23.09.2013

От президентских амбиций до «мыльной» оперы…

Илья БЛОГГЕР

011013ablyazovДостаточно хорошо знающие экс-банкира Мухтара Аблязова люди утверждают, что была у него с начала 1990-х годов мечта — стать президентом Казахстана. Мечтать, как известно, не запретишь, но вот как вчерашний аспирант МИФИ и мелкий предприниматель мог одолеть политического тяжеловеса, каким является президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, который уже в те времена, когда Аблязов еще «грыз гранит науки», уже был председателем Совета министров Казахской ССР, потом первым секретарем ЦК Компартии Казахстана, а с апреля 1990 года — президентом Казахской ССР. 1 декабря 1991 года он на выборах получил 98,7% голосов избирателей — почти единогласный мандат доверия.

Итак, как мелкий предприниматель собирался стать президентом? Для этого он составил целую шахматную комбинацию, в которой, целым рядом ходов собрался пробраться на самый верх. Первым и главным для него стали деньги, на которые Мухтар Аблязов собирался купить себе политическую поддержку. Богатый человек может собрать сторонников, создать политическую партию, выиграть выборы... Что же, решение вполне в духе того времени, буквального наполненного погоней за деньгами. Потому для начала Аблязов с головой ушел в бизнес, чтобы заработать необходимые для дальнейшей политической карьеры средства. Первоначальный капитал он скопил на чековой приватизации и стал владельцем нескольких небольших предприятий. Первый шаг к вхождению в ряды олигархии стало учреждение в декабре 1992 года холдинговой компании «Астана-холдинг», в которой быстро был создан целый ряд компаний: «Астана-Холдинг-Банк», «Астана-Моторс», торговый дом «Жанна», страховая компания «Астана-Полис», инвестиционно-приватизационный фонд «Астана-Инвест», охранная фирма «Астана-Коргау», фирмы «Астана-Техникс», «Астана-Мунай», «Астана-Шугар», «Астана-Театр». Аблязов не брезговал ничем, пробовал свои силы в любой сфере бизнеса, лишь бы было достаточно прибыльно. После ряда неудачных проб, Аблязов нашел-таки «золотую жилу» — поставку в Казахстан подержанных иностранных автомобилей. Новым бизнесменам, и не очень бизнесменам, и совсем не бизнесменам тогда очень хотелось вкусить иностранного комфорта, и иномарки шли просто нарасхват.

Уже в те времена он занимался незаконным бизнесом. «Астана-Шугар» попалась на незаконной операции — завезла в Казахстан три крупных партии сахара-сырца по толлинговой схеме, то есть после переработки продукт должен был быть вывезен за границу. Но аблязовская компания стала продавать его на месте. Схему накрыла финансовая полиция, которая начислила НДС и штрафы на сумму около миллиона долларов. Но в это время Аблязов уже делал первые шаги в политике, познакомился и заручился поддержкой премьер-министра Казахстана Акежана Кажегельдина. С помощью этого ценнейшего знакомства он сумел выйти сухим из воды, и даже сбросив некоторое непрофильное имущество.

Если описывать все схемы, которые прокрутил Аблязов в те годы, то выйдет целая книга. Их были десятки и сотни. Каждая давала ему какой-то профит и увеличивала его богатство. Подержанные автомобили, сахар, разные предприятия, всякие сомнительные сделки, цирк в Алматы. Однако, Аблязов стремился к большему и собирался заняться крупным бизнесом. В этом ему крупно помог Кажегельдин, способствовавший его победе в тендере на приватизацию пакета акций банка «Туран-Алем», назначивший его в июле 1997 года сначала президентом АО «KEGOK», а в апреле 1998 года назначил министром топлива и энергетики Казахстана. Вскоре Кажегельдин скрылся за границей и в 1999 году был объявлен в розыск, а Аблязов тем временем похитил в государственной энергетической компании в помощью подконтрольных компаний около 3,6 млн. долларов. Именно в это время он сколотил ядро своей группировки, а также приобрел политические активы, такие как газету «Республика», которая тогда еще была респектабельной деловой газетой.

