28.01.2010

Сложное золото Казахстана

Cергей АБАКШИН

«Если бы все то, что блестит, было золото – золото стоило бы много дешевле».

Мигель де Сервантес

Глобальная экономическая ситуация заставляет самых разных игроков пересмотреть свое отношение к золоту. В 2008 году тройская унция (31,1035 г) с отметки в $700 поднялась вверх на 40%. В 2009 году цена достигла уже $1130. Прогнозы на текущий год достаточно противоречивы, но общий тон оценок склоняется к тому, что часть активов в золоте никому не повредит, будь то государство, банк, компания или частное лицо. Вот и высокопоставленные функционеры в Казахстане заметно подобрели к «желтому металлу». Возможно, теперь начнут решать и различные проблемы золотодобывающей индустрии страны. А их много.

2010 01 28 goldВека сменяют века, а тысячелетия – тысячелетия, однако золото остается золотом. В отличие от извлеченной из недр земли нефти, которая за год почти полностью сжигается, основной объем драгоценного желтого металла переходит в следующий год. Поэтому сегодня можно встретить и золото, добытое в Нубии при фараонах, и последние слитки с месторождения «Юбилейное» в Актюбинской области. Но сколько бы «аурума» (золото по латыни) ни добывалось, человечеству его требуется все больше. При этом «легкого» золота на планете уже почти нет, а добывать «трудное» становится все сложнее.

Согласно данным Агентства РК по статистике, в 2009 году в стране произведено 10336 килограммов аффинированного золота, что на 26% больше, чем в 2008 году. Объем производства необработанного золота и полуобработанного или в виде порошка в 2009 году составил 22525 килограммов (рост на 8%).

Однако система золотодобычи построена таким образом, что драгоценный металл выгоднее отправлять на экспорт, чем продавать на внутреннем рынке. При продаже золота в Казахстане уплачивается НДС, тогда как для зарубежных поставок он отсутствует. Аффинаж, то есть окончательная очистка золота до проб 999 и 9999 в республике стоит в 2-2,5 раза дороже, чем в Швейцарии. Поэтому местные производители обычно доводят золото до сплава Доре (золотосеребряный сплав, где золото составляет порядка 95%), а потом вывозят на аффинаж в Швейцарию.

Ликвидность золота и изделий из него на внутреннем рынке республики за последние годы заметно выросла. Например, стало больше магазинов и салонов, которые занимаются скупкой ювелирных изделий из золота. Но полноценный рынок физического золота так и не сложился. В своем законченном виде все его потоки функционировали бы внутри страны: добыча, аффинаж, покупка-продажа в виде слитков, монет и ювелирной продукции, возможности инвестиций в золото со стороны различных игроков, включая пенсионные фонда и прочее. Пока эти вопросы на системном уровне так и не решены. Разумеется, создание нормального рынка физического золота внутри Казахстана вовсе не отменяет его соединения с глобальным рынком золота, но то взаимодействие будет уже на качественно ином уровне.

Вот и Григорий Марченко, председатель Национального банка Республики Казахстан, заявил в середине января о необходимости формирования в стране рынка золота. Председатель Нацбанка – это государственный чиновник, но мышление у него строго банкирское. Банкиры же увидели, что за последние годы золото очень сильно поднялось в цене. При этом если доллар и евро все легчают в плане своей покупательской способности, то в килограмме драгоценного металла как была 1000 г две и три пятилетки назад, так и остается. Золото всегда можно положить в сейф или достать из него, тогда как акции компаний запросто превращаются в воздух.

Григорий Марченко выступает за увеличение доли золота в резервах государства. Но в Казахстане пока никто не отменил НДС на торговлю золотыми слитками, а это сильно мешает функционированию и развитию рынка золота. Система уже сложилась таким образом, что практически все золото, произведенное в стране, уходит за рубеж. Если же оно нужно для ювелирного производства или инвестиций, то снова покупается за границей. В последние годы золото вышло на позиции одного из лучших активов для инвестиций, однако Казахстан оказался на обочине этого процесса. Теперь нужно выправлять ситуацию, чтобы хоть в следующую волну повышения цены золота не остаться в роли статиста.

Золотодобывающую отрасль Казахстана вполне можно назвать развитой. «Легкого» золота в стране уже почти нет, а для добычи «трудного» без передовых технологий просто не обойтись. Под городом Семей действует самое северное на планете золотодобывающее производство, где обогащение золотоносной руды осуществляется с помощью специальных бактерий. Технология создана в ЮАР, а потом успешно адаптирована и в Казахстане.

Золотоносные горизонты становятся беднее. Например, если содержание золота в руде составляет 5-6 г на тонну, то добыть ее нужно куда больше, чем при содержании в 10-11 г. Однако обеднение руды, ее все более глубокое залегание, налоговая неотрегулированность и кадры – это далеко не полный список проблем золотодобывающей индустрии страны. Есть еще и рейдерство.

