06.05.2015

Прогнать ...собаку с сена

Сергей АБАКШИН

index it na senoВ русском языке есть поговорка: «как собака на сене; сама не есть и другим не дает». Эта поговорка обозначает ситуацию, когда человек имеет какой-то выгодный ресурс или возможность, но не использует его сам и не дает другим. Хотя эти возможности могли бы пойти на пользу, они просто пропадают. Подобным образом ведут себя не только отдельные люди, но и целые государства. Из ближайших соседей подобной политикой наиболее часто увлекается Узбекистан.

Официальный Ташкент презентует себя как регионального лидера в Центральной Азии, и в узбекских публикациях можно прочитать немало славословий в адрес многочисленного населения и бурного экономического роста, возрастающего влияния страны. Однако, чего в узбекских СМИ не пишут, так это о том, что узбекская политика очень часто вредит и самой республике, и всем окружающим ее соседям. За 20 лет независимости было несколько таких крупных провалов, которые нанесли весьма существенный вред всему региону.

Пожалуй, наиболее масштабным явлением такого рода была Аральская проблема. Узбекистан ставил эту проблему, ставил, ставил, пока море не высохло, так и не предприняв существенных мер по реорганизации своего водопотребления, реконструкции и модернизации своей сети каналов и мелиорации. Узбекистан все эти годы искал виновника, и нашел их в лице Таджикистана и Кыргызстана, которые якобы своими плотинами сокращают сток Амударьи. На деле же Аральская проблема вполне поддавалась решению. В Казахстане, по решению нашего президента, была отсыпана Кокаральская перемычка, которая спасла от высыхания Малый Арал. Теперь он постепенно превращается во вполне полноценное море, вновь заводится рыба и возрождается рыбный промысел.

Самое интересное, что и после того, как узбекская часть Аральского моря почти полностью высохла, а основной ущерб от этого достался Казахстану, Узбекистан все еще продолжает обвинять Таджикистан в ограничении стока и всеми силами противодействует строительству Рогунской ГЭС. Дело дошло даже до транспортной блокады, когда была разобрана железнодорожная ветка, ведущая в южную часть Таджикистана. Узбекские железные дороги на много месяцев задерживали отправление поездов с грузами в адрес таджикских получателей, особенно в адрес гидростроительства. Все попытки Таджикистана разрешить вопрос переговорами увенчались неудачей.

Хотя, если посмотреть с другой стороны, сам Узбекистан нуждается в строительстве крупных гидроэлектростанций в Таджикистане. Горные ледники тают, запасы воды сокращаются, а вслед за ним падает и сток в бассейне Амударьи, что вполне способно нанести непоправимый урон всей узбекской экономике и ее хлопководству. ГЭС — вариант решения, поскольку водохранилища накапливают воду. Но Узбекистан препятствует таджикскому гидростроительству, чем подрубает свое водохозяйственное будущее.

Далее, в советские времена в Центральной Азии была создана единая энергосистема, позволяющая рационально использовать электростанции и линии электропередач, объединять разнородные источники электроэнергии. Узбекистан вскоре после получения независимости, вышел из этой энергосистемы, поставив своих соседей (а часть южных регионов Казахстана получала электроэнергию из Узбекистана) в тяжелое положение. Казахстану пришлось вкладывать крупные инвестиции в линию электропередач Север — Юг, чтобы обеспечить электроэнергией свои южные области, и в первую очередь, Алматы. Чем единая энергосистема, диспетчерская которой находилась в Ташкенте, мешала независимости Узбекистана — понять трудно.

Между Узбекистаном и Таджикистаном существовал в советские времена обмен. Зимой узбеки поставляли газ, а таджики накапливали в водохранилищах воду, которую по весне сбрасывали вниз для орошения узбекских полей. Простая и весьма разумная система. Но Узбекистан в приступе независимости и это ликвидировал, потребовав от Таджикистана расчета за газ в валюте. В итоге, таджики перестали закупать газ, перевели свои тепловые электростанции на уголь, а зимой стали срабатывать воду для выработки электроэнергии (которой все равно не хватало, и зимой вводились лимиты потребления), так, что к весне ничего узбекам не оставалось. Вода в водохранилищах появлялась уже летом, уже после сева, когда она нужнее всего. Сломав рациональную систему, узбеки повредили и себе, и своему соседу.

