24.01.2010

Казахстан в свете американской войны с терроризмом

Аналитическo-информационное бюро ПИК

«С кем граничат США?

С кем хотят, с тем и граничат».

Армянское радио

Хоть Казахстан и стал председателем Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, главные внешние угрозы для страны находятся в Азии. Здесь и Китай с «уйгурским вопросом», разрешение которого в любом формате создаст для Астаны проблемы. И Узбекистан, с перманентной угрозой мощного социального взрыва из-за элементарных трудностей физического выживания для больших масс населения. Но, пожалуй, в ближнесрочной перспективе самые опасные вызовы связаны с Афганистаном. Слишком уж большая пружина всевозможных проблем там сжата и грозит выстрелить.

2010 01 24Когда у англичан на пике колониального могущества ничего не получилось с Афганистаном, многие не стали делать из этого системные выводы. После декабрьского 1979 года ввода советских войск Афганистан стал ярким примером строительства социализма в отдельно взятой за жопу стране. Примером явно негативным.

Потом советские войска вывели, СССР распался, Казахстан стал независимым государством, а Афганистан продолжил вариться в деструктивном котле. В 90-ые годы Казахстан был практически единственным кроме России государством, которое держало свой военный контингент на таджикско-афганской границе. Наличие казахстанского батальона позволяло называть российские войска «Коллективные миротворческие силы».

Со стороны Астаны в тот период данная мера была вынужденной. Никаких обустроенных границ от Афганистана до Казахстана не было, и появление на местных просторах неограниченного количества афганского героина, горы оружия и боевиков политическое руководство страны совершенно не устраивало. В тот момент и без Афганистана проблем было выше головы.

После того, как движение Талибан в Афганистане подмяло под себя почти всех остальных, за исключением таджиков Ахмад Шаха Масуда, в Казахстане стали размышлять, как строить отношения с новыми хозяевами земли афганской. Но тут произошли знаменитые теракты 11 сентября 2001 года и Афганистаном вплотную занялись США и их союзники.

Поначалу казалось, что у Вашингтона все удачно получилось и осталось только поймать Усаму бин Ладена для показательного суда. А потом как в калейдоскопе картинка резко поменялась. Вроде бы разгромленный Талибан стремительно набирает мощь и союзников как в Афганистане, так и в Пакистане. Американцы все активнее тормошат своих союзников по НАТО, чтобы те интенсивнее вели боевые действия с противником и наращивали контингенты. При этом оппозиция иностранному военному присутствию в Афганистане со стороны местного населения все растет. С натовцами воюют не только талибы, но и всевозможные полуавтономные ополченцы и частные армии. Логика партизанской войны в чем-то уравнивает их с капиталоемким американским спецназом. Даже современная армия мало что противопоставить террористам-смертникам, которые порой подрываются по восемь шахидов в сутки.

Казахстан все время американской войны в Афганистане ведет себя осторожно. Когда Таджикистан, Узбекистан и Кыргызстан с радостью предоставили для западной коалиции места для военных баз, Астана деликатно воздержалась. Зато потом не попала в ситуацию, как официальный Бишкек с военно-воздушной базой Манас, когда надо лавировать между США, Россией и Китаем. Или как с Ташкентом, который сначала гостеприимно предоставил базы натовцам, а после Андижанских событий 2005 года (подавление народного недовольства центральными властями Узбекистана) все их резко закрыл.

Через Казахстан в Афганистан осуществляется транзит военных и гражданских грузов для войск НАТО. В вооруженных силах республики создали сначала батальон, а потом и бригаду, которая по военным параметрам совместима (по официальным заявлениям) с силами североатлантического альянса. Несколько раз в СМИ просачивалась информация, что Астана вот-вот даст санкцию на отправку Казбата, а потом Казбрига в Афганистан. Но до конкретных действий дело так ни разу и не дошло. Очень уж опасное это место – Афганистан. Вроде бы и горы, но засасывает похлеще любого болота.

