10.02.2011

Бизнесмены – люди нужные. С ними всегда креатив и не так голодно (полемика с сайтом Dialog)

Сергей АБАКШИН

«Обретение богатства связано с активностью».

Чанакья Пандит

Тема хождения бизнесменов во власть для Казахстана не новая. Пишут об этом немного, а когда такое происходит, то обычный вывод: «бизнес и власть – вещи несовместные в любой конфигурации. По крайней мере на просторах бывшего СССР». Так отписал и Асылбек Баянов в материале «Бизнесмен хочет во власть? Отказать!» опубликованном на одном из старейших политических сайтов Казахстана. Однако хочется поспорить с автором и его главным тезисом. Ибо время сейчас такое, что без предпринимателей не обойтись. В том числе и во власти.

10 02 2011Власть, включая политическую – явление совершенно не одномерное. Даже если какой-нибудь Катар по своему устройству является абсолютной монархией, это не означает, что шейх делает все, что ему захочется. Потому что и там есть группы влияния, традиции, принципы, внешнеполитическое окружение, цены на нефть, международные организации, современный глобальный мир, наконец. И пусть того же главу катарского МВД формально назначает монарх, при своем выборе он вовсе не так свободен, как это можно представить на основе буквы закона.

Что уж говорить про Казахстан, государство во многом уникальное и мало на что похожее после двадцатилетия своей независимости. Если мы посмотрим на республику в 1992 году, то найдем не так уж много отличий от соседей в лице России и Кыргызстана. Сегодня эти три государства очень сильно не похожи друг на друга. А Узбекистан, сходств с которым было немного и на заре независимости, теперь вообще отличается от Казахстана как земля и небо. Хоть по внутренней структуре общества, хоть по философии власти и ориентирам движения.

Дискредитация казахстанского бизнеса в общественном сознании произошла в силу объективных и субъективных факторов. Никогда прежде в истории человечества не перераспределялись столь большие материальные активы, как в постсоветскую эпоху. И никогда у столь массового количества людей не было убеждения, что перераспределение произошло несправедливо. Плюс новый политический формат всего этого процесса, разрыв прежних хозяйственных связей, коррупция, дисфункция государственных институтов по целому ряду направлений деятельности, массовая миграция, криминал и маргинализация.

При СССР государство пыталось устанавливать верхнюю планку потребления для своих граждан. Например, не больше одной кооперативной квартиры, одной автомашины и одной дачи на одного человека. Плюс на дачном участке постройка должна быть не выше одного этажа. И вдруг все это рухнуло. Сами деньги из усеченной ценности в виде советского рубля (когда денежные знаки в кармане есть, а многие товары купить на них нельзя – дефицит) вдруг стали полноценным мерилом стоимости любых товаров и услуг. Этот переворот произошел столь стремительно, что новому поколению уже крайне трудно рассказать кое-какие советские реалии. Да и порой начинаешь задумываться – а было ли все это реальностью? Может просто иллюзия и игра ума?

К тому же у капитализма, наряду с очевидными преимуществами, есть не меньше отрицательных сторон и черт. Если общество долго жило вне капиталистических порядков и реалий, оно не в состоянии одномоментно придумать и установить ограничители и защитные механизмы, способные минимизировать издержки данных процессов. Сейчас мы ведем речь о социально незащищенных слоях населения – пенсионеры, матери-одиночки, инвалиды, работники бюджетной сферы, необразованная молодежь – экологии, обмане потребителя, криминале и прочих вещах. То есть те вещи, которые казались незыблемыми – работа и вовремя выплачиваемая зарплата, крыша над головой, бесплатное и нормальное образование и здравоохранение, отправка в тюрьму преступников и прочее – вдруг резко перестало действовать в прежнем режиме.

Попытки адаптировать чужой опыт по удержанию капитализма в стойле, также не увенчались успехом. Всевозможные ограничители – это всегда результат компромисса. А те, кто на заре самостоятельной жизни Казахстана получил широчайшие возможности в плане власти и обогащения, никогда не хотели и не хотят ограничений. Так получилось, что в стране не нашлось общественно-политической силы, которая смогла бы навязать всей этой эйфории какие-либо границы и рамки.

Как следствие, масса бизнесменов оказалась именно такими, на чьих примерах и построена статья Асылбека Баянова. Главная их родовая черта – это неумение различать свой карман и государственный. Вернее, неуемное желание перекладывать ресурсы из общественного кармана в собственный, не заботясь о последствиях. А также желание до минимума и суперминимума свести какие-либо обязательства и ответственность со своей стороны.

Однако бизнесмены в этом не одиноки. Чиновники, судьи, полицейские, депутаты всех уровней – тоже злоупотребляют своим положением и не желают существовать в условиях четкой и внятной персональной ответственности. Но посмотрим на ситуацию с другой стороны. Когда предприниматель везет мясо из Аягуза для продажи в Алматы, а «гаишник» получает с него взятку, то кто объективно более полезен обществу? Благодаря кому в Казахстане можно прийти в нормальный магазин, ресторан, ночной клуб, салон красоты, сауну? Ведь ясно же, что это не заслуга чиновников. Как минимум, их заслуга в этом пятая-десятая.

