16.07.2012

Оппозиция выходит из радикального угара?.

Тимур ИСАХАНОВ, фрилансер

«Как ни коротки слова «да» и «нет»,

все же они требуют самого

серьезного размышления».

Пифагор

«Потерять казахскую государственность  — не та цена, которую можно платить за борьбу с авторитарным режимом», – эта фраза, сказанная оппозиционным политиком Толегеном Жукеевым на пресс-конференции в связи с освобождением молодежного лидера Жанболата Мамая из СИЗО г. Акту весьма симптоматична. Дело в том, что еще в декабре прошлого года этот же самый человек призывал судить Аслана Мусина, главу Администрации Президента, за трагические события в Жанаозене: «Вот с кого надо начинать, прежде чем наступит историческая и политическая ответственность Назарбаева». Теперь произошла переоценка политических ценностей. Но здесь надо иметь в виду, что ряд различных политических деятелей, чьи настроения выражает господин Жукеев, действуют по формуле Жоржа Элгози: «Отказ – это предложение поднять цену».

391471Оппозиция в Казахстане всегда пыталась и пытается договориться с властью. Цивилизационная беда республики в том, что будучи восточной страной по сути государственного устройства, власть не в состоянии принимать за равных какую-либо сторону, за которой нет серьезной силы. Что касается оппозиции, то она со времени разгрома Акежана Кажегельдина ничего серьезного из себя не представляла. Правда, экс-премьера трудно назвать оппозиционером в общепринятом смысле этого слова, скорее он был лидером элитной группировки второго эшелона, которая пыталась вырваться на авансцену. К тому же сам Акежан Магжанович нарушил кое какие договеренности, а когда пошел в открытую, то показал свою тоеретическую и практиыческую слабость. Вообще, надо сказать, в этом смысле Кажегельдин задал алгоритм поведению и результативности всем последующим «поколениям» оппозиции, сослужив тем самым плохую службу...

Вслед за походом в большую власть Акежана Кажегельдина были претензии на улучшение позиций во властном Олимпе со стороны младотюрков, так называемый Демократический выбор Казахстана (ДВК) в 2001 году. Данная группировка была последовательно разгромлена Нурсултаном Назарбаевым, а два ее наиболее непримиримых элемента в лице Мухтара Аблязова (он же Муха-энергетик) и Галымжана Жакиянова (Галым Павлодарский) посажены за решетку.

В 2004 году партия «Ак жол» (основу которой составляло умеренное крыло «ДВК») попыталась пройти в парламент через механизм выборов. Ничего из этого у нее не получилось, а «показать зубы» после объявления официальных итогов голосования эта партия либерально-центристского толка не смогла. Затем были президентские выборы 2005 года. Оппозиционный кандидат в президенты Жармахан Туякбай громко возмущался нечестными итогами результатов, но вывести своих сторонников на улицу тоже побоялся.

В общем, власть со своей стороны следовала своей природе и все от нее зависящая делала: гнобила оппозицию и слала ей вызовы на предмет «слабо?», а в ответ получала подтверждения, что «слабо». Многие политические деятели по этому поводу негодовали. И тот же Толеген Жукеев на публичных мероприятиях призывал оппозицию к мужественности, к необходимости показать что-то более действенное, чем пресс-конференции и бесполезные обращения в судебные органы.

Время шло, но ситуация поменялась с неожиданной стороны. Мухтар Аблязов, прощенный Президентом и сдавший своих подельников по Демократическому выбору Казахстана и периоду «первоначального накопления капитала», смог-таки украсть несколько миллиардов долларов с помощью полученного в управление «БТА банка» и убежал за границу. Следом отправились запросы на экстрадицию самого банкира и незаконно выведенных им из страны активов. Господин Аблязов не захотел расставаться ни со свободой, ни с капиталами, а потому был вынужден проявить свои реально бойцовские качества.

