28.02.2010

Охотничий экстрим Казахстана

Сергей АБАКШИН

«Охота – пуще неволи».

А. С. Пушкин

Вообще-то различного экстрима в Казахстане хоть отбавляй. Перейти дорогу на пешеходном переходе в час пик, прожить месяц на зарплату бюджетника, пешком добраться домой через депрессивный, а потому и криминальный район – все это и страшно, и опасно, и тяжело, и захватывает дух. Однако мало что по фокусированию адреналина и экстрима может сравниться в Казахстане с охотой.

2010 02 28В охотничьем бизнесе крутятся большие деньги, порой переходящие в астрономические суммы. Правда, состав охотников при этом крайне пестрый. Самая богатая, но отнюдь не самая уважаемая и авторитетная часть охотничьего сообщества – это всевозможные олигархи, мини-олигархи и полуолигархи.

У таких охотников одна амуниция стоит столько, за сколько обычные любители данного развлечения себе даже ружье приобрести никогда не позволят. Ну а собственно ружья идут по цене в десятки и сотни тысяч долларов. Почему ружье стоит в тысячу раз дороже автомата Калашникова коротко ответить трудно, но мы постараемся. Конструкция и компановка, особые сорта стали, ручная работа, насечка, инкрустация, специальные патроны, громкое имя производителя. В итоге это становится не столько предметом для убийства животных, сколько произведением искусства.

Так вот, олигархи вооружены, экипированы, могут летать на вертолете по заповеднику и стрелять в животных, занесенных в международную «Красную книгу», в натопленных баньках на охотничьих заимках их ждут роскошные жрицы любви, а егеря при них на побегушках, но их все равно не уважают. Потому что когда все достается легко и на блюдечке с голубой каемочкой, то нет реальной борьбы за охотничий трофей. А тогда и все видимые атрибуты успеха тоже не считаются. К тому же олигарх может ножом авторской работы начать тупо вскрывать консервную банку, при виде чего реальный охотник воспринимает происходящее как третий звонок апокалипсиса.

Учитывая, что многие олигархи имеют по 3-5 дорогих ружей, поскольку различная дичь и вид охоты требуют своего оружия, они реально превращаются в живые драгоценные клады. А еще дорогущие охотничьи ножи и кинжалы с лазерной заточкой, часы индивидуальной работы да перстни с бриллиантами. Так что наличие многочисленной свиты охраны во многом оправдано.

Еще есть охотники-иностранцы. В первую очередь это почему-то немцы. Они в восторге от просторов и дикости казахстанской природы, возможности охотиться на животных и птиц, которых не встретишь в Европе. Нравится им и местная экзотика вроде соколиной охоты. Деньги иностранцы платят большие, но и отдачу за них требуют полную. Если «олигархи» по понятиям настоящих охотников «тупые», то иностранцы из развитых государств «изнеженные».

В соседнем Кыргызстане на южном берегу Иссык-Куля для богатых клиентов предусмотрено такое развлечение, как охота на яка (горного быка) из лука. Казахстанские олигархи с азартом мучают бедное животное пока не добьют где-то десятой стрелой или скажут добить местным егерям, чтобы як не мучился. Иностранцы в этой забаве не участвуют, так как долгие годы бок о бок с «Гринписом» научили их не только бояться мести «зеленых», но и изменили сознание.

Есть еще браконьеры, но в Казахстане у данного явления причины скорее социальные, нежели чисто криминальные или психологические. Если во Франции охота – это часть досуга для сотен тысяч горожан, то в Казахстане охота для определенной категории лиц является источником продуктов питания для семьи и дополнительным доходом от продажи шкур или рогов животных. Однако даже законченный браконьер, если для него охота – источник заработка, не нанесет природе столько вреда, сколько рядовой олигарх, стреляющий во все живое только ради забавы и удовлетворения охотничьего инстинкта. Взять хотя бы историю с большими мужчинами из корпорации «Казахмыс». Для них не только построили аэродром и кучу хозяйственных построек в заповедной зоне, но и вырыли траншею вокруг озера дождевого типа Копколь. Отдавший такой приказ наверное даже не понял, что хоть из окопа по перелетным птицам стрелять удобнее, но сам водоем от таких технических «новшеств» обязательно погибнет.

