21.01.2010

Книжный рынок Казахстана

Алишер САГАДИЕВ

«Ленивый не стремится к неизведанному».

Чанакья Пандит

Периферийность – именно это слово наиболее полно характеризует книжный рынок Казахстана. За годы независимости продажа книг не сделала особого рывка вперед. При этом сам книжный рынок стал сильно дифференцированным и сегментированным, а культура чтения сильно сдала назад. Государство из этой сферы в основном устранилось, а частный бизнес здесь ведет себя неактивно, если не сказать лениво.

2010 01 20В СССР был самый большой в мире черный книжный рынок. В условиях жесткой цензуры, образованного населения, наличия таких феноменов как «самиздат» (книги, созданные почти в ручную самими авторами) и «тамиздат» (рукопись уходит за границу, а назад нелегально ввозится отпечатанная литература) такой феномен был во многом неизбежен. Сейчас по количеству книжных магазинов Казахстана и ассортименту представленной в них печатной продукции трудно представить, что когда-то республика была полноценной частью «самой читающей страны в мире».

Чтобы лучше понять ситуацию с рынком книг в Казахстане надо сравнить ее с соседями по Советскому Союзу. По большому счету постсоветское книжное пространство интегрировано в глобальный мир. Особенность этого миропорядка в том, что вершина книгоиздательской пирамиды находится в двух городах: Нью-Йорке и Лондоне (здесь заметно меньше). Однако этот порядок не отменяет ряда книгоиздательских центров второго ранга. Россия смогла стать таким центром и сегодня она занимает третье место в мире после США и Китая по количеству выпускаемых наименований книг и брошюр.

В России сложилась цепочка «писатель – издатель – книготорговец – читатель». В период экономического роста в начале «нулевых» годов издательства ввели практику кредитования книготорговых сетей. Они давали им книги на реализацию и брали деньги только через 2-3 месяца. Поэтому книжный рынок рос на 12-15% ежегодно. И даже в 2009 году, который для российской экономики стал периодом заметного спада, книжный рынок вырос на 2-3%. Издательства в России двух основных видов: большие и маленькие. Маленькие находят оригинальных и интересных авторов, потом большие их у них перекупают, из-за чего циркуляция литературного процесса не прекращается.

Узбекистан – это пример книжной автаркии. Советская русскоязычная литература в этой стране из библиотек (включая школьные) ликвидирована физически. Цепочка «писатель – издатель – книготорговец – читатель» создана, но на нерыночных условиях и с жестким государственным контролем. Все нежелательное на взгляд властей не появляется на книжных полках. Читатели покупают что-либо из предлагаемого им ассортимента больше от безысходности и в силу крайне слабого развития Интернета. К тому же перевод узбекского языка на латиницу сильно разделил читателей по возрасту. Молодое поколение просто не в состоянии прочитать книги узбекских писателей советского периода или выпущенные в советские годы на кириллице.

Казахстан занимает промежуточное положение между Россией и Узбекистаном, но все-таки значительно ближе к российскому полюсу. Уже в 90-ые годы казахстанский книжный рынок смог удовлетворить практически любые запросы читателей. Но здесь необходимо разделить местного читателя на русскоязычного, казахскоязычного и англоязычного. Книжные возможности казахскоязычного читателя на несколько порядков меньше, чем русскоязычного. Когда в книжные магазины страны поступают мировые литературные бестселлеры – Паоло Коэльо, Харуки Мураками, Джоан Роулинг – то исключительно на русском языке. Англоязычная книжная продукция представлена главным образом научной и учебной литературой, а в основном к услугам англоговорящих читателей Всемирная паутина.

Помимо языковой дифференциации, острой проблемой Казахстана остается цивилизационный разлом город-село. В сельской местности купить какие-либо книжные новинки крайне проблематично. В областных центрах с ассортиментом гораздо лучше. Здесь уже имеются фирменные магазины книготорговых сетей. А лучше всего дела обстоят в Астане и Алматы. Но даже в административной и южной столицах книжные рынки несут на себе мощную печать периферийности. В Казахстане не происходят большие книжные ярмарки, аналогичные нефтяным выставкам вроде KIOGE.

