05.04.2010

Протестный народ и оппозиционный наброд

Федор ЛИЕР

«Иногда корабль перестает тонуть, как только его покидают крысы».

Лешек Кумор

Когда оппозиция отправила президенту очередное письмо, на этот раз с требованием выхода из Таможенного союза России, Казахстан и Беларуси, было очень интересно читать подписи. А (редактор журнала, который читает только корректор), Б (председатель совета аксакалов района, который и в советское и в нынешнее время был и есть дотационный), В (поэт, никто не знает наизусть хотя бы строки из его произведений), Г (деятель культуры, уверяет, что знаком с Педро Альмодоваром, а по роже и не скажешь, что знаком) и т. д. В итоге кто-то из комментаторов на сайте «ЗонаKZ» даже спросил: «А кто работает-то?»

1239201006_rrrПопробуем разобраться с таким пластом в среде, которая называет себя оппозиционной, как тунеядцы и лодыри. Неуважение к труду – это их базовая отличительная черта. Когда возмущаются нефтяники с убыточных месторождений – ситуация все-таки совсем иная. Люди хотят и готовы работать, но живут в городе, где кроме нефтедобычи никаких производственных объектов нет. Если компания, руководствуясь законами капитализма, закроет скважины, им некуда идти работать. Поэтому нужны государственные программы по переобучению, переселению, социальные пособия и тому подобное. С тунеядцами все по-другому.

Ситуация возникла не за один день или год. В советское время, исходя из идеологических, политических, агитационно-пропагандистских и прочих соображений в стране содержалась среда творческой интеллигенции, без которой запросто можно обойтись. Из расчета на душу населения самое большое количество профессиональных деятелей культуры (то есть получающих зарплату от государства) на душу населения было в советской Литве. Но и в Казахстане таких существовало куда больше, чем требуется исходя из апелляции к здравому смыслу.

Потом СССР развалился, коммунизм отбыл в положенную ему нишу общественных мечтаний, а деятели культуры остались. Хозяйственная модель поменялась кардинально, а с нею и формы культурного досуга. Поэты, певцы и артисты, выступающие в поле перед механизаторами в период уборочных работ, в новом формате невостребованы. Газеты и журналы, которые выписывали только потому, что ничего другого не было, а туалетной и оберточной бумаги был дефицит, теперь получили мощных конкурентов. Одни нашли себя в рыночных условиях, другие нет.

По большому счету, с людьми произошли жизненные драмы. Время на дворе новое, а файлы в головах уложены по старому. Еще вчера ты был уважаемым (хотя бы по роду деятельности) человеком, получал приличный доход и массу социальных льгот (квартиры, съезды для творческих работников, специальный паек и спецраспредилитель товаров народного потребления, заграничные командировки, санатории), а сегодня никому не нужен. Просто потому, что выдаваемый тобой интеллектуальный и творческий продукт не востребован ни обществом, ни государством (как ни крути, а это разные потребители).

На переходный период государство пошло этому социальному балласту навстречу. Газеты, журналы, творческие союзы получали государственное финансирование даже в самые тяжелые с социально-экономической точки зрения времена – год секвестра бюджета. Но бесконечно все это продолжаться не могло. Во время экономического роста 2000 – 2007 годов государство еще тянуло весь этот груз по-привычке. Хотя уже и тогда многие представители государственного аппарата стали задаваться вопросом, зачем это делается. В стране наблюдался дефицит рабочей силы, киргизы, таджики и узбеки трудились на полях, стройках и в сфере обслуживания сотнями тысяч, потом вслед за ними потянулись и китайские гастарбайтеры, а «деятели культуры» продолжали «гнать пургу», устраивали бесконечные склоки друг с другом и требовали, требовали, требовали…

Когда разразился социально-экономический кризис и цена на экспортные товары республики стала неясной, чиновники в бюджете на 2009-ый год заложили для тунеядцев от культуры более скромные суммы. На 2010-ый год ситуация повторилась. Но надо иметь в виду, что хоть государственный заказ для всевозможных газет, журналов, творческих союзов и «культурных» фондов сократился в абсолютных цифрах несильно, внутри произошли тектонические подвижки. Более сильные и проворные лодыри и бездельники оттеснили от государственной кормушки менее конкурентоспособных, но от этого не более трудолюбивых «коллег».

В итоге армия невостребованного социального балласта от гуманитарной сферы окончательно оформилась. Это те, кто прошел через несколько сит. Сначала было испытание рынком. Потом из него выдернули тех, кто способен приносить государству (то есть власти) хоть какую-то пользу. Дальше остались сугубо никчемные, которые даже стишок про Астану срифмовать не могут. Однако и среди них выделились те, кто смог присосаться к сиське правительства. Остальные получились вообще никому не нужными.

