14.05.2013

Похоже для Казахстана нефтяной коридор возможностей исчерпан

Константин ЛАВРУШКИН, фрилансер

«Политика есть самое концентрированное выражение экономики».

Владимир Ленин

«Размышления могут выматывать не меньше, чем напряженный бег».

Кажется казахский народ

170513oilВ казахстанской политике наступила «постнефтяная эпоха». В понятие «постнефтяная» мы вкладываем исключительно политический и идеологический смысл, поскольку в экономике Республики Казахстан нефть как была ее системообразующим элементом, так и останется в обозримом будущем. Вот только «черное золото», сказочно обогатив десяток-другой олигархов (в основном зарубежных), так и не смогло выполнить роль локомотива для Казахстана во всех отношениях. Нефть лишь закрепила сырьевой статус страны.

Будем объективны, Казахстан не находился в авангарде республик, которые боролись за выход из СССР. А знаменитые декабрьские события, которые сегодня тщатся показать как начало борьбы за развал советского строя таковыми на самом-то деле не являются (а являются всплеском борьбы за кресло в здани на площади им. Л.И.Брежнева), об этом прежде всего гворит крайне слабая реакция Запада, который тем не менее проанализировав прецедент, потом не в пример мощно и открыто поддерживал Прибалтику (если говорить в советских терминах). К слову: непосредственно сам ход (механизмы) Декабря-86 до сих пор покрыты мраком, но режим отложенной правды возможно тут меньшее из зол. Разумеется, правда когда ни будь станет известной, но и ее раскрытие вряд ли потребует много десятилетий… Но наши рассуждения касаются иного вопроса. Итак, в силу определенных исторических обстоятельств СССР с треском распался на 15 ННГ (данный аббревиатура уже подзабыта: Новые Независимые Государства). И когда это случилось, то надежды на будущее у большинства населения бывшего КазССР были радужные. Столько хлеба, мяса, металлов, угля, нефти и прочих ресурсов, которыми теперь не надо делиться с общесоюзным «Центром», что жизнь просто не может не быть как минимум райской. Впрочем, что такое райская жизнь хомо советикус весьма слабо себе представлял, но когда интенсивно разрушилось коллективное и вперед вышло индивидуальное, у других еще приправленное «дореволюционными» традициями, мир содрогнулся от хомо советикус, случился и оскорбительный (или рекламный?) Борат… Но вернёмся к истокам о райской жизни…

В то время и родилась идея «второго Кувейта». Обоснование у нее было очень простое: нефти много, достать ее из-под земли и продать особого ума не надо, население в Казахстане небольшое, поэтому если поделить деньги на всех поровну (или «по справедливости»), то всем хватит. Что характерно, «второй Кувейт» грел сердца многих казахстанцев в период, когда от экономики осталась одна лишь тень. Тогда вдруг четко выяснилось, что пресловутый «Центр» не только забирал, но и давал, а сама республика была составной частью единого хозяйственного организма и очень болезненно переживала, когда резали по живому. Но сквозь безработицу, невыплату зарплат и цивилизационную деградацию большое количество людей верило, что вот-вот, и дела пойдут в гору.

В тот период нефтегазовая выставка KIOGE превратилась во что-то похожее на сакральное действо. СМИ очень подробно освещали, какие компании приехали, кто из государственных чиновников что сказал, какие перспективы у нефтяного сектора. Надо отдать должное политическому руководству Казахстана. Здесь, в отличие от Туркменбаши, никто не обещал каждому жителю через пять лет по квартире и машине. Наоборот, периодически поднимался пассаж об «октябре 1941 года». Но люди на подсознательном уровне от тяжелого 1941-го проводили линию к победному 1945-му году.

Надо отдать должное зарубежным кредитам. Хотя разворовывали их всевозможные аферисты сверх всякой меры, часть денег все-таки доходила до цели. Как результат, Казахстан смог получить выигрыш во времени, тем самым смягчив очень сложный и драматический период в своей новейшей истории. Пример обратного – соседний Узбекистан. Там на самом верху гордятся, что практически не берут зарубежных кредитов, но уровень жизни большинства населения такой, что приграничные районы РК воспринимаются тамошним населением как земля обетованная. А в плане рыночных преобразований Ташкенту до Астаны как до Луны пешком. В Узбекистане и социально-экономические показатели населения гораздо хуже, чем в «распадном» 1991 году.

Со временем до казахстанцев стало доходить, что нефть становится товаром не в недрах, а когда доставлена на Лондонскую или Нью-йоркскую биржу. И вот, когда масса казалось бы далеких от нефтегазового сектора людей оказалась в курсе объемов нефтедобычи и экспорта отечественных углеводородов, знакома с маршрутами имеющихся и планируемых трубопроводов, отличает бонус от роялти, власть пытается уменьшить внимание населения к нефти. Власть это делает уже потому, что слишком уж часто успешность нефтяного сектора население приводит как аргумент в требованиях к государству увеличить социальные расходы. А спорить с этим убедительно для власти трудно. В Жанаозене 2011-го года типовой трудовой спор нефтяников и работодателей был так сильно «приправлен» клановыми, оппозиционными, деструктивными и сугубо криминальными компонентами, что в конечном итоге все вылилось в трагедию. Теперь даже по идее позитивные новости с Кашагана больше раздражают, чем вдохновляют.

Взять Шымкент и Тараз. Оба города – административные центры областей на юге Казахстана. Но в первом из них есть нефтеперерабатывающий завод (пусть и в ущербном варианте эксплуатации), а во втором нет. И наполняемость местных бюджетов уже только из-за этого очень сильно отличается. А деньги и благополучие всегда сильно коррелируют.

