01.04.2014

Польские депутаты на службе у беглого преступника?

nomad.su

020414abliazovВ эпоху глобализации любые события в любой точке планеты могут оказать неожиданное влияние на судьбу любого отдельно взятого индивида. Вот и события в достаточно далекой от нас Украине даруют беглому казахстанскому олигарху Мухтару Аблязову новую надежду, что французские власти изменят свое решение по поводу его экстрадиции в Россию.

Свидетельством тому – возросшая активность финансируемого им польского фонда «Открытый диалог». Это именно тот самый фонд, который занимался организацией протестных акций в Украине, привозил в Киев польских политиков, выступавших перед митингующими на Майдане с призывами свергнуть власть Януковича.

Аналогичной работой «Открытый диалог» занимается и по Казахстану. Об этом в статье «Лоббисты олигарха: могут ли польские политики быть использованы в лоббизме политического шарлатана из Казахстана?» пишет журнал «Впрост» (Польша), №7, 10-16 февраля 2014 г., стр. 14-17 (http://www.wprost.pl/ar/435428/Lobbysci-oligarchy). Перевод можно прочесть на сайте «Зонакз.нет» (www.zonakz.net/view-lobbisty-oligarkha.html?mode=comments).

Появление этой информации в СМИ стало причиной подачи 26 марта группой представителей казахстанских НПО обращения в Посольство Польши в Астане с требованием провести разбирательство по поводу финансирования Аблязовым враждебной деятельности польского фонда против Казахстана.

Незамедлительно на аблязовском сайте «Республика» появилось интервью руководителя фонда «Открытый диалог» Людмилы Козловской. На воре шапка горит? В любом случае поспешность ее заявления сыграла с ней плохую шутку – она фактически призналась во всем том, в чем обвиняют польский фонд представители казахстанского гражданского общества.

В стиле аблязовских PR-акций она называет все казахстанские НПО – ГОНГО (Государством организованные негосударственные организации), подразумевая, что они работают на власти. Однако она забывает, что термин ГОНГО появился для обозначения именно таких псевдо-общественных организаций, как «Открытый диалог», которые используются для легализации вмешательства во внутренние дела других стран.

Именно это и подтверждают ее слова в конце интервью: «После событий в Украине можно с уверенностью констатировать факт, что возрождение Европы возможно только благодаря силе и храбрости гражданского общества. Когда все боялись и прогнозировали Украине судьбу Узбекистана, мы продолжали присылать туда свои миссии, состоящие из волонтеров и европейских политиков. И получилось. Теперь Янукович стал историей, а наша цель – помочь построить демократическую Украину. Так что боремся дальше».

Как и за что борется «Открытый диалог» в Казахстане?

Не секрет, что Мухтар Аблязов разыскивался за совершение экономических преступлений не только Казахстаном, но и Россией и Украиной. И даже Великобританией, где он уже осужден на 22 месяца лишения свободы.

Естественно, он пытается избежать наказания единственно доступным ему путем – подрывом доверия населения страны к власти и подрывом ее имиджа на международной арене. Для этого на территории Казахстана он совершает различные провокации – массовые беспорядки в Жанаозене в 2011 году, попытка организации теракта в Алматы в 2012 году, проводит массированные информационные кампании, в том числе за рубежом.

Операции на территории Казахстана осуществляет финансируемая им группа лиц, называющих себя партия «Алга», информационное влияние на население страны оказывает его собственный «медиа-холдинг», в который входят и телеканал, и газеты, и интернет-сайты. А вот проведение информационных кампаний на международном уровне – эту задачу выполняет «Открытый диалог» во главе с Людмилой Козловской.

Фонд «Открытый диалог» создан в 2009 году. Своей целью он декларирует поддержку гражданского общества и развитие демократии в странах Восточной Европы и СНГ. Достойная уважения цель! Но если изучить только имеющуюся в открытом доступе финансовую отчетность фонда, к примеру, за 2012 год, то мы увидим, что из 607243 злотых (186 тыс. долл. США) 592477 (181 тыс. долл.) были направлены на организацию различных медийных проектов по Казахстану.

Такая избирательность не кажется странной? А где же работа по другим странам СНГ и по Восточной Европе? На наблюдение за выборами в России грантодатели бросали колоссальные деньги, не меньше внимания уделялось Болотной площади и «Пусси райот». Я даже не буду говорить о других центрально-азиатских странах. В самом Казахстане масса проблем – начиная от социальных, заканчивая общественно-политическими. Но, не смотря ни на что, «Открытый диалог» продолжает тратить все поступающие средства на то, чтобы создать на международном уровне Аблязову и его сообщникам имидж «борцов с тиранией».

Почему? Потому, что все эти средства поступают именно от Аблязова. Думаете, это «Фридом Хаус» финансирует подобные информационные кампании, или Джордж Сорос? Он, наверное, и не знает о существовании этого Аблязова.