В 1999 году Аблязов впервеы стал объектом внимания правоохранительных органов. В октябре 1999 года он находился под следствием по обвинению в хищении денежных средств, сокрытии доходов, превышении должностных полномочий, и это обвинение заставило его уйти в отставку. Однако, тогда он привлечен к суду не был, и вскоре стал председателем совета директоров ЗАО «Kazakhstan Airlines», а после — председателем совета директоров ОАО «Темирбанк», входившего в состав «Астана-холдинг». В сентябре 2001 года он был арестован, но в ноябре 2001 года освобожден.

После этого начались его активные политические действия. По всей видимости, он решил, что настало время выйти в политику и заявить о своих президентских амбициях. В декабре 2001 года был создан знаменитый «Демократический выбор Казахстана», в котором Аблязов стал одним из руководителей и спонсоров. Но первый выход в политику закончился для него очень плачевно. В феврале 2002 года он был арестован и осужден, вместе с Галымжаном Жакияновым на шесть лет лишения свободы.

Во время первой отсидки ему крупно помог Мухтар Джакишев, которого Аблязов в бытность министром назначил главой НАК «Казатомпром». По слухам, Джакишев попросил за Аблязова перед президентом и уговорил его выпустить незадачливого борца за демократию по амнистии, что и произошло в мае 2003 года. Но к этому моменту от уже созданного бизнеса у Аблязова мало что осталось и ему пришлось начать накопление капитала для политической борьбы с нуля. Хотя, впрочем, не совсем с нуля. Это уже был опытный делец, со связями как в правительстве Казахстана, так и с иностранным бизнесом. Аблязов уже знал, что и как нужно делать, чтобы снова заделаться олигархом. Вместе с Джакишевым он провернул несколько сомнительных сделок с урановыми месторождениями, покрутил бизнес в России. Однако, главным его шагом к возвращению в тесные ряды казахстанской олигархии стала загадочная гибель на охоте в декабре 2004 года Ержана Татишева — главы банка «Туран-Алем». К тому моменту это уже был крупный банк, с активами в 4 млрд. долларов, занимавший шестое место среди частных банков в СНГ. Аблязов вскоре стал главой банка и его совладельцем.

Именно в этом банке Аблязов развернулся на всю катушку. Он покончил с мелким бизнесом и торговлей, и сосредоточил свое внимание на превращении средств БТА-банка в свои личные. Сначала Аблязов через свои оффшорные компании, щедро прокредитованные банком (то есть, по сути, Аблязов кредитовал сам себя), покупал заграничные банки, переоформлял их как филиалы БТА-банка, а потом продавал часть акций по завышенной цене материнскому банку. Так Аблязов получал прибыль и становился совладельцем иностранных банков, в частности, в России и на Украине. Подобные схемы с кредитами и подконтрольными компаниями проделывались много раз, и на них Аблязов покупал банки, объекты коммерческой недвижимости, земельные участки. Часто эта собственность становилась залогами по новым кредитам.

Одновременно Аблязов привлекал в БТА-банк средства: брал кредиты в иностранных банках, в европейских и американских, в частности, он участвовал в программе торгового кредитования для поддержки сельскохозяйственного экспорта из США в Казахстан. Банк постепенно набрал очень много кредитов. Поток денег шел и из Казахстана, поскольку банк считался одним из самых крупных и надежных.

Вырученные с помощью подобных махинаций деньги Аблязов складывал на счета своих оффшорных компаний, инвестировал в зарубежную коммерческую недвижимость. Он создал целую оффшорную империю, в которой применялись многоэтажные схемы, кредитования и покупки акций, залоги и инвестиции. Если наблюдать со стороны и не знать, что за всем этим стоял один человек, то можно было увидеть просто бум предпринимательской, банковской и инвестиционной активности. Значительная часть аблязовских перегонов средств была учтена в экономической статистике целого ряда стран, в том числе и Казахстана. Из оффшоров средства расходовались и на политические цели — спонсирование казахстанской оппозиции, в частности незарегистрированной партии «Алга!», да и других партий, газеты и сайтов. Аблязов за счет этих финансовых вливаний приобрел репутацию борца за демократию.

