17.01.2011

Алматы – город-труженик (ха-ха три раза…)

Сергей АБАКШИН

«Высота культуры всегда стоит в прямой зависимости от любви к труду».

Максим Горький

Воздух Алматы по степени отравленности может конкурировать с любым городом-промышленным гигантом. Однако парадокс в том и заключается, что экологические проблемы как у производственного мегаполиса, а структура занятости населения находится где-то посредине между городом белых воротничков и населенным пунктом пауперского типа. Есть и другие социально-экономические вкрапления, но суть они не меняют: трудовая карта Алматы явно нездоровая.

18.01.2011Каким бы был Алматы без сырьевых долларов, на которые так богат Казахстан, можно составить представление на примере Бишкека. Пусть Алматинская агломерация и в два с лишним раза по населению больше Бишкекской, но сопоставлять их вполне приемлемо. Столица Кыргызстана, лишенная нефтедолларов, имеет меньший удельный вес чиновников и государственных служащих, при большем проценте занятых в сфере производства и обслуживания. Южная столица Казахстана отличается большим количеством живущих за счет всевозможных рек и ручейков бюджетного финансирования при меньшей доле пауперов (людей, выключенных из процесса экономических отношений).

Уважения к труду в Алматы нет – это давно состоявшийся и очевидный факт. Главные установки учащейся молодежи нацелены на места в государственном аппарате с высокой коррупционной составляющей. И никакие кампании по борьбе с коррупцией, узун-кулак о том, что на военную прокуратуру главными «назначены» шимкентские, на ГАИ семейские, а на судейство узун-агашские алматинцев не останавливают. Работать в реальном секторе молодежь не желает, поскольку головная боль там стопроцентная, а пересадить весь чиновничий аппарат в тюрьму государство никогда не сможет. Значит, есть шанс украсть и, миновав тюремные покои, приземлиться на подготовленный аэродром в какой-нибудь уютной европейской стране.

Государство такому положению вещей в меру сил постоянно способствует. Взять хотя бы экономическую политику. На словах и в декларациях все топ-чиновники за развитие экономики, а в сфере реальных поступков осуществляется работа по контролю хозяйственной жизни. Подспудная вера в то, будто экономику можно одновременно и развивать, и контролировать в условиях рыночной модели хозяйствования абсурдна. Это по силам лишь плановой системе, от нее еще остались кое-какие ГРЭС, жилищный фонд и объекты городской инфраструктуры, которые «рыночные» менеджеры не в силах даже отремонтировать. Зато одна из самых массовых профессий в Алматы – бухгалтер. Бухгалтерские издержки казахстанской экономики составляют в районе $5 млрд. в год и на единственный в республике мегаполис их приходится объективно много.

Традиционно массовые профессии для Алматы – учителя, врачи и полицейские. Если первые и вторые находятся на обеспечении между государственным бюджетом и рынком, то с полицейскими сложнее. Формально они на полном государственном финансировании, однако совмещают его с «кормлением» от населения. Одно из народных определений РУВД (районное управление внутренних дел) звучит как «место, где с ходу проверяют кошельки». К собственно полицейским, на город приходится больше тысячи финансовых полицейских, а еще налоговики, прокурорские работники от обычных до специализированных (вроде природоохранной прокуратуры), чекисты и прочие люди при погонах и оружии.

Профессиональная и социальная структура Алматы пребывает в движении. Например, в период бума недвижимости большое количество занятых приходилось на строителей и риэлторов. Когда пузырь пошел на сдутие, многим из этих людей пришлось менять профиль занятости. Традиционно много рабочих мест создают сфера торговли и общественного питания. С началом кризиса здесь упали зарплаты и доходы, однако удельный вес данных секторов не сократился. Снизилось число занятых на производственных предприятиях. После того, как тарифы на электричество, тепло и воду для них в очередной раз были подняты кратно, экономического смысла в подобной деятельности на административной территории города республиканского подчинения не стало. В силу законы больших чисел кое-какие очаги здорового бизнеса и нормальных компаний имеются, но общую погоду делают не они.