В соседней России существенно поредел, но все-таки сохранился как вид массовый читатель публичных библиотек. На сегодняшний день таких людей в Российской Федерации 3 млн. человек. Это тоже питательная среда для книжного рынка и его развития. В Казахстане о читателях публичных библиотек давно нельзя сказать как о массовом явлении. Это оказывает негативное влияние не только на размеры книжного рынка, но и на саму культуру чтения. Ведь массовый читатель – это один из факторов того, что в стране в принципе читают.

Книжный рынок очень чувствителен к количественным показателям. Принято считать, что если в стране меньше 40 млн. человек, владеющих общим языком, то нельзя рассчитывать на коммерческий успех литературных проектов. Поэтому русскоязычный казахстанский читатель ориентирован на российское книжное поле в качестве его периферии, а казахскоязычный читатель находится в застойном состоянии. За все годы независимости не появилось ярких казахскоязычных писателей, которые смогли бы завоевать массового читателя. Зато в стране создан просто колоссальный массив псевдоистороической литературы, представляющей собой смесь фэнтези и суррогата исторического моделирования.

В Казахстане практически нет такого явления как литературный процесс. Это еще один неприятный штрих литературной периферийности республики. Многие издательства, которые в реальности являются лишь типографиями, нацелены не на удовлетворение запросов читателя, а на получение государственного заказа. Государственный заказ позволяет получать прибыль и печатать не пользующиеся читательским спросом произведения одновременно. Если в России в 2009 году продажи книг хоть не сильно, но выросли, то в Казахстане упали. Нормальные издательства думают о читателе и писателе, казахстанские издательства во главу угла ставят только прибыль.

Еще одна глобальная тенденция последнего времени – усиление дифференциации на книжном рынке. Любовные романы, военная история, автомобили, кулинарные рецепты, детективы, фантастика и другие жанры часто имеют не пересекающегося между собой читателя. Когда целевая аудитория становится все более четко оформленной, еще большую играют количественные показатели. Поэтому пристежка к российскому книжному рынку для Казахстана во многом объективная и вынужденная. Если пойти по пути Узбекистана, то это не принесет ничего, кроме культурного, образовательного и цивилизационного регресса.

Полиграфические возможности в Казахстане заметно опережают потенциал контента. Кому нужны яркие картинки и глянцевая бумага, если почерпнуть из книги для пользы жизни совершенно нечего? Писатели должны писать интересно. Однако пока саморегулирующаяся система на местном книжном рынке так и не заработала. Писатель и читатель не могут найти друг друга, и никаких профессиональных посредников между ними не обнаружено. Когда на книжном рынке нет собственного предложения, приходится пожинать плоды усиления периферийности. И это еще не худший вариант. Когда нет возможности «пристегнуться» к каком-нибудь полноценному интеллектуальному полюсу, то вкупе с неспособностью создать собственный это ведет лишь к усилению энтропии и удорожанию алкоголя.

8 комментариев

  1. Анонимно

    Алишер как всегда точен...

  2. opieoilsman

    Not bad, good review. Too political again, but good.

  3. Анонимно

    И тут мы россиянам уступаем

  4. Анонимно

    И не только им, а даже монголам

  5. jesus

    2opieoilsman: quiteagree with ye

  6. катя

    ой, да что вы там хотели , седни была в меломане, так там ничего кроме «современного детектива» нет, в буки тоже самое. Хардкор какой-то лежит кажется Зара Иманбаева что ли ... а что это такое, кто-нить знает?

    Да еще поразил Домбай, пишет книжку про ПИАР, может и хорошую, да только клон ето как пить дать.

  7. Анонимно

    Домбай... Раздолбай: ))))

  8. Взял у Вас в магазине

    этот товар,

    понравилось