19.06.2013

Что скрывается между строк… Размышления над интервью Бахытжана Кетебаева

Алишер САГАДИЕВ

ketebaev200613Информационная борьба, развернувшаяся между Астаной и Мухтаром Аблязовым, основную массу населения страны не задевает совершенно. Народ, по сути, равнодушен, и это видно даже в социальных сетях, большее количество пользователей которых как будто и не замечает происходящего. Есть повод призадуматься, что здесь не так, почему народ, согласно излияниям аблязовских пропагандистов, ежедневно и еженощно стонущий под пятой «диктатора», не откликается на призывы «спасителей» и даже на разрешаемые властями митинги не ходит. Впрочем, не спешит тот же самый народ и на митинги в защиту «режима», как, например, происходило и происходит на Ближнем Востоке, где в ответ на протесты тамошних несогласных власть выводит миллионы своих сторонников. Последний пример — это борьба турецкого премьера Эрдогана с массовыми протестами: есть протесты, но и в наличии готовность сторонников Партии согласия и развития выйти на улицы, чтобы разметать протестующее меньшинство. В нашем же случае меньшинство позволяет себе декларировать какие угодно лозунги, правда, не на площадях, а все больше в электронных СМИ, а большинство остается равнодушным.

В ответ на лозунги оппозиции власть выставляет свои собственные лозунги, которые декламируют еще меньшее количество людей в таких же точно электронных СМИ и социальных сетях. Гораздо весомей критика национал-популистов, точнее сказать, даже не весомей, а, скажем так, опасней… Прежде всего для внутренней стабильности, поскольку их лидеры (кстати, не особо то и дружные промеж собой) работают на усиление русофобских настроений в стране, что угрожает межнациональному согласию, причем подхватывают их недалекие призывы молодые люди, те, кто родился накануне развала СССР, либо уже в независимом Казахстане. То есть, та самая революционная масса, которая благодаря отечественному образованию, старательно ухудшающемуся с каждым годом, дальше своего носа не видящая, истории своей страны не знающая, поддающаяся любым нонконформистским призывам. Это потенциальные мародеры и потенциальные же карьеристы, в нынешних условиях огороженности верхних эшелонов власти от проникновения сторонних людей, не связанных с нынешним правящим классом родственными или иными узами, не видящие своего будущего и рассчитывающие, как поется в песне, «стать всем» (кто был ничем, тот станет всем). Именно такой контингент и является ядром любой революции, что очень хорошо видно из нашей же собственной истории почти столетней давности. Вспомните хотя бы того же Аркадия Гайдара, который в 16 лет уже полком командовал, как любили раньше говорить старики, попрекая своих бездельников-внуков.

Удивительно, но смычки Аблязова с основной массой национал-популистов и их молодым жречеством не происходит, хотя именно этот шаг доставил бы Астане массу проблем, решить которые с нынешним качеством пропагандистской команды (и сам Нурсултан Назарбаев это отчетливо понимает, не случайны его нарекания в адрес этой команды, правда, по иному поводу — в плане неспособности разъяснить народу необходимость пенсионной реформы, заглохшей именно по причине того, что народ ее не принял и не понял) было бы практически н е в о з м о ж н о. В общем, пока в социальных сетях идет пропаганда домбра-party, и идей доктора Мальтуса в национал-популистском ключе, как ряды аблязовских «революционеров», во-первых, стремительно редеют, а во-вторых — точно так же стремительно раскалываются.

