28.09.2014

А нах нам НУХ*?

Сагит ОСПАНОВ, еженедельник «ТРИБУНА»: «Для кого «плодоносит» «Байтерек или Институт проедания денег»

*НУХ — Национальный управляющий холдинг

Институты проедания денег

Основной поток денег, выделяемых из Национального фонда для помощи экономике, проходит через холдинг «Байтерек», в который объединили государственные институты развития. Через него же распределяются средства на жилищную программу, «Дорожную карту бизнеса» и многие другие «деньгоемкие» направления.

photo_123149Поэтому повышенный интерес вызывает принятая недавно стратегия развития холдинга «Байтерек» до 2023 года. Несмотря на то, что институты развития существуют уже несколько лет, сам холдинг образован только в прошлом году, и поэтому у него развязаны руки в критике своих предшественников. Благодаря этому в стратегии анализ всей предыдущей работы институтов развития получился довольно откровенный. В нем признаны многие недочеты и системные ошибки.

Во-первых, фондирование дочерних организаций холдинга осуществлялось «в основном через механизмы дополнительной капитализации за счет средств государственного бюджета». Проще говоря, институты развития постоянно тянули деньги из государства, не развивая другие источники привлечения капитала. Фактически, это не полноценные финансовые институты, а большие кассы – структуры механического распределения поступающих им средств.

Во-вторых, признается, что «отдельные институты развития не полностью реализовали себя в осуществлении основных стратегических направлений деятельности». И это еще мягко сказано. Например, на конец прошлого года кредитный портфель Банка развития Казахстана (БРК) составил только 39% от его активов. В «Казына Капитал Менеджмент» на инвестирование проектов был направлено лишь 31% денежных средств. «КазЭкспортГарант» задействовал на страховании экспортных проектов только 1,2% от своего страхового портфеля. Иными словами, получая все новые порции денег от государства, институты развития не направляют их на свои прямые задачи – поддержку бизнеса.

В-третьих, институты развития при этом еще умудряются нести убытки. Уровень проблемных кредитов в БРК достиг 42% – это выше, чем даже в банковской системе в целом! Получается, что банк так «умело» кредитовал производство, что почти половина денег назад не вернулась. Убыток БРК на начало этого года достиг 51 миллиард тенге. Сейчас все его «плохие» кредиты передали в Инвестиционный фонд Казахстана. Но то, что он сумеет что-то вытащить из этих проектов, весьма сомнительно. Ведь фонд сам из своих 36 проектов только 8 реализовал с прибылью.

Гора родила мышь

По сути, институты развития и не выполняли свою главную функцию по поддержке экономики, и не наладили нормальное корпоративное управление. Этот печальный диагноз, конечно, не нов, и давно ставился объективными экспертами. Однако такая внутренняя оценка со стороны руководства самих институтов развития дается, пожалуй, впервые. И она ко многому обязывает – новая команда управленцев «Байтерека» теперь обязана на деле показать, как нужно работать.

Однако ситуация пока не внушает оптимизма. На заседании совета директоров «Байтерека», возглавляемого премьер-министром Каримом МАСИМОВЫМ, было озвучено, что чистая прибыль холдинга за первое полугодие составила 11,85 миллиарда тенге. В то же время за прошлый год чистый доход «дочек» «Байтерека» достиг 40 миллиардов. Таким образом, пока идет серьезное отставание от прежних показателей прежнего руководства. Крайне низким является уровень доходности по отношению к активам холдинга – 0,56%.

Можно, конечно, оправдаться тем, что главная задача холдинга – все же не извлечение прибыли, а эффективное содействие бизнесу. Однако и здесь результаты, увы, не блещут. За полгода вся группа компаний холдинга «Байтерек» – а это 10 дочерних организаций с активами более 11 миллиардов долларов – профинансировала всего 15 проектов на сумму 54,3 миллиарда тенге, ввела в эксплуатацию шесть проектов на 46,8 миллиарда тенге и поддержала 17 экспортных операций лишь на 1,7 миллиарда тенге.

Это очень скромные цифры, которые в масштабах экономики практически незаметны. Потому нет никаких оснований считать, что «Байтерек» как-то влияет на ее развитие. Правда, холдинг еще отчитался о финансировании 2 287 субъектов малого и среднего бизнеса на общую сумму 169 миллиардов тенге. Однако «Байтерек» здесь выступил простым оператором, что с успехом мог сделать любой банк. Еще одним результатом полугодия названо создание очередной «дочки» – Baiterek Venture Fund с капитализацией до 9,1 миллиарда тенге. Достижение весьма сомнительное, поскольку институты развития уже не раз создавали венчурные фонды и заходили в капитал других фондов, но ничего осязаемого это не принесло.

Подводя итоги, передача институтов развития в холдинг «Байтерек» пока ничего качественно не изменила в их работе.

Не можешь сам – научи другого

Анализ стратегии развития «Байтерека» до 2023 года показывает, что и в перспективе качественные улучшения не предвидятся. Понятна и очевидна только одна вещь – через холдинг будет прокачиваться все больше и больше государственных средств. Он называет себя «финансовым агентом правительства». Зачем правительству нужен такой агент – посредник между бюджетом и бизнесом – остается вопросом, к которому мы еще вернемся.