Ни при Нурсултане Назарбаеве, ни при ком-либо еще из следующих президентов страны, кого можно отнести к кругу соратников и членов команды Елбасы, Мухтару Аблязову в Казахстане ничего хорошего не светит. Поэтому он начал игру по растаскиванию «избы» главы государства по «бревнам». Недовольных полно в любой стране и республика здесь не исключение. Наличие Интернета и спутникового телевидения создает дополнительные возможности по мобилизации и активизации протестных слоев населения, поэтому беглый банкир массу ресурсов направил именно в сферу усиления своих масс-медиа. Попутно продолжалась вербовка сторонников через сруктуры незарегистрированной партии «Алга!». Формат партии, постоянно находящейся в стадии регистрации, с одной стороны урезал ее в правах по сравнению с зарегистрированными политическими организациями, а с другой позволял находиться на легальном политическом поле и проявлять активность. Дополнительно была «приобретена» Коммунистическая партия Казахстана в качестве легально бренда (до решений суда о приостановке ее деятельности).

«Арабская весна» создала новый импульс в общественных отношениях. Мощь Интернета, коммуникативных, социальных и психологических технологий оказалась еще сильнее, чем предполагалось до событий в Тунисе и Египте. В силу экономической структуры Казахстана, лучше всего организованы рабочие на экспортных предприятиях. Зарплата у них не идет ни в какое сравнение с коллегами по профессии из развитых стран, а Интернет и спутниковое телевидение тоже имеется. Помимо социально-экономических компонентов проблем, есть еще коррупция, ментальные особенности, культурные и региональные отличия, которые выступают дополнительными катализаторами для проявления протеста.

Жанаозен оказался самым взрывоопасным звеном в Казахстане 2011-го года. Разумеется, у рабочих там были свои интересы, у менеджмента нефтяных компаний свои, у региональной элиты третьи, а для иностранных нефтяных компаний четвертые. Роль Мухтара Аблязова изначально отличалась от всех остальных в том, что он работал не на разрешение, а на эскалацию конфликта. В силу того, что население в Мангистау традиционно боевитое, власти тяготеют к силовым методам разрешения конфликтов, плюс дестабилизирующий фактор оралманов с иждивенческими настроениями – в итоге случилось то, что случилось.

Но как раз пролитая кровь в Жанаозене и Шетпе по прошествии нескольких месяцев и стала своего рода водоразделом. Многие политические игроки пришли к мысли, что легче отказаться от политически целей, чем от мелких привычек вроде политической борьбы на свободе. Дело в том, что Казахстан вряд ли способен сравнительно безболезненно пережить процедуру, которая произошла при распаде СССР на 15 новых государств. Верховную власть Центра было где принять от Риги до Ташкента. Для кого-то, вроде Таджикистана и Молдавии и в таком качестве не обошлось без крови. В общем, если падает действующий политический режим, то нет никакой гарантии, что вместе с ним и страна не переживет что-нибудь вроде ситуации Кыргызстана, только в куда более масштабных и тяжелых формах.

Те политики, которые еще вчера говорили об аморальности, преступности, недемократичности и вороватости режима, сегодня хоть и продолжают об этом вещать, но как-то без задора и куража. В «боевитости» после Жанаозенских событий многие разочаровались просто потому, что ситуация запросто может начать развиваться по неуправляемому и разрушительному сценарию, горючего материала для которого более чем достаточно. Крови большинство не хочет. Но чтобы их оторвать от радикальных элементов вроде проаблязовских структур или политического ислама, власть должна что-то дать взамен.

Сегодня мы присутствуем на открытии политической ярмарки, где торг уместен и даже приветствуется. Общественным деятелям вроде театрального режиссера Болата Атабаева и молодежного лидера Жанболата Мамая власть позволила выйти из игры на стороне Мухтара Аблязова с минимальными издержками для свободы и имиджа. Часть политиков продвигает идею общенационального Курултая. Хотя перед глазами от слова Курултай в первую очередь встают народные гулянья, казаны и юрты, в реальности это тоже форма политического торга. Люди вроде Жармахана Туякбая отказываются от поддержки господина Аблязова по развалу страны, а взамен своей конструктивной позиции хотят получить что-либо реально осязаемое и полезное.