Лагерь Аблязова покинули две знаковые фигуры — это Ирина Петрушова, редактор газеты «Республика», и Бахытжан Кетебаев, бывший теперь уже руководитель спутникового канала К+. Об этом стало известно из интервью самого Кетебаева, данного им сайту Vox Populi. Кроме того, судя по публикациям Портала.кз, недавнее вручение премии «Свобода», церемонию которого, как известно, спонсировал Аблязов, стало яблоком раздора среди оставшихся в строю аблязовцев. Так, Марат Жанузаков, метящий на лидерство в «Алге» после посадки Владимира Козлова, искренне заявил, что никакого вручения не было и лауреаты премии не определены. Его заявления дезавуировал Сергей Дуванов, обвинивший Жанузакова в расколе и наведении тени на плетень. Дескать, если у тебя был отключен телефон, Марат, то это не значит, что остальные члены Оргкомитета, куда входит и Булат Абилов, объявивший о лауреатах и подвергшийся за это критике от Жанузакова, не договорились между собой и не утвердили кандидатов. Мотивы Жанузакова понятны — его, по сути, отодвинули от одной из ключевых акций года: вручения премии «Свобода». А ведь он претендует на лидерство в лагере аблязовцев. Отсюда и ревность к заявлениям Абилова о том, что лауреаты определены. Дуванов в данном случае выступил в привычной для себя роли «человека над схваткой»: дескать, ты не прав, Марат, без тебя все прекрасно работает и не надо тянуть на себя одеяло. Мы не знаем, что могло твориться за кулисами этой переписки, но подозреваем, что разборки были и до сих пор идут похлеще, чем привычные клановые войны между представителями правящей элиты.

Гораздо интересней проанализировать интервью Кетебаева-младшего, вышедшего в свет как раз тогда, когда Кетебаев-старший был задержан польской полицией по наводке из Казахстана. Полякам, конечно, быстро объяснили британские товарищи, что они не правы, поэтому Муратбек Кетебаев оказался на воле уже через сутки. Впрочем, на суть интервью задержание Кетебаева-старшего в Польше никакого влияния не оказало. Бахытжан оказался совестливее Муратбека, и в качестве причины своего разрыва отношений с Аблязовым назвал провокативность работы возглавляемого им телеканала: «Я не считаю правильным подталкивание исторического процесса. Вещи должны идти своим чередом. Мы журналисты, как телевизионный канал мы должны освещать, но мы не должны провоцировать. В этом наша разница во взглядах...». Кетебаев говорит о том, что К+ стоял на краю, близко к провокации, но на самом деле телеканал уже перешел эту грань в Жанаозене, в декабре 2011 года. И сам же он говорит ниже, что его журналисты, кроме освещения, занимались и чисто политическими акциями — одевали футболки с лозунгами и прочее. Вот, например, показательный момент интервью: «Наши журналисты приехали туда в апреле 2011 года и были рядом с забастовщиками. К ноябрю журналисты сообщили, что там начинается холод, ветер, скоро люди разойдутся по домам. И мы думаем: отзывать группу корреспондентов оттуда или нет? А как отзывать, если наши камеры для них и защита, и надежда, и знак, что они не одиноки? Решили держать журналистов, пока все не разойдутся. Там даже ситуация была: у меня был сотрудник, который 14 или 15 декабря записал для эфира ток-шоу «Прольется ли кровь в Жанаозене?». И когда 16 числа это произошло, нам поставили эту передачу в вину. Я спросил у сотрудника: «Ты знал об этом заранее? Почему ты дал такое название?». Он сказал, что у него было такое ощущение: проблему все игнорируют и обязательно что-то произойдет...». Эта цитата показывает, что Кетебаев не в полной мере владел ситуацией среди своей же команды, и кто-то со стороны, скажем, все тот же Аблязов, управлял его журналистами. Иначе как могла бы выйти в свет программа с явно провоцирующим названием, а руководитель канала узнал о ней только по факту выхода?..