К счастью для тунеядцев, по времени включения в сферу общественно полезного труда (хотя бы на уровне дворников и вахтеров), у них произошла отсрочка. В качестве ресурса их стали использовать Общенациональная социал-демократическая партия «Азат» (пусть претенциозное название не вводит в заблуждение) и незарегистрированная партия «Алга!» Руководителями ОСДП «Азат» являются сопредседатели Болат Абилов и Жармахан Туякбай. Они двигаются собственным курсом и финансируются главным образом за счет тех «кошельков», которые хотят скорейшей смены персоналий в руководстве страны. Или предпочитают иметь запасной аэродром, поскольку разумно полагают, что политические яйца нужно держать в разных корзинах.

Незарегистрированной партией «Алга!» руководит Владимир Козлов, но этот партийный лидер номинальный. Он на службе у Мухтара Аблязова. Собственно Аблязов – человек петляющей судьбы. Сначала он был бизнесмен, потом приватизатор (в Казахстане правильно говорить «прихватизатор»), дальше государственный служащий и топ-менеджер (правильно говорить «вор»), а затем политический заключенный. Пытался отвоевать больше места на государственном олимпе, но не рассчитал весовую категорию (свою, соратников-подельников и противника в лице Нурсултана Назарбаева). Потом выпущен на волю и поставлен на работу в крупном банке. На путь «исправления» и сотрудничества с администрацией президента встал ложно. На самом деле продолжал топ-менеджерствовать (то есть «воровать»), в чем и был уличен в очередной раз.

Первая «отсидка» в отечественной тюрьме изменила поведенческие привычки Мухтара Аблязова. В этот раз он заблаговременно покинул территорию страны, а уведенные активы спрятал и расфасовал на Западе и в России предельно грамотно. Сегодня Аблязов имеет статус «антинародного мстителя» и вместе с партией ОСДП «Азат» делит политический ресурс в лице никчемных представителей деятелей культуры.

Не сказать, чтобы весь этот оппозиционный наброд был таким уж многочисленным, но это однозначно заметный ресурс. По формальному признаку все эти люди не рядовые: писатели, поэты, публицисты, редактора, председатели фондов. Если добавить придумываемые ими самими статусные позиции, то принцесса Диана, доживи она до сегодняшних дней и получи английский перевод всех этих титулов, просто умерла бы от зависти.

Одну особенность информационного общества «деятели культуры» все-таки уяснили – здесь можно силами нескольких сот человек имитировать существование десятков тысяч недовольных. Главное побольше открытых писем, публичности, эмоций, визга, оскорблений и фальсификаций. В попутчики к официальной оппозиции они попали тоже не случайно. ОСДП «Азат» и «Алга!» нужны места на политическом олимпе. Тунеядцам нужны деньги. И первое, и второе они сегодня могут получить только у Ак Орды, поэтому координируют и аккумулируют свои усилия. Самое уязвимое место в полиэтнической стране – это межэтническое согласие, поэтому бьют именно в него, дабы получить свои дивиденды. Насколько успешно – время покажет. Власть пока занимает выжидательную позицию, потому что ресурсов у нее достаточно и они разнообразные. Оппозиционный наброд с одной стороны жадный, а с другой – трусливый. Поэтому здесь Ак Орде надо подумать.

Скорее всего, будет перекупка «деятелей культуры», чтобы «жадных» отделить от «властных». С другой стороны, «жадные» тоже порядком надоели власти своей устоявшейся схемой выбивания государственных субсидий. Она хоть и примитивная, зато работает. Для разнообразия в этот раз тунеядцев могут и припугнуть.

7 комментариев

  1. АндрейС

    Вы господа, опозиции еще не видели. Эти партейки, если и не на прикормке у администрации президента, то на коротком поводке точно. Власти выгодно представлять альтернативу себе лишь имено в таком, маргинально-опереточном ракурсе. Точнее власть думает, что ей так выгодно. Увы все труднее завести народо свеженьким посланием (сколько его не разъясняй), новой инновационной программой и пр. Но желудок не обманешь, жить люди хотят сейчас, а не в 2030. Опозиция вызревает у людей внутри и не находя отражения в официальном партийном спектре затаивается и потихоньку вызревает (в зависимости от носителя) либо в навязчиваю идею свалить за бугор, либо в банальную озлобленность. Тем более, что официоз, в лице Ертысбаева предрекает нам еще не одно десятилетие такой «стабильности». А это господа пахнет БУНТОМ. Злобным и беспощадным. Мне жаль, но мой прогноз для КЗ (в случае консервации режима) крайне негативный.

  2. Анонимно

    Молодец Андрей, хорошо откомментил сие товрение

  3. Анонимно

    Не надо демонизировать власть. Она того не стоит. Точно так же как придавать исключительные черты нашей оппозиции приписывать. Ернуда это...

  4. Анонимно

    Кто этот Лиер? Едкий парень

  5. Вот это да... Финиш... По-видимому пора бы расслабиться и отдохнуть :)

  6. Занятно. А информацию не с ЖЖ случайно взяли? :)

  7. Без имени и овца баран. :)