Неуважение к труду не может создавать питательной среды для качественных трудовых ресурсов. Еще в девяностые годы, несмотря на закрытие многих промышленных предприятий Алматы и сокращение производства в уцелевших, ситуация была гораздо лучше. Например, из сельских населенных пунктов на СТО прибывали работать слесари, токаря и сварщики, оставшиеся там без работы в силу развала сельского хозяйства, зато с большим трудовым стажем и опытом. Теперь, после окончания «нулевых», и богатым алматинцам, владельцам дорогих автомобилей, трудно получить качественный сервис даже на фирменных СТО мировых производителей. Дорогой – можно, качественный – трудно. Аналогичная ситуация в стоматологических клиниках, салонах красоты, ресторанах. Закон соотношения цены и качества в Алматы действует не четко, а опосредовано, из-за чего постоянно нужно наводить справки, перепроверять информацию из разных источников.

Даже в тех сферах, без которых сносная жизнедеятельность мегаполиса не мыслима, тоже дефицит необходимых трудовых ресурсов. Например, городской общественный транспорт. Правда, сама такая ситуация является лишь продолжением неадекватной политики органов государственного управления. Общественный транспорт (кроме электрического – трамваи, троллейбусы), воспринимается чиновниками как коммерческий, а не социальный сектор. Поэтому в час пик все автобусы перегружены. Вкупе с установкой на максимизацию прибыли и системной коррупцией получается так, что автобусы либо маленькие, либо разваленные (то есть по определению они не должны проходить техосмотр) и управляются персоналом, не соответствующим требованиям квалификации. Электротранспорт, который как бы на дотации, отличается крайне малым количеством выходящих на маршруты единиц.

Истории про алматинское метро, остающееся рекордсменом по долгострою и попытку перенести международные авиарейсы из аэропорта южной столицы в Астану тоже можно отнести к проблемам этого разряда. Будучи расположенным внутри континента, с реальным населением в 2,5 млн. собственно в мегаполисе и 0,5 млн. по его округе, Алматы от своего аэропорта зависит больше, чем Гамбург от торгового порта.

«Пояс шахида», как образно называют депрессивные спальные районы на периферии мегаполиса, своим появлением также обязаны неуважением к труду. Государство сняло с себя заботу по инкорпорации новых мигрантов в городскую среду. Пойти работать в банк или на телевидение они не могут в силу квалификации, от работы в полиции или акимате отрезаны отсутствием связей, для трудоустройства связистами, электриками, сантехниками в Алматы нет соответствующей системы профессиональной подготовки вроде советских ПТУ (профессионально-технических училищ).

Оборотной стороной неуважения к труду является его низкая оплата. Дворники, охранники, посудомойки получают нищенскую зарплату, за которую крайне трудно работать качественно. Вдобавок постоянные нарушения в сфере трудовых отношений со стороны работодателей, когда работников незаконно штрафуют, «подставляют», задерживают их копейки. Может быть для Талдыкоргана 50-70 тыс. тенге в месяц и является сносной заработной платой, но в Алматы с ее ценами на все и вся, отсутствием мест для нормального бесплатного досуга и работой в условиях постоянно стресса – это грубая насмешка. Но даже с такой занятостью возникают проблемы. Если городские власти одномоментно прекратят подряды в рамках «Дорожной карты», то число безработных резко подскочит – в существующей системе жизнедеятельности мегаполиса для них просто нет адекватного количества рабочих мест. Сейчас Алматы переживает фактически эпидемию бронхита и воспалений легких. Вместе сошлись плохая экология, стресс, бытовая неустроенность и низкие доходы, которые все вместе дают ослабление иммунитета.

Как долго сырьевые доллары смогут подпитывать такую ситуацию в Алматы – прогнозировать сложно. Пример Бишкека показывает, что слом привычного и вялоухудшающегося ритма городской жизни может наступить в режиме «вдруг». То есть накапливаются критические факторы в виде социальной несправедливости, криминала, бедности и безработицы долго, а перемены происходят скачкообразно. К тому же полноценной альтернативы труду еще не придумано, а паразитировать на чем-либо нельзя до бесконечности.

2 комментария

  1. Анонимно

    Как всегда у Абакшина нехиленький такой материал...

  2. Анонимно

    Грусно. И гнусно. А ведь Алматы потихоньку превращается в трущобы какие-то