Кстати, стоило обратить внимание на следующие крайне любопытные моменты, касающиеся идеологии. Дело в том, что аблязовцы и вообще оппозиционеры много чего писали про то, насколько жестока власть по отношению именно к журналистам. При случае всегда были упомянуты трагедии, случавшиеся с представителями этой профессии, например, Асхата Шарипжанова и др. Но жанаозенский прецедент казалось бы развязывал руки режиму на куда более явственные вещи. Ведь, несмотря на неоднозначность момента (такое было впервые!), уж там-то была почва для включения на полную мощность всех формальных и неформальных рычаги давления за то, что казахстанские журналисты показали… свой профессионализм в чистом виде, но освобожденном от таких понятий как безопасность граждан, в конце концов, с государства. Т.е в известной степени выступили, по сути, как продолжение, причем, еще раз подчеркнем, как очень профессиональное продолжение деструктивной воли своих работодателей… Но на эту ситуацию можно и нужно(!) посмотреть и с другого ракурса! В конце концов, идеологическим институтам суверенного государства надо признать, что именно журналисты, работавшие на Аблязова, в какой-то момент едва ли не обрушили суверенитет страны. Именно там, четвертая власть показал на самом то деле, точнее часть, журналисткой корпорации, свою настоящую силу. А ведь всего то и произошло: у людей были неплохие зарплаты, была поставлена задача, было оснащение, и было сказано: просто имейте эту власть за промахи и недостатки. Причем Аблязов в своей работе с журналисткой братией наверное из всех олигархов, включая и госмашину, работал наиболее, если можно так выразиться, продуктивно, и это было заметно еще в нулевых, до своего первого (будем надеяться рано или поздно будет и второй…) тюремного срока. Когда-то коллектив телеканла «ТАН» евда ли не рыдал, когда его передавали в руки одной медиа-империи… А ведь нельзя сказать, что у него работал таки весь цвет казахстанских мастеров пера и микрофона. Зато люди не просто отрабатывали свои зарплаты и премии, они креативили, они создавали новые информационные технологи (да-да...), они убыстряли процесс передачи информации с места (речь идет и о Жанаозене тоже) и были мобильнее всех этих «Хабаров» и т.д. Люди, прошедшие все эти «Стан-ТВ», «К+» - все крепкие профи… И когда Госсек чехвостил СМИ, систему госзаказов и вообще мертвечину госСМИ, возможно и имелась в виду и та ситуация, которую создали на этом фоне именно электронные аблязовские СМИ? Ну тогда возникает вопрос: а кто засушил СМИ вообще? Почему внесистемный, антигосударственный деятель с болезненными амбициями в этом смысле одерживал если не стратегические, то очень часто тактические победы, громя власть?!. Ответ на поверхности: в отличие от других, он не экономил на журналистском сопровождении, там была именно журналистская работа во многом, а не то, чем обычно занимаются крупные СМИ. А это атаки на некие структуры, персоны, с целью извлечения прибыли для управляющего (главреда и т.п.) своих изданий (информационный рэкэт), либо отработка пресловутого госзаказа. Другой вопрос, куда в итоге вел аблязовский «иде фикс», ведь были случаи когда журналист тихо покидал аблязовские проекты понимая, что задачи становятся все брутальнее и брутальнее, вплоть до отъезда из страны. Ну а когда у него стали, возможно, заканчиваться ресурсы, мы все видим, что стало происходить… Впрочем, это слишком очевидное объяснение…

Но вернемся к основной теме. Итак, по сути, уход от Аблязова Ирины Петрушовой и Бахытжана Кетебаева может означать только одно: эти люди, наконец, поняли то, о чем писали многие здесь — Мухтар Аблязов выполняет заказ на уничтожение Казахстана как стабильной республики, выстраивающей новые качественные отношения с Россией в рамках Евразийского союза. Муратбек такими рефлексиями не страдает и Казахстан, как можно судить из его заявлений и интервью, по сути ненавидит. Поэтому не отшатывается в ужасе от Аблязова и готов выполнять его любые указания. Да и здесь, в Казахстане, аблязовская команда представляет собой образец антипатриотизма — неслучайно к ней примкнул всем известный деятель, знаменитый тем, что прежде он олицетворял собой поколение «новых казахов», а ныне оказался полным банкротом и как бизнесмен, и как политик, но дети которого получают образование в Британии и США. Многие могут ухмыльнуться и сказать, что, мол, у Назарбаева внук тоже проходил обучение в Британской военной академии — но тут ситуация иная: в нашей практике это называлось «аманат», то есть заложник. В определенный момент времени Британия оказывала свое влияние на нашу внешнюю политику таким вот образом, после того, как ситуация изменилась и мальчик вернулся в страну, здесь появился — внимание! — советник из Британии Тони Блэр. Как видим, англосаксы никогда не давали нам люфта, всегда имея определенные инструменты влияния на нашу элиту, от которых нам еще только предстоит избавляться. Гиффен, работавший на ЦРУ, международный брокер Кажегельдин, пока еще точно не известно, кем завербованный, Рахат Алиев, явно попавший под влияние западных спецслужб (в числе его прегрешений — раскрытие международной сети наших агентов, а это нормальному человеку вообще не нужно, даже сильно обиженному на власть, только завербованному врагу), Храпунов, выбравший в качестве места жительства не какую-нибудь страну, а именно Швейцарию, доселе неприкасаемую обитель мировой финансовой элиты. И так далее.