Руководителем программ фонда «Открытый диалог» по международному сотрудничеству и медиапроектам в Польше и Центральной Азии является Ирина Петрушова. Она же – президент аблязовского «медиа-холдинга», а также по совместительству жена ближайшего помощника Аблязова – Муратбека Кетебаева. Именно она осуществляет общую координацию работы в информационной сфере всех подконтрольных этому беглому олигарху медиа-ресурсов и «Открытого диалога», а также контролирует использование выделяемых Аблязовым средств для фонда.

На практике это выглядит так:

Козловская в прошлом и позапрошлом годах организовала на деньги Аблязова ряд поездок в Казахстан депутатов польского Сейма и парламентариев других европейских стран, подобрав им для контактов заранее подготовленных людей из числа сторонников Аблязова.

К примеру, в 2012 году к нам приезжал депутат Сейма Марчин Свентицкий. По возвращении в Варшаву он организовал пресс-конференцию, на которой заявил о якобы политической подоплеке дела близкого помощника Аблязова – Владимира Козлова, осужденного за разжигание социальной розни, приведшей к массовым беспорядкам.

В феврале 2013 года «Открытый диалог» направлял в Казахстан депутатов Сейма Михаила Марцинкевича, Томаша Маковского и Тадеуша Войзняка, представителей Главной коллегии адвокатов Польши Магдалену Фертак, Монику Струс-Волс, Юстыну Мазур, Войцеха Манджицкого и Юлиану Капальскую. Они провели встречи с членами так называемой «Алги», то есть лицами, получающими зарплату у Аблязова, ездили в город Петропавловск, где отбывает наказание Козлов. К колонии они прибыли без предупреждения, совершенно не соблюдали порядок получения разрешения на посещение осужденного, а по возвращении в Польшу на организованных фондом брифингах заявили о якобы необоснованных отказах польским депутатам во встречах с «политзаключенным» Козловым.

Затем в июле-августе в Казахстан на средства фонда приезжали депутаты польского Сейма Свентицкий, Маковский, Петр Сислинский и Адам Рыбакович, депутаты Парламента Италии Даниеле дель Гроссо, Алессандро ди Батиста, Манлино ди Стефано, Эммануэле Скаглоси и Карло Сибилиа, депутат Сейма Литвы Эгидиус Варейкис. Они встречались с женой Аблязова – Алмой Шалабаевой, ранее депортированной из Италии. Всем им Шалабаева, естественно, рассказывала, что ее якобы выкрали из Италии казахстанские спецслужбы, умалчивая о том, что ее просто-напросто депортировали за нарушение местного законодательства.

Все бы ничего, но эти приезжавшие депутаты все-таки являются представителями одной из ветвей власти дружественной нам страны. Было бы понятно, если бы приезжавшие польские депутаты интересовались системой обеспечения прав человека в целом. Пришли в госорганы и поинтересовались, например, материалами по условиям содержания в местах лишения свободы. Поинтересовались бы, какие меры принимаются по устранению нарушений, насколько они системны. Дали бы рекомендации. Тогда можно было бы говорить, что они действительно переживают за нас, желают нам помочь развивать демократические процессы и систему соблюдения прав человека.

Но они даже не обратились к неправительственным организациям, которые специализируются на мониторинге мест лишения свободы в Казахстане. Это, к примеру, коалиция против пыток и координационный совет общественных наблюдательных комиссий, которые были созданы такими авторитетными структурами как «Международная тюремная реформа» и «Фридом Хаус».

Действия парламентариев создают впечатление, что таково реальное отношение к нам со стороны политического руководства Польши. Они считают, что жене беглого банкира, которая по закону имеет право не давать показания против своего мужа даже в суде, можно доверять больше, чем целой системе государственного управления, депутатам, судам, прокуратуре, статистике преступлений, цифрами социальных расходов и так далее.

Депутаты Сейма встречаются с какими-то никому не известными людьми, получающими зарплату у Аблязова, и дают пресс-конференции, заявляя, что в Казахстане пытают Козлова, а Аблязова вообще убьют, если его экстрадируют. При этом игнорируют заявления авторитетных международных организаций, что у Козлова с условиями содержания все в порядке, а Аблязов – всего-навсего уголовный преступник.

Подавляющее большинство наших граждан прекрасно понимают, что имеет место намеренная дискредитация Казахстана, чтобы подорвать международный имидж страны и увести из-под ответственности Аблязова. Поэтому информационная кампания, организованная Козловской, направлена в первую очередь именно на зарубежную аудиторию, на тех людей, которые принимали решение об его экстрадиции.

Остается только надеяться, что это – инициатива частных лиц, а не элемент внешней политики Польши по отношению к Казахстану.

2 комментария

  1. Анонимно

    Поляки исходят говном по отношению к России и бывшим постсоветским республикам

  2. Дюк

    Гнобить бывший СССР — это политическое задание Польши.