11.06.2015

Ош-2010. Позорный и трагический юбилей

Нарын АЙЫП, Вечерний Бишкек

Пять лет назад, 10 июня 2010 года, в Оше вспыхнули беспорядки, быстро перекинувшиеся на соседний Джалал–Абад. В результате за 6 дней погибли около 450 человек, из них две трети — этнические узбеки, было разрушено около 3 тысяч зданий. Погромы были националистическими, как между хуту и тутси в Руанде, в огне национальной вражды были убиты даже детский хирург Касым Жусупакматов, глава райотдела милиции Адыл Султанов, депутат Джалал– Абадского горкенеша Эрмек Мурзабеков.

sarttaroshhh2В Джалал–Абаде за полтора месяца до начала событий несколько дней находился свергнутый и бежавший из Бишкека президент Курманбек Бакиев, который неосторожно выразился, что южные регионы все еще остаются верными ему и могут в случае чего и отделиться от центра. Это был блеф начальника, еще не осознавшего, что он уже потерял должность, без которой консолидировать кого–либо вокруг себя не так просто.

Однако его сын Максим и брат Жаныш вскоре пообещали в телефонном разговоре устроить такой же «кипеш» самим устроителям революции. Временное правительство восприняло это серьезно и решило искать поддержки в южных регионах против бакиевцев, также и среди узбекской общины в лице депутатов парламента и лидеров культурных центров.

В результате они помогли новым властям, например, отбить 14 мая захваченное бакиевцами здание обладминистрации в Джалал–Абаде, однако некоторые на юге интерпретировали это как потенциальную опасность большого раскола, тем более что лидеры узбекского национального культурного центра, восхваляя свои подвиги, хоть и осторожно, но на это намекали.

Появившиеся вскоре телевизионные обращения одного из лидеров центра Кадыржана Батырова были восприняты как скрытые призывы к автономии, и 19 мая последовал первый погром — разгром здания Кыргызско–узбекского университета в Джалал–Абаде, принадлежавшего Батырову. Как считают некоторые аналитики, заявления Батырова и его окружения сделали заложниками кыргызских интриг всю узбекскую общину.

Вполне возможно, что третьи силы, если они были, использовали Батырова и других втемную, так что они оказались расходным материалом в чужих руках. Бывший мэр Оша Мелис Мырзакматов, которого тоже не назовешь истинным государственником, не устает повторять до сих пор, что предупреждал бишкекскую власть о готовящихся провокациях.

При этом все эти разношерстные и разноуровневые отношения наложились на существовавшую и до сих пор существующую кривую ситуацию, пропитанную наркотрафиком, этнобизнесом, трайбализмом, религиозной разобщенностью и криминальными отношениями, представители которых каждый в своей сфере жаждали передела сфер влияния. Так что рейдерские захваты чужого имущества получили благодатную почву и оправдание.

Каждая их этих проблем сама по себе сложная задача, поэтому вполне понятно, что новые власти не могли сразу даже подступиться к их решению, и им часто приходилось оказываться сторонними наблюдателями, или в лучшем случае, если они начинали какие–то в целом правильные инициативы, все они вязли, как в болоте. Так что многое было просто пущено на самотек, где находится и по сей день.

Атмосферу дополнительно накалило и то, что в погромах родового имения Бакиева в селе Тейит 14 мая приняли участие не только кыргызы. Местные лидеры интерпретировали это как посягательство на их «священный мандат» — бить кыргыза имеет право только другой кыргыз. Позднее, когда доблестная кыргызская милиция расследовала погромы и убийства, большинство из около 5 тысяч уголовных дел оказалось открыто против этнических узбеков, а сами расследования сопровождались многочисленными нарушениями.

Первые погромы начались поздно вечером 10 июня после сообщений об изнасиловании кыргызских девушек в общежитии в центре города, что на самом деле оказалось ложью, но цепная реакция уже была запущена. Участники беспорядков силой захватывали оружие в некоторых воинских частях и отделениях милиции, однако свидетели видели раздачу оружия неизвестными. В руках толпы на волне вакханалии оказались даже БТРы, а разные группы провокаторов стреляли то в одну, то в другую стороны.

Почти все, кто занимался или писал об июньских событиях 2010–го, приходят к заключению, что они оказались продолжением ошских событий 1990 года, и одной из причин их возникновения было то, что не была дана политическая оценка тем первым событиям, во время которых за 4 дня погибли более тысячи человек, осуждены около 300 участников, из них около 50 были осуждены к длительным срокам, в том числе и пожизненно.

Всесторонних и беспристрастных расследований событий 2010 года еще не сделано, и «политические оценки» им тоже еще не даны. Хотя было создано несколько комиссий: парламентская — под руководством Токона Мамытова, национальная — Абдыганы Эркебаева, независимая — Азизы Абдирасуловой, международная — во главе с Киммо Кильюненом, комиссия омбудсмена Турсунбека Акуна — ни один из их отчетов не был признан однозначным.

Депутат Жылдызкан Джолдошова сняла документальный фильм, Назира Раимкулова — фильм художественный, написаны эмоциональные книги, проблема рассматривалась даже в Хельсинкской комиссии Конгресса США, но объективного и всеобъемлющего рассмотрения до сих пор нет. На простом человеческом уровне проблем почти нет, как не было и перед самими событиями, однако нетерпимость на более высоком уровне продолжается и живет до сих пор.

Практически незамеченными в Кыргызстане остались сообщения Андрея Илларионова, бывшего в 2000–2005 годах советником президента Владимира Путина, который заявил в сентябре прошлого и повторил в январе нынешнего года, что столкновения между кыргызами и узбеками в июне 2010 года были спровоцированы третьей стороной, а ввод миротворцев воздушно–десантных подразделений России был предотвращен стороной четвертой.

Если заявления Илларионова имеют отношение к реальности, можно сделать вывод, что Кремлю поначалу не понравилась смена курса новыми властями КР в сторону парламентской демократии, о чем московские власти заявляли не единожды, отмечая, что такой парламентаризм может иметь «катастрофические последствия». Но когда под видом парламентаризма в КР в конце концов установился все–таки авторитаризм, все снова встало на свои места.

События совпали по времени с проведением в Ташкенте 11 июня саммита ШОС, и имелись опасения, что в Кыргызстан свои войска может ввести Узбекистан, однако этого не случилось, а президент Ислам Каримов заявил, что конфликт спровоцирован «третьими силами». Отрезвляющую сдержанность узбекского лидера отметили и международные организации, а некоторые представители кыргызской общественности пытались выдвинуть его на Нобелевскую премию мира.

Как бы то ни было, июньские события показали, что национальные чувства жителей Центральной Азии гораздо более сильны, чем политические или другие общественные надстройки, они перевешивают все — и образование, и культуру, а даже иногда здравый смысл. Цивилизованные межэтнические отношения нужно культивировать гораздо дольше, чем 5 или 20 лет, чтобы они смогли стать причиной для генетических изменений в центральных очагах национальной культуры этносов.

2 комментария

  1. Анонимно

    было дело... было.

  2. Правилка была верняк! Сарты оборзели.