Холдинг рассчитывает увеличить свой кредитный портфель с 1,3 триллиона тенге до 6,6 триллиона тенге, а инвестиционный портфель с 50 до 335 миллиардов тенге. При этом «Байтерек» намеревается финансировать предприятия несырьевого сектора. Звучит красиво. Но главный вопрос состоит не в том «что», а в том «как» финансировать. Ведь если почти половина денег была вложена в провальные проекты, то где гарантия, что эта ситуация не повторится снова? Поскольку объемы кредитования вырастут в несколько раз, увеличивается и риск убыточных проектов.

Между тем в стратегии нет никаких конкретных механизмов по улучшению механизма кредитования и оценки бизнес-проектов. Есть лишь обещания повысить качество освоения финансовых средств, не более того. При этом Банк развития Казахстана, например, отныне будет кредитовать проекты суммой не менее 50 миллионов долларов. А это многократно повышает риск для государства. Двадцать ошибочных проектов – вот и ушел на ветер миллиард тенге казенных средств.

В стратегии «Байтерека» перечисляются умные красивые названия новых инструментов финансирования: гринфилд-проекты, мезонинное финансирование, синдицированное кредитование и т.д. и т.п. Однако нет ответа на простой человеческий вопрос: за счет чего будет обеспечен их возврат?

Кредитование производственного сектора, особенно выпуска новых для Казахстана видов продукции – это достаточной рискованный процесс, в котором успех полностью зависит от качества экспертизы проектов. Причем не только финансовой, но и технической. Но экспертов такого уровня нет в институтах развития. Ничего не сказано про их подготовку и в стратегии «Байтерека». Хотя именно в этом заключается ключевая проблема не только государственных, но и всех частных финансовых институтов. В них полно молодых менеджеров с чисто кабинетным резюме, но совершенно нет отраслевых специалистов с опытом работы на предприятиях, которые могли бы объективно оценивать перспективы тех или иных инвестиций. Вот над чем нужно работать институтам развития!

Но «Байтерек» этой проблемы, самой насущной для отечественного финансового сектора, оторванного от жизни, в упор не замечает. Вместо того чтобы начать первым в стране формировать пул высококвалифицированных экспертов, сочетающих финансовые и технологические компетенции, способных отделять перспективные проекты от заведомо провальных, «Байтерек» намерен заняться совершенно другим. Он будет вести программы по обучению предпринимателей. Но простите, господа, как вы можете кого-то учить, если сами не умеете вести эффективный бизнес?!

Обо всем и ни о чем

Особое место в работе холдинга «Байтерек» занимает поддержка инноваций. Из стратегии следует, что в этой сфере все у нас развивается хорошо. В 2013 году доля инновационно-активных предприятий составила 7,6%. И хотя этот показатель крайне низок, по сравнению с развитыми странами, даже он является завышенным. Ведь как измеряется инновационная активность? Путем обследований, больше напоминающих социологические опросы. Хотя на самом деле инновационно-активное предприятие должно систематически заниматься внедрением новых технологий, иметь специальную статью расходов и специалистов, свои лаборатории и т.д. Если оценить эти критерии, то инновационно-активных предприятий в нашей стране окажется еще меньше. Да и откуда им взяться, если продуманной системы поддержки инноваций, несмотря на заявления чиновников, за все эти годы в Казахстане так и не появилось? Институты развития за 4 года поддержали 553 инновационных проекта на сумму всего лишь 12 миллиардов тенге (65 миллионов долларов). Это меньше, чем расходы на инновации средней западной компании.

В стратегии «Байтерека» предусмотрено, что к 2016 году вся так называемая инновационной инфраструктура – технопарки и конструкторские бюро – будет передана в частный сектор. По сути, эти заведения, в которые вложенная куча государственных денег, признаны неэффективными. Вместо этого «Байтерек» будет вести прямую поддержку предприятий – через инновационные гранты.

В целом принципиального видения того, как сделать поддержку инвестиций эффективной, в стратегии «Байтерека» нет. Хотя именно в этом и заключается суть институтов развития. Именно для этого они и создавались – помогать зарождению инновационной экономики в стране. Но теперь вся их работа сводится к примитивнейшему распределению денег из бюджета и Нацфонда, финансовому посредничеству и подмене банковской системы.

В целом холдинг «Байтерек» представляет собой не единый действенный механизм содействия бизнесу, а некое рыхлое, аморфное образование, которое занимается совершенно не связанными между собой функциями. В стратегии не удалось показать какое-либо целостное видение, и она представляет собой набор разрозненных направлений.

А отсюда возникает вопрос о целесообразности существования самого холдинга. Зачем нужно единое руководство для «Жилстройсбербанка», который кредитует жилищное строительство, Инвестиционного фонда, который разгребает проблемные займы, и «КазЭкспортГаранта», который занимается экспортным торговым финансированием? Объективно их деятельность между собой не пересекается, и они не нуждаются в едином руководстве, в лишней надстройке, поглощающей бюджетные деньги. Это же касается и других дочерних организаций «Байтерека». В своей стратегии он не сумел обосновать главное – необходимость своего существования за счет средств налогоплательщиков.

2 комментария

  1. Анонимно

    Ясно в опчем шо це за дило...

  2. Анонимно

    Все эти игры в холдинги замучали реальную экномику. Это ясно и на отвлеченных примерах, вроде судьбы информационного холдинга Нур Отана — Нур МЕдиа. Итогом стало закрытиые крепких газет: Страна и Мир и Дала мен Кала. Особенно странным в свете неустанной борьбы за упрочение казахского языка выглядело уничтожение Дала мен кала, которая по тиражам била Страну и Мир. Теперь эат Нкур-Медиа просто сосет ручеек денег у бюджета только ради одного кресла — которое ничего не значит — это кресло президента собственно холдинга.