04.12.2012

Политические размышления на фоне алматинского снегопада

Сергей АБАКШИН

«У всех есть свой предел…

У всех есть смертельно уязвимые точки.

Просто у некоторых эта точка находится в нестандартном месте».

Лоис Макмастер Буджолд

Достаточно долго меня не  было в Алматы. И вот попав сюда к самому началу зимы (приехал на день рождения друга) я не смог покинуть Алматы к запланированному сроку. Зато я увидел и почувствовал давно мною забытый — густой алматинский снегопад...

snegopad 01 12 2012...Вроде бы столько говорили о том, что городские власти вырубили в Алматы почти все деревья, а оставшиеся варварски кронировали. Однако после снегопада на День Первого Президента масса автолюбителей была огорчена упавшими на их автомобили стволами и ветками. Многие провода тоже пострадали. Городские власти заявляли, что снегоуборочная техника не справляется с огромным объемом снега, а на самом деле она в это время даже не вышла на дороги. Вот так и весь Казахстан: достаточно одной сильной перегрузки и его государственные структуры быстро впадут в дисфункцию.

Когда в ревущие 90-ые республика из стадии глубокого кризиса плановой системы хозяйствования стала переходить на рыночные рельсы, нормальная экономическая модель не могла появиться сразу и вдруг в принципе. Вдобавок изобилие коррупции и коррупционеров на фоне недоумеревшего старого и несложившегося нового. Общество вступило в фазу затяжного стресса, усиленного шоковой терапией, пожалуй, даже гипершоковой.

Особенно много горючего социального материала возникло в малых городах. Специфика этих населенных пунктов в том, что в советский период люди там в прямом смысле слова строили себя, свой город и свою страну. Положительные изменения в городах, вроде, Каратау, Темиртау или Текели были ежедневными. Вот построили гостиницу, вот разбили парк, купили прогулочный катер, завезли много книг в библиотеку и т. п. И вот в одночасье все рухнуло, а пружину активности надо было куда-то спускать.

Одним из механизмов снятия социального напряжения стали эмиграция и внутренняя миграция. Выезд каждых 100 тысяч человек за пределы Казахстана освобождал десятки тысяч рабочих мест, квартир и домов. Плюс ослабление нагрузки на социальную сферу – пенсии, места в школах, больницах, детских садах.

Вторым моментом стало расширение ассортимента зрелищ в широком смысле этого слова. Даже в самые трудные времена спада производства, секвестров бюджета, невыплат заработной платы и массовой безработицы бутылка нормальной отечественной водки стоила сравнительно дешево. Это для мужчин. А женщинам, если нет перебоев с электричеством – изобилие латиноамериканских мелодрам. Наверное, нет такой богатой и несчастной семьи в Мехико, Лиме, Каракасе, Буэнос-Айресе и Рио-де-Жанейро, чьи разнообразные проблемы не выплескивались на головы казахстанцев.

Советская система требовала максимально широкого участия населения в разнообразных общественных акциях – первомайская демонстрация, сбор подписей за освобождение Антонио Майдане и, разумеется, выборы. Тогда еще в Алма-Ате одна женщина заявила, что не пойдет на выборы, потому что когда подошла ее очередь на квартиру, вдруг оказались какие-то левые фамилии впереди и на нее жилья не хватило. Партийно-советским функционерам пришлось резко подсуетиться и восстановить социальную справедливость. Потому что за сомнения в справедливости советской власти могли пострадать не только сомневающиеся, но и давшие к такому повод.

И времена вроде бы недавние, но теперь почти былинные. Поскольку государство давно проводит целенаправленную политику на понижение политической активности граждан. Для этого СМИ, с одной стороны, наполнены информационным суррогатом (скандалы с участием звезд шоу-бизнеса, новости пирсинга, курорты, наиболее подходящие для измен супругу), а с другой, ужесточающийся запрет на будирование острых политических, социальных и правовых проблем. Критика власти так же строго дозированная и благожелательная.

Современной политической системе не нужны политически активные люди с принципиальной гражданской позицией. Если ответственных за манипуляции с общественным сознанием поставить перед гипотетическим выбором: все наркоманы перестанут «колоться», но проголосуют за оппозицию или все останется как раньше. Ответ предрешен, тем более что социальная цена любых реформ политическое руководство государства никогда не интересовала.