Никто не может с уверенностью прогнозировать, что будет после того, как американцы уйдут из Афганистана. А то, что они будут вынуждены покинуть эту страну, особых сомнений не возникает. Отправка дополнительных 21000 солдат в Афганистан, а потом еще 14000 Бараком Обамой – это лишь оттягивание предопределенной развязки.

Война США в Афганистане не может быть выиграна, даже несмотря на то, что Обама переопределил цели Вашингтона от победы над Талибаном до предотвращения того, чтобы Аль-Каида использовала Афганистан в качестве базы для нападений на США. Однако Аль-Каида больше не является серьезным фактором в афганской войне, в которой основными сражающимися сторонами выступают американские военные и Талибан, а также связанные с ним народное ополчение и частные войска. Вместо того чтобы пытаться победить Талибан, США подтолкнули службы разведки Пакистана, Афганистана и Саудовской Аравии провести уполномоченные переговоры с верховным управлением Талибана, укрывшегося в пакистанском городе Кветта.

По мнению ряда авторитетных экспертов, Пентагон и его союзники ведут неправильную войну. Вторжение США изгнало лидеров Аль-Каиды из Афганистана, и Пакистан стал главной базой и убежищем для транснациональных террористов. Поддержка и помощь Талибану и многим другим афганским народным ополчениям также приходит из Пакистана. Несмотря на это Обама наращивает военную мощь в Афганистане, а не увеличивает помощь своим союзникам в Пакистане.

Если бы целью Обамы был разгром Талибана, то дальнейшее увеличение военного присутствия имело смысл, поскольку возрождающийся Талибан можно победить только посредством масштабных наземных операций, а не одними авиаударами и секретными операциями. Однако если главная военная цель администрации США заключается не в Талибане, а в остатках Аль-Каиды, то зачем тогда проводится стратегия масштабной военной защиты населенных центров для завоевания поддержки широких масс? В действительности, то, что администрация Обамы называет стратегией «очистить, удержать, отстроить», представляет собой стратегию «нагрянуть, подкупить, сбежать» – за исключением того, что запутанная природа миссии углубления присутствия США подрывает компонент «сбежать».

Постепенное уменьшение военного контингента США имеет больше смысла, поскольку то, что объединяет раздельные элементы синдиката Талибан – это общая оппозиция иностранному военному присутствию. Военный выход Вашингтона из Афганистана может и не станет толчком для глобального джихада. Наоборот, это удалит объединяющий элемент Талибана и даст ход эволюции – порочной борьбе за власть между афганскими сектантскими и этническими группами, – значение которых во многом будет внутренним или региональным. Правда, во втором случае все это может затронуть Казахстан самым непосредственным образом.

Наиболее вероятный исход любой борьбы за власть в Афганистане, спровоцированной уходом США, заключается в формализации существующего разделения этнических групп Афганистана – направление, в котором также движется Ирак. Как и в Ираке, вывод американских военнослужащих может потенциально высвободить силы балканизации. Это может звучать настораживающее, однако, наверное, это последствие, которое нельзя остановить после вторжения США.

Теоретически в Афганистане могут усилиться и сторонники «халифата» — надэтническое государственное образование на базе ислама. Однако при любом раскладе, пока американцы держат свои войска в Афганистане, Астана туда Казбриг не отправит. Никто не хочет выступать на стороне проигравшего, а что стратегия долговременного военного присутствия США в Афганистане была ошибкой, сегодня уже не вызывает сомнений.

У Казахстана и США разные весовые категории, разная география. Поэтому и линии геополитического поведения совпадать не могут: степной лис и белоголовый орлан  охотятся по-разному. Просто после вывода американских войск из Афганистана, ситуация в этой стране станет гораздо ближе к Казахстану во всех смыслах. В новом формате качественно иной будет и позиция Астаны. В конце концов, главная задача государства – это научиться не решать свои проблемы, а жить с ними. Рядом с афганской проблемой Казахстану придется жить еще очень долго.

2 комментария

  1. Анонимно

    Степной лис и белоголовый орлан. Как минимум, поэтично... И в реале — не в пользу «степного лиса»

  2. Анонимно

    Орлан на лис не охотник. Он не беркут! Почти падальщик.