор ТВ». Первоначально спутник планировали запустить в октябре 2009 года по программе «Морской старт», но из-за банкротства проекта старт перенесли на Байконур.

Старт «Протона-М» с телекоммуникационным космическим аппаратом W-7 в интересах европейской компании Eutelsat был запланирован на понедельник в 17.19 по московскому времени. Но вчера Федеральное космическое агентство (Роскосмос) распространило заявление о том, что «запуск космического аппарата находится под угрозой срыва по независящим от российской стороны причинам». В свою очередь, Национальное космическое агентство Казахстана (Казкосмос) обвинило Роскосмос в «постоянном изменении планов пусков космических аппаратов», что и является причиной возникающих проблем.

Пресс-секретарь Роскосмоса Александр Воробьев напомнил «Ъ», «это происходит уже не в первый раз» и при ряде запусков разрешение от казахстанской стороны приходило фактически за день до старта. В этот раз, как говорит господин Воробьев, все необходимые документы были согласованы, районы падения отработавших ступеней ракеты-носителя стандартные и не выходят за рамки договоренностей с Казахстаном. Однако пресс-секретарь Казкосмоса Асет Нуркенов утверждает, что пуск «Протона-М» с аппаратом W-7 от 23 ноября «изначально не входил в утвержденный график». По его словам, каждый внеочередной запуск должен утверждаться отдельным постановлением правительства Казахстана. Оно и было внесено на подпись премьер-министру Кариму Масимову, который в настоящее время находится с официальным визитом в Гонконге. Он постановление пока не подписал.

Это не первый конфликт подобного рода. Напомним, что в 2007 году Казахстан вводил почти двухмесячный запрет на запуски «Протонов» с Байконура. Причиной стала авария «Протона-М» 6 сентября 2007 года — тогда обломки ракеты и японского спутника JCSat-11 упали в 40-50 км юго-западнее города Джезказган. Господин Воробьев напомнил, что, начиная с 1999 года, Россия выплатила за аренду космодрома Байконур $1 млрд 265 млн, не считая денег, которые были вложены в инфраструктуру города и развитие космодрома. Директор казахстанской «Группы оценки рисков» Досым Сатпаев заявил «Ъ», что отметил, что срыв запуска «Протона» не приведет к политическому конфликту, поскольку Казахстан прекрасно понимает, что не в состоянии содержать космодром. Россия, в свою очередь, пока не имеет альтернатив (Плесецк не является серьезным конкурентом Байконуру). Тем не менее взаимные требования возникают регулярно. Астана стремится использовать «космическую» сферу в своих интересах, причем часто выраженную не в денежных штрафах, а во взаимных услугах (например, подготовка кадров или трансферт технологий), а Москва идет на это не очень охотно.

3 комментария

  1. Darcy

    Do you know you'll need at least quarter of century to train specialists to provide professional managers to it? Right you saying, but it's more Sci-Fi than the way out

  2. Анонимно

    Да то Аллах, чтобы Космос стал нашим всем...

  3. Козох

    Космос мы просрали. Без русских тут никуда. увы...