Даже во времена СССР, когда государство пыталось заниматься всем – мыло человека в бане, кормило мороженым, стригло в парикмахерской, поило квасом (потому что все эти объекты находились в государственной собственности) – в каких-то моментах и оно старалось избегать конфликта со здравым смыслом. Чтобы понизить собственные издержки в малообжитых районах, небогатых на ресурсы и инфраструктуру (как производственную, так и социальную), государство делегировало свои полномочия частной инициативе. Благодаря этой нише в 1985 году появилась старательская артель «Балхаш».

В безбашенные 90-ые годы, когда золотодобывающие предприятия, основанные по советским стандартам хозяйствования, одно за другим уходили в небытие, артель «Балхаш» демонстрировала удивительную живучесть и способность к эффективной работе в реальном секторе. В 2000-ые годы она, преобразовавшись в ОАО горно-рудная компания (ГРК) «АБС-Балхаш» вошла уже готовым золотодобывающим кластером. Своя геологоразведка, рудники, золотообогатительные и золотоизвлекательные фабрики, логистика, системы производственного жизнеобеспечения. К примеру, Приозерская золотоизвлекательная фабрика с передовой технологией была построена в 1995 году, то есть в период, когда в Казахстане главным образом ломали, а не возводили.

Отечественные золотопромышленники наращивали производство в период низких цен на золото, рассчитывая все окупить, когда маятник цен совершит свой циклический ход в сторону повышения. Однако когда мировая конъюнктура на драгоценный металл желтого цвета стала хорошей, то «АБС-Балхаш» ждали не только потребители, но и рейдеры.

В силу отсутствия в Казахстане нормального фондового рынка, золотопромышленники залезли в долги банкам. Банковский консорциум посадил финансовых директоров, которые блокировали платежи в производство и направляли деньги только на погашение долга. В результате предприятию стало не хватать оборотных средств. В 2004 году как по команде пошли иски от районных налоговых комитетов, где ГРК осуществляла хозяйственную деятельность. А потом, «перескочив» через процедуру финансового оздоровления, «АБС-Балхаш» в суде (февраль 2005 года) признали банкротом и пустили с аукциона.

Еще во второй половине 90-х годов (то есть, до роста активов в 2000-ые годы) канадская компания Килборн Инжиниринг оценила «АБС-Балхаш» в $105 млн. Однако технология целенаправленного банкротства для того и существует, чтобы снизить реальную цену в разы. При кредиторской задолженности в $30 млн. компанию оценили в $20 млн. В октябре 2005 года имущество ГРК было выставлено на тендер. Аукцион трижды переносили ввиду отсутствия участников. В конце концов, активы разделили на 13 лотов и выставили на торги по голландскому методу.

Более трех тысяч человек, потерявших работу, разъехались в поисках заработка по другим местам. Компания работала в малонаселенных районах со слабой инфраструктурой, а потому с ее ликвидацией погасли тамошние линии жизни. Прекратилась помощь, которую золотодобытчики традиционно оказывали близлежащим сельским территориям. Актогайский и Моинкумский районы, чьи налоговые комитеты подавали иски, теперь потеряли львиную долю налоговых поступлений. Республиканский бюджет тоже лишился немалого источника доходов.

Новые владельцы купленных по дешевке активов «АБС-Балхаш» не знают, что с ними делать. Запустить процесс золотодобычи даже при наличии всего производственного комплекса могут лишь подготовленные профессионалы. А тут рудник – у одного владельца, обогатительная фабрика – у другого, линии электропередач (ставшие бесполезными) – у третьего и т. д. В работающую мозаику все это не складывается. Можно утешать себя только тем, что золото надежно лежит в земле для нужд следующих поколений.

Нормальная золотопромышленная индустрия возможна только при полноценном и заинтересованном в ее существовании государственном менеджменте. Ведь сложность залегания золотоносных пород, нехватка воды для производственных нужд или дороговизна технологий – все это вторичные моменты. Главное, что у собственника должны быть гарантии собственности, а правила игры в золотодобыче понятными и стабильными, к пользе всех участников процесса. А работы на этом направлении – начать и закончить.

6 комментариев

  1. Анонимно

    Алтын —

    это всегда здорово. Но пока дайцте котлету бумажками, на котрой амеркотский президент

  2. Анонимно

    Very good reading actually, enjoyed it. But the author is again included his party piece — about some company, and because of that the article seemed too biased and payed by third party.

  3. jesus

    Abakshin is smart arse.

  4. Анонимно

    Котлета капусты никому не помешает нынче то...

  5. Ободзинский

    Золота валом. Макенны нет на вас: )))

  6. фарид

    Статья явно заказная и глупая , вокруг и около.