02.03.2010

Трудолюбие пчелы само по себе пчеловодство в Казахстане не вытянет

Сергей АБАКШИН

«Голод – лучший учитель».

Латинская пословица

Пчеловодство относится к тем отраслям сельскохозяйственного производства, где Казахстан объективно имеет большой потенциал и высокий шанс конкурентоспособности на мировом рынке. В реальности же даже те позиции и наработки, которые имелись в советское время, в основном утрачены. Технологии и техническое вооружение старые, племенное хозяйство запущенное, цены на продукцию высокие. В итоге соседний Кыргызстан является медоэкспортирующим государством (не говоря о Китае), а Казахстан – нет.

2010 03 03 pzhelkoФормально нельзя сказать, что государство не занимается вопросами пчеловодства. Существует и действует закон «О пчеловодстве». В нем, в частности, говорится: «Пчеловодство — отрасль сельскохозяйственного производства, основой функционирования которой являются разведение, содержание и использование пчел для опыления энтомофильных растений и повышения их урожайности, получение продуктов пчеловодства». Энтомофильные растения – это те, что опыляются насекомыми. Акиматы фактически не облагают владельцев пасек налогами.

Однако в Казахстане пчела так и не стала обычным домашним насекомым, как в Кыргызстане. Официальная статистика хоть и не отражает реальную картину в данной отрасли (специалисты считают, что объемы производства и потребления меда в ней занижены), однако дает общий ориентир в виде цифры потребления в 100 г меда на человека в год. В России аналогичный показатель 400 г. А если взять Москву, то счет идет на килограммы – более 2-х кг в год.

Если развитие медиа-рынка, например, тормозится законодательством (иностранцу нельзя владеть более чем 20% акций конкретного СМИ), то по пчеловодству подобных ограничений нет. Пчеловодство – это вообще отрасль, крайне далекая от политики. В том же Узбекистане, где различным НПО, занимающимся проблемами прав человека и свободы слова не продохнуть, международные НПО по вопросам пчеловодства ни на что не жалуются. Предложение меда из Узбекистана на казахстанском рынке, кстати, тоже растет.

Эксперты в проблемах отечественного пчеловодства винят большую нефть. Когда в экономику пошли миллиарды нефтедолларов, компетентным государственным органам стало неинтересно заниматься пчелами и связанными с ними медом, воском, лекарственными и косметическими препаратами. Ясно, что даже высокоразвитое пчеловодство во всем Казахстане не сможет перебить по доходам отдельно взятые Тенгиз или Карачаганак. Однако и у этой отрасли имеется масса социально-экономических плюсов и достоинств.

Ситуация в Кыргызстане свидетельствует, что пчеловодство создает вполне жизнеспособные линии в отдаленных сельских районах. В Казахстане если населенный пункт вдалеке от серьезных транспортных артерий вроде Алматы – Астана или Алматы – Талдыкорган, то у его жителей есть максимальные шансы пополнить депрессивные пригороды крупных городов. Пчеловодство вкупе с животноводством и растениеводством способно держать население на местах.

Производственная база для пчеловодства в стране просто колоссальная. Достаточно взглянуть на бесконечные ковры цветов в весенне-летний период, которыми покрывается местная разнотравная степь. Огромные возможности в горных районах Восточного Казахстана. Даже если убрать собственно мед, пчелы важны для увеличения производства различных продовольственных культур и кормовых трав.

Реально главным центром производства меда в республике является казахстанская часть Алтая. Когда в нулевые годы немного отошли от разрухи девяностых и в республику пошли сырьевые доллары, пчеловоды Алтая ответили на повышение платежеспособного спроса существенным ежегодным ростом производства. Впрочем, не только на Алтае. Однако как и все остальные игроки местного рынка, прибыль они предпочитают получать не за счет сокращения издержек и увеличения объемов, а с помощью повышения цен.

До поры до времени это работало, так как предложение отставало от спроса. Сейчас же в Казахстан пришла продукция из Кыргызстана, Китая, Узбекистана, Европы, даже страны Латинской Америки предлагают здесь апельсиновый мед. Монофлерный мед, то есть получаемый с одного вида растений – это вообще слабое место казахстанских производителей. Зато алтайский мед приводит потребителей в экстаз огромным разнообразием медоносов. Всего в тех краях больше двухсот медоносных растений, позволяющих пчелам создавать чудесные «миксы».

В СССР, а значит и в Казахстане, пчеловодство развивалось консервативным путем. То есть через систему ульев, которая не позволяет механизацию и интенсификацию труда. Однако при этом велась племенная работа, действовали НИИ и техникумы, поставляющие квалифицированные кадры. Сейчас ульи и пасеки (стационарные и кочевые) остались, а всего остального нет. В итоге даже в Восточном Казахстане, главном регионе-производителе меда, большинство пасечников – это самоучки.

Низкие объемы производства делают рынок неинтересным со стороны закупочно-фасовочных компаний. Им нужны партии в сотни тонн, которые они потом превращают в 10-граммовые упаковки и отправляют по розничным сетям. Опять же цены казахстанских производителей, которые в два раза выше среднемировых, не создают нужной привлекательности.

Еще одна острая проблема – некачественный мед и фальсифицированный продукт. Купив пару раз некачественный мед под маркой брендовых сортов, потребитель скорее предпочтет отказаться от следующей покупки, чем прилагать усилия для поиска качественного товара. К тому же в местной структуре питания мед используется главным образом в кулинарных изделиях, вроде блюда чак-чак и торта медового, да в периоды болезней. В общем, культуры интенсивного потребления меда нет.

Качество пчел за пару последних десятилетий также сильно упало. В погоне за ранним медом в Восточный Казахстан навезли много пчелосемей с юга страны и из Кыргызстана. В результате с одной стороны получили более ранний взяток, а с другой новые гибридные сорта пчел оказались неготовыми к длительным алтайским зимам и неустойчивыми к заболеваниям. Получилась обратная племенная работа, когда от скрещивающихся пород новые особи вобрали худшие качества своих родителей. Чтобы выправить ситуацию в этом вопросе, требуются кадры, знания, деньги, время и компетентная государственная политика.

Скорее всего, в Казахстане реальный государственный интерес к пчеловодству проснется не раньше, чем страна повторит путь Туниса. Пока в Тунисе была нефть, страна жила на широкую ногу и мало заботилась о сельском хозяйстве, имеющем в нем успешную многотысячелетнюю историю. Потом углеводороды закончились и Тунис теперь живет туризмом и сельским хозяйством. Бедновато, зато по уму.

7 комментариев

  1. Анонимно

    Млять, везде у нас один анус... даже с медом.

  2. Анонимно

    Ужо укусит жжужалка. В глас

  3. Анонимно

    Нет. Ануса с медом не нада!!!!

  4. oliver

    Sounds enteresting. Kazakhstani government seem to trying to put down every little business which was good in Soviet time.

  5. Анонимно

    Хачу медка!!!!

  6. Анонимно

    А холодка?!

  7. Анонимно

    Все время медок не бывает... Нужен и перес