Страна наша и ее лидер добились весомых успехов в интеграционных процессах на постсоветском пространстве. Нам удалось убедить Россию встать на этот путь, путь реального спасения наших государств от внешней экспансии, пусть невидимой, неосязаемой, но от этого не менее болезненной, чем та, что уже была в 1941—1945 годах. Да, сегодня нацисты не жгут деревни, не уводят людей в концлагеря, но от этого не легче — высокая смертность, низкий уровень жизни, утечка интеллектуальных и профессиональных ресурсов за границу, моральное разложение наших народов во многом превышает те показатели, да и сама экспансия длится уже больше 20 лет.          

Аблязов добивается того, чтобы положение это сохранялось как можно дольше. Ему не нужна власть в Казахстане — ему нужен здесь хаос, подогретость, флюиды гражданской войны, угроза разделения территории на мелкие осколки новых «независимых» образований: Адайстана, Северо-Казахстанской Вольницы, Независимого Семиречья-Могулистана и т.п. Собственно, не ему даже, а тем, кто стоит за ним. Лучшее доказательство тому, что это именно так — уход от Аблязова настоящих профессионалов своего дела, Кетебаева и Петрушовой. Все это можно прочесть между строк интервью Бахытжана Кетебаева. Мы и попытались… Думаем, что расшифровали близко. Но при этом нетрудно заметить – все вышеуказанные угрозы не есть фантазии, они имеют свою реальную подоплеку, ибо государство само дает поводы, и самый главный повод: оно попросту еще не столь мощно и сильно… И тому примером служит собственно феномен Аблязова, как целого явления.

10 комментариев

  1. Рейсер

    Ну навертели. Концовка ебнутая.

  2. Анонимно

    Везде враги

  3. Анонимно

    Автор — скотина и провокатор

  4. Анонимно

    У Сагадиева всегда такие вещички... Дикие. Зато четают!+

  5. Анонимно

    Ну как можно такое уродство печатать. такие вот придурки и 2050 писали, наверное.

  6. Анонимно

    Феномен Аблязова — слабости  нашей власти по всем параметрам. Аблязов ведь не политик и то ему удалось создать столько неприятности нашей власти а на месте Аблязова был бы еще кто нибудь умнее например яркий лидер политик, тогда не представляю что было бы его оппоненту.

  7. Следующий президент

    А, как же выражать свою не довольствия, не через сайт тогда как власть не дает возможность выражать его на площадьях?

  8. нурлан

    Немного информации не хватает автору, данных, чтобы почетче выводы сделать.  Например, полная глупость про Муртабека Кетебаева  - он уже давно не соратник Аблязова, на форбсе почитайте.

  9. Мимо проходил

    Ну, государство наше и не станет сильным — ведь так наглосаксами и задумано было, еще в 80-х, когда так удачно подвернулся Мишка Горби... Как только признаки усиления появляются, как черти из табакерок выскакивают аблязовы, алиевы, дувановы (его дочь живет в сша, вы не знали?), прочая нечисть, и начинают разобщать, растравливать, лить яд народу в уши. 

  10. Илита первомайки

    Я заметил, на этом сайте аблязовских жополизов пасется немерено. Всякие винявские-слинявские. Вот кстати о Винявском — довольно любопытно как этот прощелыга избежал уголовки и отмазался? Сдается мну, что именно на основ его показаний сейчас Козлов парится на нарах. Доказательства косвенные — как только винявский съебал из кровавых застенков, так сразу дело на Козлова и завели. На основе чего, каких материалов возбудились органы — непонятно. Но потом все ловко обстряпали, экспертов пригласили и тп. Крысы в банке — вот кто такие эти аблязовские прихвостни