Ну а самые обычные и нормальные охотники в Казахстане – это средний и протосредний класс, которые снимают стресс лицензионной стрельбой по маралам, волкам, кабанам да медведям. Вернее, они не снимают стресс, а выбивают клин клином, то есть меняют стресс производственный на экстремальный.

Для начала – государственная автомобильная инспекция. Эти изворотливые люди всегда найдут способ, как поиметь с передвигающихся на автомобилях охотников свою мзду. Не будь охотники по определению вооружены, их раздевали бы по штаны включительно. Помимо мздоимства и лихоимства дорожной полиции казахстанские дороги в отдаленных районах сами по себе экстремальный вид приключений. Здесь трасса «Кэмэл-трофи» на каждом участке, где в большинстве случаев нет возможности заправиться бензином, получить техническую помощь или вызвать эвакуаторщика.

Частные егеря могут не пустить простых охотников в место, официально разрешенное для охоты, просто потому, что те им не понравились или такой приказ отдал тамошний начальник. Местные полуфеодальные князьки ведут себя в малообжитых районах как полноправные властители. Команды феодальных князей покрупнее, а также олигархов, когда те отправляются на охоту, они боятся, зато с радостью шугают «простолюдинов». Официальные природоохранные и регулирующие органы в таких местах крайне слабы и выполняют в основном декоративные функции.

Когда охотник предлагает приятелю пойти «на войну с дикими баранами», то он вовсе не ошибается. Охота на диких баранов – это когда оружие есть только у вас, война с ними – когда вооружены обе стороны. Мы сейчас ведем речь о криминале на периферийных территориях. Отсутствие работы на местах и нежелание менять родные края на трущобы Алматы или Астаны толкает часть местного населения на путь бандитизма. Только тот факт, что охотники вооружены, обычно позволяет решать возникающие конфликты без жертв. Как правило, у компании охотников заложен бюджет и на дорожную полицию, и на егерей, и на аборигенное население, чтобы каждый получил что ему нужно и все разошлись с миром.

Не стоит забывать и о чисто ландшафтных и климатических вызовах при охоте в условиях Казахстана. Сегодня на дворе погожий осенний денек, а утром снег метровой высоты. Или солончак после дождя становится таким топким, что и японские внедорожники становятся бессильными.

Но когда охотники живыми возвращаются в свои островки цивилизации. Где пока еще есть электричество, горячая вода и подобие закона на улицах, то вспоминаются в первую очередь хорошие моменты: клыки кабана все-таки прошли мимо, заяц на вертеле под хорошую водку пошел превосходно, а нимфа из придорожного мотеля не подарила на память о себе ничего заразного. Работодатель не кажется уже законченным садистом а серые будни можно терпеть до очередной охотничьей вылазки.

9 комментариев

  1. Анонимно

    Ай да Пушкинт, ай да сукин сын!..

  2. Лена

    Сергей, вы стреляете в зайчиков?

    Не ожидала.

  3. Умный

    А я еще знаю историю, как одного банкира на охоте за кабана сразу с трех стволов приняли.

    Опасная это забава — охота олигархов.

  4. timur

    а где факты, имена, фамилии? без этих данных это просто писанина.

  5. Умный

    Тимуру.

    Вы из себя простачка разыгрываете или реально предъяву кидаете?

    У нас в стране за нарушение личной тайны сейчас 5 лет дают.

    А когда у человека охотничье ружье за $100 тыс. — под «личную тайну» подпадает все.

  6. Анонимно

    Татишева вспомните. Как его Муха вальнул чужими руками:(((

  7. Ыбырай Алтынсары

    Такмади его вальнул. И сам жывой и богатенький бизнюк счас

  8. Анонимно

    Да... С братками был связаны наши банкиры всю жисть.

  9. Анонимно

    Зима закончилась... кажись...