Вообще, мало что может сравниться по «линии жизни» с крупными нефтяными и нефтеперерабатывающими структурами. Поэтому работа в нефтяной компании для многих является заветной мечтой. Можно быть водителем, офис-менеджером, секретарем или переводчиком, но выполнение этих профессиональных обязанностей в рамках нефтяных компаний оплачивается выше, чем в других коммерческих и, тем более, государственных организациях. Просто в силу того, что нефтяной бизнес прибыльный и почти никто из легального сектора казахстанской экономики с ним сравниться не может.

Производители нефти хотели бы максимально сосредоточиться лишь на добыче, поэтому сами занимаются только теми вопросами, которые способствуют данной задаче. Если для этого требуется проложить участок автомобильной дороги или линию связи – инвесторы сделают работу, если нет – то нет. Попутные нефтяные задачи решаются только после давления со стороны правительственных структур. Яркий пример – переработка и продажа серы «Тенгизшевройлом».

Нефтяной сектор РК пополняет государственную казну далеко не в той мере, в какой может это делать потенциально. Большая часть нефти, добытой в Казахстане, продается через оффшоры, как результат, налоги поступают исходя из этих явно более низких цен, чем те, которые формируются на международных товарных биржах. Одни эксперты торговлю через оффшоры называет формой вывоза капитала в самом широком смысле этого слова, а другие добавляют, что это еще и способ получения громадных прибылей. Вот только адресат конечных барышей остается непонятным. Если из вкладов более 100 тыс. евро на Кипре владельцы получили право свободно распоряжаться лишь 10% от суммы (остальные деньги «обменены» на акции банков либо «заморожены»), то стоило ли вообще связываться с оффшорной экономикой? А денег на казахстанских счетах там по самой нижней границе было 1,3 млрд. евро.

В «нулевые» годы граждане Казахстана стали жить лучше, а к хорошему быстро привыкаешь. Но после очередного кризиса государство не имеет ресурсов, чтобы существенно улучшить их благосостояние в ближайшей перспективе. Имеется только один источник: пересмотр сырьевых контрактов. Реальные договоренности между правительством и нефтяными компаниями являются тайной. Условия контрактов закрыты даже для парламента, и все попытки представителей законодательной ветви власти узнать какие-либо подробности по этому чрезвычайно интересному вопросу успеха не имели. Граждане Казахстана не имеют возможности узнать, как делится прибыль от реализации сырьевых ресурсов. С экспортируемых углеводородов не взимается НДС, что оборачивается дополнительными многомиллионными потерями для бюджета. В целом вопросы налогообложения предприятий сырьевого сектора продолжают оставаться неразгаданной головоломкой. Но пересмотр контрактов – это очень болезненный и опасный процесс в смысле задевания интересов транснациональных гигантов. Астана сделала несколько серьезных попыток покуситься на часть куска пирога ТНК, однако после угроз насчет «ливийского сценария» с данными экспериментами завязала. И на текеущем этапе развития возможно это единственный путь сохранить имеющуюся стабильность.

Как результат всего выше перечисленного, властью интенсивно изыскиваются новые объекты для общественного внимания. Если этого не сделать в кратчайшие сроки, то неудовлетворенные «нефтяные (а если брать шире, то социально-экономические) ожидания» могут вылиться в мощный протестный потенциал.

Ничего удивительного в том, что люди стоически терпели в гораздо худшее время, но могут взорваться сейчас, нет. В психологии масс слишком много иррационального и понятие «хочу» при определенном стечении обстоятельств может иметь колоссальный эффект. Как положительный, так и отрицательный. Вот последним власть сейчас и озабочена. Рефрен «земля, земля, земля» в государственной идеологии и пропаганде – это как раз вариант отвлечения от нефтяной трубы. Вот только если принять внимание, что рядовой гражданин Казахстана даже положенные ему по закону 10 «соток» земли получить не может, то объект отвлечения внимания выбран крайне неудачно. И народ, не говоря уже о пусть уродливом (как и практически всё в нашей красивой стране), мизерном во всех отношениях креативном, но все таки КРЕАТИВНОМ слое, уже с нескрываемым ехидством ждет: чем еще можешь ты удивить нас родная власть?..

5 комментариев

  1. Анонимно

    Причины меня не интересуют. Все, на что находятся причины, уже само по себе подозрительно.

  2. Анонимно

    Уже планируются существенные сокращения госбюджета. Жирные времена прошли. А эти новости еще указывают и на то, что как пишет и говорит Своик — бобоса то в закромах родины похоже нэма... Все ж таки доворовались. И теперь надо затягивать пояса.

  3. Печальная статья

  4. Қарақойшы

    Правители КЗ выбрали не самый лучший вариант политэкономии. В итоге народная доля оказалось меньше, чем ожидали.

  5. Анонимно

    На сйате азаттык прочел коммент под точно такой же статьей как здесь, вот он:

    Слушайте, ну мы же все понимаем в какие карманы уходит доход от нефти и, газа и других ресурсов в Казахстане. Азаттык такие фамилии не пропустит, но и сам знает о них. Сперва они там пороются и отгребут сколько надо, потом правительство, каждый себе, потом депутаты, а что останется спустят вниз. А уже внизу толпа любителей поживы с барского стола еще отделит. Так вот когда сверху ругают всех за растрату, они имеют в виду вот эти остаточные деньги, копейки после их же чистки оставшиеся.

    Диалог