Из-за деятельности беглого олигарха Мухтара Аблязова оппозиция Казахстана первый раз получила в свои руки силу. Однако кровавое измерение данного ресурса ее напугало. Вместо того чтобы примыкать к аблязовской силе — а  через нее к силам еще более грозным (которые вполне стоят уже за аблязовыми-шоразами) — и кончать режим, где процесс может попутно прикончить и само государство Республика Казахстан, большая часть оппозиционного спектра предлагает торг. Последний пример с освобождением Жанболата Мамая при посредничестве Толегена Жукеева свидетельствует о деятельном и продуктивном участии в политической торговле. Теперь очень важно, чтобы стороны сошлись в устраивающей всех цене. В противном случае деструктивные силы и импульсы получат очередную подпитку.  А оно нам надо?  Уж лучше поступить разумно. Фигуранты вроде так и сделали...

10 комментариев

  1. Анонимно

    Оппозиция выходит из радикального угара?

    -----------------------------------------------------------------------

    Не верю. У Аблязова деньги еще есть, амбциозность погубить режим есть, да и Запад поможет...

  2. Из Гульжан орг

    Наблюдая за этой политической байдой, напрашивается все же один вывод, что молодые политики Ж.Мамай и Атабаев оказались простыми марионетками на большой мировой арене. Их намерения помочь нефтяникам были использованы Мухтаром Аблязовым для реализации его планов по оказанию тлетворного влияния на политику Казахстана. А к их «деятельному» раскаянию скорее всего подвели известные нам структуры. хотя им скорее объяснили и раскрыли истинные планы Аблязова и Козлова по использованию Жанболата и Атабаева втупую.

  3. Анонимно

    Из Аблязова делают демона

  4. Анонимно

    Человек который смог скоммуниздить 10 ярдов безусловно демон. Остальнеы тоже воры, но не такие ухватистые, а попросту умные.

  5. Анонимно

    Ключевые слова Жукеева — это реплика по поводу «потери государственности» все объясняет и по поводу того, что не можно сказать о всей подплеки то же самое... А тут уже «торг» не «торг». И он как человек побывавший в первой команде Президента безусловно знает поболее чем Казис Тогузбаев. Так же было заметно что он нервничает не меньше Турсунова и похоже все комплименты в адрес Мамая у него просто вынужденные...

  6. Анонимно

    Тлекович зря распинался про интерпретации. Это разумеется он делал для отвода глаза\. так сказать... На самом деле и Атабаев и Мамай много чего говорили и не обязательно на площади, за что могли получить не меньше чем Нарымбаев (вот Ермек точно ни за что сел, если вспомнить что официально его посадили за слова Назарбаев, кет!). Их в натуре вытащили. А они теперь должны держать лицо... И Бог с ними. А то, что они говорили как ни крути, это были лозунги о свержении власти и призывы к топору. Если абстрагироваться от того, что они имели в виду не абы кого/, а именно высшее руководство, в любом другом государстве никакие Турсуновы и жукеевы из бы не вытащили. Вот в чем вся соль... Просто удивительно\, а кого они хотели видеть на самом верху вместо «кровавого старого диктатора»? Неужели своего бывшего(настоящего?) патрона, т.е. Аблязова? Ну это же бред...

  7. ШП

    Оно нам не надо. И им оно не надо. Оно никому не надо, но оно неизбежно надвигается. Потому что, все у нас состоит «из того же материала». Все примерно-приблизительно. Все как в игре в нарды- чтобы не выпало, главное не проторговаться. И даже выигрыш не важен-главное убить время. У общества нет заказа на иную мораль.

  8. Анонимно

    Оппозиция выходит из радикального угара?. — НЕ ДОЖДЕТЕСЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

  9. Анонимно

    Смотрел я это видео. И этот убогий и недалекий хитрованчик претендует на роль второго Шаханова?

  10. Букмекер

    Какие его годы? Подтянется. Пиндосы работать умеют с материалом.