01.10.2012

Интеграция вступает в кульминационную фазу

Джанибек БАЙТЫРОВ (Москва)

Идея создания Евразийского парламента, которая обсуждалась недавно, снова вызвала волну интереса к евразийской интеграции. Это неудивительно, поскольку создание общего парламента является как показателем глубокой степени интеграции, так и определенным ограничением национального суверенитета, что в Казахстане многих беспокоит.

Evraz NurСудя по высказываниям ряда экспертов, как казахстанских, так и российских, идея Евразийского парламента не всеми признается своевременной и нужной. Эксперты подчеркивают, что сейчас больше всего необходимо развитие межпарламентского сотрудничества, для ускорения процедуры ратификации соглашений и документов, необходимых в рамках интеграционных процессов. К полноценному Евразийскому парламенту страны-участники пока что не готовы.

Однако, в каком состоянии ныне находится интеграция, и какие у нее наиболее характерные моменты?

Разные подходы

Характерная черта евразийской интеграции состоит в том, что отсутствует четкая идея того, какой именно характер должна принять эта интеграция. Обзор высказываний и публикаций позволяет сделать вывод, что одновременно присутствуют и используются по крайней мере четыре подхода:

— политический (то есть интеграция в первую очередь на политическом уровне),

— торгово-финансовый (то есть создание и укрепление общего рынка и общих механизмов экономического регулирования),

— индустриально-инновационный (то есть интеграция промышленности и совместная разработка инноваций),

— культурный (то есть сближение населения стран в отношении культуры и менталитета).

Каждый выступающий, как правило, выбирает какую-то одну трактовку, которая по определенным причинам ему ближе всего, и рассматривает евразийскую интеграцию именно с этой точки зрения, часто совершенно игнорируя все остальные аспекты интеграционного процесса.

Причем эти подходы на практике также используются далеко не все. Реально и наиболее активно используется в практической деятельности торгово-финансовый подход, который выражается в создании ЕврАзЭС, Единого экономического пространства и совсем недавно сформированного Таможенного Союза. По выступлениям глав стан-участников, в первую очередь Нурсултана Назарбаева и Владимира Путина, торгово-финансовая интеграция, или объединение рынка и экономик по крайней мере России, Казахстана и Беларуси, признается в настоящий момент приоритетным интеграционным процессом.

В этом направлении существуют самые масштабные планы, вплоть до введения общей валюты, ну или по крайней мере единой расчетной единицы.

Второй подход, находящий широкое применение на практике, — это политическая интеграция, то есть создание наднациональных политических организаций и структур, определенное согласование позиции по политическим вопросам, регулярное проведение встреч и форумов. В основном, роль политической интеграционной структуры выполняет СНГ, однако, политический компонент есть практически у всех интеграционных структур.

В принципе, Евразийский парламент — это попытка углубить интеграцию в политической сфере. Но только почему эта идея появилась именно сейчас? Дело в том, что в декабре 2010 года на саммите ЕврАзЭС была достигнута договоренность о создании Евразийского союза на базе Единого экономического пространства, в которое входят Россия, Казахстан и Беларусь. Однако, Владимир Путин относил подписание декларации Евразийского союза к 2013—2015 годам и логично, что Евразийский парламент этого объединения конфедерационного типа, будет создаваться уже после политического учреждения Евразийского союза, а не до него.

Индустриально-инновационный подход, в значительной степени опирается на советское наследство и на сложившиеся технологические связи между странами-участниками ЕЭП в некоторых отраслях. Скажем, экономическая статистика внутриотраслевой торговли показывает, что между Россией и Беларусью есть «интеграционное ядро» в машиностроении, между Россией и Казахстаном — в химичесской промышленности. Страны связаны между собой поставками машин и оборудования, поставками минерального и химического сырья. Индустриальный комплекс трех стран объединен тесными связями в горно-добывающей и химической промышленности.

Но это объективные условия. В целом же, работа по индустриально-инновационной интеграции пока идет довольно медленно и охватывает в основном утверждение общих технических регламентов. За их пределами — россыпь проектов, часто не связанных между собой. Большая часть из них представляет собой создание сборочных производств в Казахстане различной техники из российских компонентов.

Наконец, культурный подход пока что развивается только на словах, хотя есть немало политикой и общественных деятелей, которые придают культуре, языку и менталитету огромное значение. Видимо, это связано с тем, что все же пока нечего противопоставить мощной притягательной силе русскоязычного медиа-пространства.

Некогда была выдвинута идея «разноскоростной интеграции», когда каждая страна выбирает для себя свой тип и скорость интеграции, и теперь мы видим продукты этого подхода. Интеграция получилась действительно разноскоростной, и в ней развитие различных сторон интеграционного процесса получилось неравномерным, с выраженным акцентом на торгово-финансовые механизмы, то есть на рынок. Вопросы политического оформления интеграции были отложены на ближайшую перспективу.