Девиантное (отклоняющееся) поведение, своим компонентом чаще имеет несогласие с действительностью, чем тягу к самовыражению. Правда, не ко всем девиантам государственные органы настроены нейтрально. В религиозном плане, например, разрешенными религиями определены только ислам суннитского толка ханафитского мазхаба, православное христианство и иудаизм. Если вам по душе кришнаитский маршрут дороги к Богу, то лучше езжайте в Индию.

Когда Рахат Алиев, ныне одна из популярнейших фигур казахстанского сегмента интернет-пространства, возглавлял ДКНБ по Алматы и Алматинской области, его подчиненные мешали толкинистам (эльфы, гномы, гоблины, тролли) резвиться в ролевые игры. При внешней абсурдности действий спецслужб, общая установка вполне логична. Государство – это организация, и когда люди создают самостоятельные организации, то легко видят, что структура государства ущербная и неправильная. Вот власти и стараются насаждать атомизацию общества, чтобы каждый был сам по себе.

Власть в политическом процессе востребует только постановочные политические акции. Будь то письма писателей во славу самого славного или «всенародная поддержка конституционных реформ». Когда дело доходит до выборов, то их стараются проводить без выборов. Парадокс: от партии «Нур Отан» больше всего страдают врачи и учителя, и они же являются главными примученными реализаторами ее победы на выборах. Учителей отзывают из отпусков, заставляют участвовать в «работе» избирательных комиссий, а потом рассказывать школьникам о небывалом расцвете свободы и демократии в стране.

С каждым днем все больше людей осознает реальное положение дел, которое все меньше сил терпеть. Порочная система не может удерживать стабильный уровень безобразий – она или деградирует дальше, или включаются механизмы оздоровления. Здесь возможности для улучшения системы системно же исключены. Отсутствие дешевого отечественного качественного бензина или деградировавшая система образования как в капле отражают в себе море.

Важной особенностью политической жизни Казахстана остается то, что мощные конфликты, как правило, возникают после того, когда политическое поле переживает масштабную зачистку. Почти на ровном месте и без сколько-нибудь заметной предварительной публичной стадии выпал в оппозицию Акежан Кажегельдин. Еще меньше видимых предпосылок было к феномену Демократического выбора Казахстана, хотя латентное напряжение росло мощно. Рахат Алиев стал головной болью для власти с какой-то «бытовухи». Мухтар Аблязов стал видным борцом с авторитаризмом как только его лишили возможности воровать. Виктор и Лейла Храпуновы вышли на тропу политической борьбы после того, как их не оставили в покое за границей с наворованным.

Проблема «на перегрузках» может выстрелить в совершенно неожиданном, хотя и закономерном месте. Потому что никаких легитимных каналов сброса конфликтного потенциала не оставлено. И маятник с «выключенными» гражданами качнется назад, сделав их включенными, да еще соскучившимися по ситуации, когда от них реально многое зависит.

А тем временем ситуация по сравнению со славными 90-ми годами поменялась кардинально. В обществе прошла приватизация государственной собственности, после которой появились сказочно богатые люди на фоне обнищания других и итоги этой приватизации населением не приняты. После Жанаозена-2011 конфликтное поле в Казахстане совершило качественный скачок (пролитая кровь резко меняет процессы и фон, на котором они протекают). На местных просторах в полный рост обосновались терроризм и религиозный экстремизм, которые прежде рассматривали Казахстан лишь в качестве тыловой и перевалочной базы. Растут коррупция, безработица, цены (особенно на предметы первой необходимости и тарифы ЖКХ) и падает уровень жизни значительной части населения. Эффект перегрузок вроде перводекабрьского снегопада может возникнуть на социально-политическом поле в любой момент, а мы то знаем, что готовность к этому у ответственных государственных структур, как у коммунальных служб Алматы.

5 комментариев

  1. Анонимно

    От последствий снегопада город только только начал отходить. Но по многим улицам невозможно проехать, особенно на окраинах и в частном секторе. Впрочем и в центре масса улиц не чищены. Вчера например, четвертого декабря Алма-Ата встала в центре, часика эдак на три.

  2. Пофигист

    Назар тщеславный отупевший старый жадный до баблоса маразматик.

  3. Анонимно

    Да весь город завален...

  4. Очевидец

    Ботанический бульвар на всем протяжении обрамили такими решеточками. А 1 декабря большой автобус типо Неоплана унесся на такие заграждения. Перекресток Ботбульвар-Ауэзова...

  5. Анонимно

    На день рождения ты Сережа приезжал к своему работодателю... Джону Сулееву. Так да?