Современная экономика немыслима без класса предпринимателей. Тем более что она постоянно усложняется. Даже честный, исполнительный и дисциплинированный чиновник не в силах заменить бизнесмена на многих участках повседневной жизни. Это разные типы мышления, поведения, ценностей и несопоставимые уровни активности. Предпринимателю по определению требуется больше креатива и активности. Для него нет готовых лекал и четко утвержденных функциональных обязанностей.

Во время войны против Японии (Тихоокеанский театр второй мировой войны) американские вооруженные силы столкнулись с необходимостью поставок на непривычно далекие расстояния. Кроме этого, вооруженные силы США нуждались в на порядок большем количестве продовольствия, снаряжения, боеприпасов и горючего, чем японские войска (разные нормы положенности и армейские стандарты, уровень технической оснащенности). На помощь Пентагону пришли специалисты из бизнеса, которые продумали всю логистику и выстроили необходимые снабженческие цепочки. В итоге у японцев даже риса, морской капусты и вяленой рыбы не всегда было вдоволь, а американцы почти всегда воевали сытые, экипированные, не испытывая недостатка в боеприпасах и топливе. Сегодня эта картина повторяется в Афганистане, когда военно-транспортная авиация США не может вовремя поставить необходимые грузы, а гражданская авиакомпания на подряде у Пентагона – может.

Просто в Казахстане всем нужно подрасти сознанием и выработать комбинаторику взаимодействия различных интеллектуально-функциональных элементов. Государственники внесут свою лепту в каркас системы. Они умеют держать оборону и строить редуты, заботиться о слабых, контролировать, но редко способны предложить что-нибудь прорывное. Бизнесмены и их креатив могут быть использованы как раз для оригинальных и нестандартных вещей и решений. А когда их действия будут осуществляться под присмотром государственников, представителей гражданского общества в лице всевозможных экспертных, правозащитных и экологических НПО, тогда и общий эффект системы получится совершенно иным.

Хочется надеяться, что время, когда бизнес сможет внести свою конструктивную лепту в работу политики и власти – уже не за горами. Действующая система все больше костенеет, злоупотребляя приемами и методами из советского прошлого. А чтобы находиться в мейн-стриме цивилизационного процесса, требуется двигаться не назад, а вперед. Любой предприниматель – это в первую очередь человек, который обязан уметь решать проблемы – с бюрократами, криминалом, работниками, банками, клиентами. Когда такой особенности нет – бизнес умирает. Ни для кого не секрет, что проблем в казахстанской политике много, а потому и выходцы из деловых кругов будут кстати, но, в свою очередь, тоже под компетентным присмотром и встроенные в оптимальный формат.

3 комментария

  1. Мырк Твен

    Разделять бизнес и власть бессмысленно — как курицу и яйцо. Природа у них одинаковая. И вовсе не обязательно всегда- только шкурно-меркантильная. Во всяком случае — в первичной мотивации дОлжно присутствовать желание изменить реальность к лучшему. А значит – креатив рулит. Ну вот зачем человеку больше сотни миллионов? Потребительская фантазия иссякает уже на меньшем уровне. Значит, Гейтсами и Прохоровыми становятся люди, желающие управлять СВОИМИ проектами и имеющие, кроме капитала — все необходимые для этого качества — лидерские.

    В новой истории есть удачные и неудачные примеры соития и противостояния власти и бизнеса: Кеннеди, Буши, Ельцин, Путин.

    Власти крупный бизнес будет необходим всегда: власть по определению зарабатывать не может (а должна, иначе социалка раздавит) и чаще всего — НЕ УМЕЕТ. Поэтому за плечом Ноль первых всегда маячат свои Ни и Абрамовичи. И ничего плохого не вижу в том, что молодые олигархи присутствуют на заседаниях правительства РФ, у Путина. Или посмотреть на попытки Елбасы приручить младотюрков в начале пути — он и не скрывал, что собирается опираться в экономическом строительстве на крупный бизнес, и призвал его лидеров к сотрудничеству с властью. Другое дело, что дружбы такие бывают очень изменчивы: Муха и Роха тому примером. Или Береза с Ходором.

    Но рано или поздно встает вопрос: против кого СЕГОДНЯ дружить будем? Поэтому ухо востро держать приходится и власти, и бизнесу. Власть легко искушать деньгами, а бизнес — властью. И это не вопрос выбора, это вопрос самосохранения. Цинично, но без этого не бывает ни власти, ни бизнеса.

  2. Мырк Твен

    И кто-то, великий и ужасный — всегда должен находится НАД схваткой, самый циничный.

  3. Анаша-эппенди

    Курите... И да обрящете