Отмирание СНГ

Другой немаловажной особенностью текущего интеграционного процесса является то, что СНГ исчерпал свои возможности и стал превращаться в отмирающую организацию. Пока, конечно, СНГ еще не изжило себя окончательно, но перспективы упразднения этой структуры стали видны вполне отчетливо.

Переломный момент в существовании СНГ наступил с момента соглашения о создании Евразийского союза, который будет создан на основе созданных механизмов ЕЭП. В интеграционном процессе оформилось ядро, члены которого смогли договориться об основных принципах интеграции. Политически Евразийский союз будет оформлен где-то около 2015 года, и тогда надобность в СНГ отпадет. Почему?

Во-первых, в основах СНГ и Евразсоюза лежат разные политические идеи. Соглашение об образовании СНГ официально оформило распад СССР и ставилась задача обеспечить сотрудничество новых государств на основе признания суверенитета. По существу, это была не интеграционная, а «разводная» организация, призванная обеспечить мягкую и бесконфликтную постепенную дезинтеграцию постсоветского пространства. В противоположность СНГ, Евразийский союз — это определенно интеграционная идея, вводящая шаг за шагом все новые и новые совместные политические и экономические структуры. Иными словами, Евразийский Союз нельзя рассматривать в качестве продолжения СНГ. Евразсоюз разрушает и упраздняет СНГ.

Во-вторых, как только Евразийский Союз политически оформится, и объединит крупнейшие постсоветские экономики, можно будет отказаться от прежнего подхода к интеграции, как к мягкому, «разноскоростному» процессу на добровольных началах и без серьезных обязательств. Новый союз несомненно выставит потенциальным членам жесткие условия и потребует интегрироваться по плану и графику, или же оказаться вне интеграционных процессов.

Потому СНГ уже к 2020 году полностью исчерпает свой потенциал и, скорее всего, около этой даты организация может быть распущена.

ВТО встряхнет Таможенный Союз

Правда, кроме достижений есть и серьезные проблемы. Россия в 2012 году завершила процедуры вступления в ВТО, приняв там обязательства по таможенным тарифам, более низкие, чем установленные тарифы Таможенного Союза. По подсчетам МИД Беларуси, по 1000 товарным позициям обязательства России по ВТО на 7-15% ниже, чем тарифы Таможенного Союза, а по 1500 товарным позициям — ниже на 4-6,5%. Итого, после вступления в силу всех российских обязательств по ВТО, Таможенному Союзу придется снова пересматривать таможенные тарифы в сторону их понижения, по экспертной оценке, на 5-15% по разным товарным позициям. Это, конечно, затронет и чувствительные позиции. Ситуация становится непростой. Таможенному Союзу либо придется в значительной степени отказываться от политики протекционизма и открывать свои рынки для товаров третьих стран, либо придется в пожарном порядке изобретать какие-то компенсирующие средства.

Другой момент состоит в том, что в результате вступления в ВТО, в Россию пойдет инвестиционный капитал, что через пару лет приведет к усилению позиций российских товаров и выжимания с рынка товаров белорусских и казахстанских. В Беларуси уже всерьез забеспокоились последствиями вступления России в ВТО.

Это событие, конечно, сильно встряхивает только что созданный экономический механизм. Теперь его предстоит быстро отладить для работы уже в новых условиях, когда Россия торгует по правилам ВТО, и пока что не очень ясно, что будет предложено и сделано, и какую цену придется заплатить за эту перестройку.

Можно сказать, что отладка этого механизма займет примерно два года, и это объективно затормозит все остальные процессы, такие как разработка новой расчетной валюты и механизмов экономического регулирования. Очевидно все это будет делаться уже в рамках Евразийского союза.

Иными словами, обозревая нынешнее состояние интеграционных процессов, можно сделать вывод о том, что они приближаются к своему кульминационному моменту, который настанет примерно в 2015—2016 годах, на которые прогнозируется учреждение Евразийского союза и формирование его институтов. Речь идет о почти полной перестройке политических, экономических, в известной степени и культурных отношений на пространстве бывшего СССР, и коренном изменении лица всего региона. На месте рыхлого СНГ образуется конфедерация государств с заметным экономическим и политическим влиянием в мире. Те страны, кто в нее не войдет сразу, видимо, быстро выпадут из интеграционных процессов и окажутся в периферийном положении, с образованием по крайней мере трех крупных периферийных зон: на юге Средней Азии, в Закавказье и в Восточной Европе. Эти периферийные районы превратятся в регионы, где будет идти политическая и экономическая борьба между крупными объединениями и их судьбе особо не позавидуешь.

4 комментария

  1. Алармист

    ДА... Дрейф в сторону России усиливается. чтобы не верещали наши нацпаты. А жаль. Казалось мы чего то стоим в этом мире.

  2. Анонимно

    Алармист, засунь свой алармизм знаешь куда? Не быть этой интеграции — даже парламент против!

  3. Анонимно

    Чо та мало нцыковских подходов наблюдается аднаго

  4. Анонимно

    Казахстан останется суверенным и не надо никакой России...