По всей видимости, Аблязов рассчитывал накосить побольше денег с БТА-банка, создать большую оппозиционную партию. сколотить медиа-империю и двинуть уже в политику и на президентские выборы. Когда должен был наступить этот момент, мы уже вряд ли узнаем (если только сам Аблязов не расскажет об этом в своих мемуарах), но его планы были сорваны мировым экономическим кризисом. Пострадавшие от ипотечного пузыря американские банки потребовали срочного возврата кредитов и БТА оказался под угрозой банкротства. Правительство Казахстана, узнав об этом, приняло решение о государственной помощи силами ФНБ «Самрук-Казына». Предлагался выкуп акций. Но для Аблязова это было угрозой раскрытия всех его махинаций, поскольку государственные органы провели бы аудит банка и вскрыли бы все его кредитно-оффшорные махинации. Собственно, это и произошло. Аблязов уехал в Великобританию, банк оказался под государственным управлением и против Аблязова было возбуждено уголовное дело. Дальше прошла целая эпопея, связанная с тем, как Аблязов из-за границы руководил целой политической кампанией против Казахстана, с судом в Лондоне. Писать о ней подробно нет необходимости, поскольку об этом очень много писали в последние годы.

В общем, не суждено было Мухтару Аблязову стать президентом Казахстана. Всякий раз, когда он переходил к осуществлению своей политической деятельности, весь его замысел срывался. В первый раз он был сорван его арестом и осуждением, а во второй — бегством за границу. Более чем четыре года его пребывания, если так можно сказать, за границей, были чем-то вроде «мыльной оперы»: склоки, скандалы, судебные процессы, бегство и проживание по подложным документам. Сериал, в котором экс-банкир играл главную роль, имел вполне достойное завершение в духе «мыльной оперы» — скандал с любовницей Еленой Тищенко. Аблязов только начал было кампанию с обвинениями властей Казахстана в якобы «похищении» своей семьи из Италии, как его взяли «на горячем». Полицейский спецназ к роскошной вилле привела его любовница. С наручниках, под прицелом ружей Аблязова доставили в тюрьму, где он пребывает и по сей день. Сама любовница вскоре оказалась арестованной в России, куда приехала улаживать дела с российскими активами и делами АМТ-Банка, некогда украденного Аблязовым у БТА по вышеописанной схеме. Теперь российская газета The Moscow Post пишет, что Тищенко сдал российской полиции ее бывший муж — Сергей Тищенко, из мести за разрушенную семью и за отобранных детей. Отомстил он, надо сказать, знатно. Поставил «жучок» во французской квартире своей бывшей жены, узнал чем и с кем занимается его бывшая супруга, да и сдал обоих любовников полиции. Ну чем не мелодрама?! Прямо, «Богатые тоже плачут». Если по этому сюжету снять «мыльную оперу», то у нее есть все шансы побить успех мексиканского прототипа.

Как все хорошо начиналось. Аблязов составил целый план «Президент», который, в случае успешной реализации, подарил бы миру еще одну историю успеха. Мол, из мелких предпринимателей выбился в президенты. Приводили бы ее в пример на всяких там курсах MBA. Но закончилось все очень скверно и трагикомически, с адюльтером, ревностью и интригами. Серии этой «мыльной оперы» еще не закончились. Еще не закончился межгосударственный «кокпар» — кому достанется Аблязов в качестве обвиняемого и кто его будет судить. Да и сам процесс над ним в любой стране обещает быть интересным, связанным с сенсациями и феноменальными признаниями. Президентом Аблязову теперь не стать никогда — слишком долго ему придется сидеть за все то, что он совершил.

5 комментариев

  1. Букмекер

    Пипец... Ну неужели Мухтар такой долбоеб чтобы возомнить себя Президентом? Вздор! Не верю!

  2. Анонимно

    А я верю: )

    Другой разговор, как где то я читал на форумах, что Аблязов хотел стать президентом. но теневым: )

  3. Voodoo Child

    Думаю в как то период анфан террибль племени «младотюрков» таковым и был... Теневым. Но Нурекен, это жа старый лис — сиять должен только один. И никакой крамолы. А она в темной и умной бошке лысого шахматиста ютилась-ютилась и вот вытсрелила.

  4. Анонимно

    Да ну! Прямо таки в кресло метил что ли чувачок? Что то тоже не верится. Не такой же он вроде глупый?-))))

  5. Анонимно

    Хирня какая то