26.10.2015

Последний погром ДВК

Джанибек БАЙТЫРОВ, Москва

«В любом конфликте между двумя всегда незримо присутствует третий».

Неизвестный автор

Осень Нурсултана Назарбаева в 2015 году поставила его победную точку в конфликте, который вылился в открытое противостояние еще осенью 2001 года. Тогда аппетиты потерявшего берега Рахата Алиева, всегда недооценивавшего жадность других, спровоцировали мятеж национальной буржуазии образца «младотюрков», которые поставили ультиматум президенту насчет его безбашенного зятя. Недовольные Рахатом Алиевым объединились под знаменем Демократического выбора Казахстана (в ту пору как власть ни дели, а в лозунги слово «демократия» вставляй в обязон). Лидерами ДВК являлись Мухтар Аблязов и Галымжан Жакиянов. Господин Алиев-Шораз покинул этот мир в австрийской тюрьме, господин Аблязов во французской тюрьме ждет экстрадицию в российскую, а господина Жакиянова как перспективного политика убила Гульжан Ергалиева. Цена вопроса — $1 млн, который «экс-младотюрк» и экс-оппозиционный лидер занял у экс-главреда «Свободы слова» и не захотел отдавать.

chena ZhakiyanzГалымжан Жакиянов попал в обойму «младотюрков» в период «экономики племянников». Для этого в шальные девяностые ему прошлось продемонстрировать явный талант, поскольку племянников у вчерашней партийно-хозяйственной номенклатуры было на порядки больше, чем интересных объектов для разворовывания и приватизации. Как бы то ни было, но господин Жакиянов свою конкурентоспособность доказал и стал самым молодым акимом области в истории независимого Казахстана.

Десять лет фарта и прухи закончились в 2001 году. Возглавив совместно с Мухтаром Аблязовым атаку «младотюрков» на Рахата Алиева, Галымжан Жакиянов не рассчитал силы. Когда за спиной Семипалатинское и Павлодарское акимства, финансово-промышленная группа «Семей»  и  Агентство по контролю за стратегическими ресурсами, а впереди мираж грядущих побед, то и зрелый политик может утратить чувство реальности. А господин Жакиянов был молодым. На переговорах с Нурсултаном Назарбаевым он запросил слишком многого, тем самым показав свою недоговороспособность. Это было первой стратегической ошибкой.

Второй стратегической ошибкой стало заключение в места лишения свободы, от чего предостерегал Акежан Кажегельдин, крестный отец больших контрэлитных движняков (походов против действующей власти…) в Казахстане. Беглый экс-премьер настоятельно рекомендовал Мухтару Аблязову и Галымжану Жакиянову не дать себя арестовать, как это получилось у него самого, но те упустили момент. Сначала от лидеров Демократического выбора Казахстана откололись менее пассионарные «младотюрки» в партию «Ак жол». Затем арестовали господина Аблязова. Господин Жакиянов пытался укрыться во французском посольстве, которое тогда располагалось в Алматы. Однако западный дипломатический корпус не захотел ссориться с Нурсултаном Назарбаевым накануне раздачи «нефтяных слонов» и проигравшего политика дипломатично слили в руки местного правосудия.

Уже в августе 2002 года Галымжан Жакиянов был осужден на 7 лет лишения свободы по статье «превышение должностных полномочий». Пока он «мотал срок», его собственность расходилась по чужим карманам, как брошенный без присмотра большой богатый дом в смутное время. Соратники по оппозиционному лагерю помощь оказывали главным образом на словах, поскольку в качестве знамени борьбы он в колонии общего режима смотрелся очень функционально. Выход на УДО в 2006-ом году (по истечении половины срока) этот момент подтвердил. В лагере оппозиции вчерашнему мученику за правое дело достойного места не нашлось. Проведя серию рекогносцировок, господин Жакиянов в конце концов заявил, что из политики уходит и титул «лидер оппозиции» с себя снимает.

Правда, теоретически оставался шанс попытаться вскочить на политического коня в период «после Назарбаева». В политической истории за последнюю сотню лет многим лидерам в изгнании удалось триумфально вернуться на родину и занять руководящий пост. Однако Галымжан Жакиянов занял у Гульжан Ергалиевой $1 млн, не отдал его вовремя, а потом не смог договориться как решить проблему с долгом. Когда дело дошло до суда, то это стало третьей стратегической ошибкой, которая поставила крест на потенциальной политической карьере «после Назарбаева».