Отдельный рассказ про отношения Узбекистана с Афганистаном. Здесь эта особенность узбекской политики проявилась максимально ярко. Во-первых, Ташкент помогал и поддерживал преимущественно афганских узбеков, что привело к ослаблению «Северного альянса» и создало предпосылки для победы талибов в 1998 году на севере страны и укрепления их власти. Во-вторых, Узбекистан поначалу принял активное участие в свержении власти талибов, предоставил американцам в пользование авиабазу Карши-Ханабад. Казалось бы, прекрасное положение: американцы подрядились воевать в Афганистане и тем самым обеспечивать безопасность и Узбекистана, и всей Центральной Азии в целом. Однако, в ноябре 2005 года, из-за разногласий по поводу событий в Андижане в мае 2005 года, эта авиабаза была закрыта. В это время ни талибы еще не были разгромлены, ни афганская армия не встала на ноги. Ташкент сделал красивый жест, не заботясь об общей безопасности. Даже в России, где всегда хватало недовольных американскими базами в регионе, он нашел скупое одобрение. В-третьих, Узбекистан построил  железную дорогу до Мазари-Шарифа. Это большое достижение. Однако, афганские грузоотправители и грузополучатели сталкивались и раньше, и стали сталкиваться еще сильнее с задержками грузов на узбекской границе под самыми разными предлогами. Узбекские представители объясняли это транзитными перевозками грузов НАТО, однако, сами афганские предприниматели говорили о том, что таким образом с них вымогают взятки. При этом рост транзитных перевозок по железной дороге в Афганистане и из него, Узбекистану объективно выгоден, поскольку Узбекские железные дороги, сервисные фирмы и компании, и вся экономика в целом, получают с этого свою долю. По идее, они должны содействовать перевозкам, а узбеки препятствуют.

Это далеко не все, что можно вспомнить из своеобразной узбекской политики, немало повредившей и самому Узбекистану и соседним странам. В итоге всего, Узбекистан приобрел в регионе славу партнера, с которым лучше не связываться. Большую популярность получили разнообразные проекты строительства железных и автомобильных дорог, линий электропередач в обход территории Узбекистана. Лучше потратиться один раз на капитальное строительство обхода, чем постоянно нести убытки от узбекского произвола.

Но теперь, в свете расширения ШОС и приема новых постоянных членов: Пакистана, Индии и Афганистана, проблема узбекской деструктивной позиции становится большой международной проблемой. Она уже теряет свой региональный статус, а превращается в проблему организации, в которой состоят очень мощные страны. Узбекистан и Афганистан имеют ключевую роль для развития транспортных и коммуникационных связей между северной частью ШОС, представленной Россией, Китаем и Центральной Азией, и южной частью ШОС, которая будет представлена Пакистаном и Индией. Выгоды от развития этих связей огромны. Но Узбекистан своей политикой «собаки на сене» может все сорвать, перечеркнуть все самые лучшие начинания и выгоднейшие проекты. Ташкент хочет быть лидером, но не за счет своего вклада в общее благосостояние, а за счет помех и неудобств для соседей, иными словами, хочет быть сильным и богатым на фоне слабых и бедных. Эта позиция противоречит самой идеологии Шанхайской организации сотрудничества. Рано или поздно, Узбекистан столкнется с тем, что его претензии и вытекающие из них действия во вред соседним странам для организации неприемлемы. У сильных членов ШОС достаточно политических и экономических средств, чтобы заставить Узбекистан перейти к более продуктивной и плодотворной политике.

Узбекистан мог бы сыграть очень большую роль в экономическом и инфраструктурном развитии «пространства ШОС», если бы изменил свою позицию и перестал себя вести как «собака на сене». Получить признанный статус лидера можно только конструктивной, созидательной работой, эффект от которой ощущают все ближние и дальние соседи.

3 комментария

  1. Анонимно

    Узбаки...

  2. Анонимно

    Они такие : — ) Своенравные.

  3. Анонимно

    Что за антиузбекские настроения?