Дружественные господину Жакиянову СМИ в свое время создали ему образ успешного бизнесмена и менеджера, на который и купилась госпожа Ергалиева после продажи своей доли в газете «Свобода слова». По словам самой экс-главного редактора «СС» лично ей заплатили $2,5 млн. По информации из других источников сумма могла составлять $4,5 или $5 млн. В любом случае Гульжан Ергалиева права, когда заявляет, что «эти деньги заслужила своим трудом, своим талантом и помощью моего коллектива».

Будь Галымжан Жакиянов талантливым предпринимателем, он платил бы госпоже Ергалиевой по 10% от предоставленного в пользование капитала в год (более $8 тысяч ежемесячно) и та любила бы его все больше и больше. Но тот вложился в какое-то угольное месторождение в Китае. Уголь далеко не самое перспективное и высокорентабельное направление в XXI веке, плюс часто нуждается в государственных субсидиях и дотациях. Опять же Китай, где далеко не каждую проблему «разведешь» за деньги и связи, за серьезные нарушения тамошних миллиардеров ставят к стенке, а всевозможных ушлаганов на полтора миллиарда жителей хоть отбавляй. Активы в Монголии у господина Жакиянова тоже не пошли, игра на бирже оказалась в убыток. В общем, нет адмресурса и возможности паразитировать на казахстанском бюджете – нет вчерашнего эффективного бизнесмена. И похоже такая парадигма касается не только Галымжана…

Народная мудрость гласит: мужчина состоятелен настолько, насколько он может договориться с женщиной. Галымжан Жакиянов с Гульжан Ергалиевой договориться не смог. По информации из окружения госпожи Ергалиевой следует, что даже если бы в январе этого года господин Жакиянов стал выплачивать по $10 тысяч в месяц, но регулярно и аккуратно, то до суда бы дело не дошло. Однако в обмен на $1 млн наличными, полученный 22 сентября 2010 года, «младотюрок» и лидер ДВК даже в 2015 году продолжал давать туманные обещания может быть когда-нибудь вернуть займ.

Самого Галымжана Жакиянова Бостандыкский районный суд г. Алматы ответчиком не признал, поскольку расписку в получении $1 млн. написала Карлыгаш Жакиянова, которая и была признана ответчиком. Однако в узких кругах широко известно, что ничего не подписывать – это фирменный стиль экс-акима, а его супруга в финансовых вопросах подобного масштаба слушается мужа и выполняет его решения. Суд присудил выплатить миллион «баксов» в тенге по курсу на октябрь текущего года.

Осенью 2001 года старший зять Нурсултана Назарбаева Рахат Алиев и лидеры Демократического выбора Казахстана Галымжан Жакиянов и Мухтар Аблязов нарушили властную гармонию, созданную президентом. Осенью 2015 года они стали трупами (Алиев-Шораз обычным, Аблязов – потенциальным, Жакиянов – политическим). Хотя еще несколько лет назад о каждом из них говорили, что у них есть важное преимущество перед господином Назарбаевым – они значительно моложе и по-любому его переживут. Рахат Алиев уже в мире ином. Мухтар Аблязов вполне может повторить его судьбу, поскольку в тюрьмах, тем более российских, сидят не только беглые олигархи, но и кровожадные уголовники (причем такое предположение выдвигают упорным образом его соратники, что Аблязова не переживет очередного срока – накаркают?). Ну а Галымжан Жакиянов поменял политический и морально-нравственный капитал на $1 млн, который суд принял решение вернуть законной владелице. Попутно и остатки позитивного образа ДВК утонули в мелочности и несовершенстве человеческой природы. Тут власти даже особо напрягаться не пришлось – вчерашние соратники все сделали сами…

5 комментариев

  1. Anonymous

    Злобненько:- ))))

  2. Anonymous

    Злобненько, но и точненько.

    А вообще бодро написано.

  3. Anonymous

    Акуеть... Как можно такое писать, про Аблязова?????

  4. Anonymous

    А что именно про Абилязова?

  5. Мангол Шуу Дал

    Романс Гульжан (махнув стакан): «Свободы слова» аромат// Засунутый куда-то в зад// И слово нежное — «отдам»// Что вы сказали мне тогда...// Мои грины — не струйка дыма//Что Рахимжанов, не поняв//С двух дышек пролетает мимо//Да, мимо денег и меня// Рисуя калом ваш портрет// Я о расписке не молю// Дышите мною много лет// Мне — бабки, вам — что я люблю!"