31.01.2016

И в кризис, и без кризиса нужны подходящие кадры

Алим ИНОЯТОВ

«Просто не представляю, как мы

могли бы без вас обойтись.

Но мы попробуем».

Дэвид Фрост

120216krizisВ стране самый настоящий кризис. Критики из масс-медиа по данному предмету просто через край. Характерно, что когда аблязовские СМИ обвиняют в имеющемся положении дел действующую власть, то проводят линию, будто она избавилась от всех умных и креативных менеджеров, оставив одних барымтачей. Мол, кадры вроде Мухтара Аблязова до такого бы не довели и все сделали бы правильно. Вот в последнее утверждение совершенно не верится. С чего бы это масштабный коррупционер принес стране больше пользы, чем мелкий и серый?

Мухтар Аблязов сам был плоть от плоти действующей власти и занимался всевозможной барымтой на общих основаниях. С той только разницей, что благодаря своему финансовому «гению» (все воровские схемы оказались шиты белыми нитками и оставляли легко находимые следы) присваивал хоть бывшее «общенародное», хоть государственное, хоть частное имущество в астрономических масштабах. Просто он одним из первых догадался, что нужно постоянно поддерживать информационный имидж успешного управленца. А когда загоняешь доверенную тебе госкомпанию в долги и разруху – тем более.

Видным либералом и борцом с режимом он стал как раз в тот момент, когда компетентные органы заинтересовались его коррупционными преступлениями. Кстати, сам Аблязов свободу слова в тот период совершенно не приветствовал. На раскопавшего его делишки журналиста Сергея Козлова из газеты «Новое поколение» подал в суд и требовал расправы. На тот момент угроза была вполне серьезная и представители журналистского сообщества даже собирались на митинг в поддержку коллеги.

Любитель делать «консервы» из менеджеров «Нурбанка» Рахат Алиев до изгнания с властного олимпа в демократических наклонностях тоже замечен не был. Даром что являлся послом в ОБСЕ – судился с изданиями и журналистами. Писал статьи на тему республика – плохо, монархия – хорошо. Там в каждой строчке сквозила надежда испытать как-нибудь что же такое монархия на личном опыте. В отличие от Мухтара Аблязова, который использовал пусть и примитивные, но все-таки схемы, Алиев предпочитал грубые силовые наезды, для определения которых можно использовать лишь характеристику «по беспределу».

Поэтому еще очень большой вопрос, в каком состоянии сегодня находилась бы страна и ее экономика, продолжай «креативные менеджеры» таскать деньги в оффшоры и проводить в жизнь реальности победившего рейдерства. Тот факт, что Аблязов незаконно выводил крупные деньги в оффшорные юрисдикции, признало и британское правосудие.

Оффшоры как бегство от налогов придумали не в Казахстане, зато республика стала одним из адептов данного процесса. Государство же в состоянии выполнять свои социальные и прочие обязательства главным образом за счет налогов. А где бы оно их взяло в 2016-ом году, если «борцы за демократию» все годы своего нахождения во власти только тем и занимались, что переводили активы в оффшоры и тем самым сокращали налогооблагаемую базу в стране? Так что раньше избавились от крупных паразитов – больше добра осталось в стране.

Общество дестабилизирует не только собственно воровство, но и всевозможная его атрибутика. Рахат Алиев очень любил многочисленные кортежи вокруг своей персоны. Автомобили класса люкс, элитные апартаменты, режим суперпотребления в еде, одежде и гаджетах, всевозможные балы мещанско-гламурного плана. А также постоянное хамство, на которое не было никакой управы, из-за чего оно систематически подпитывалось, росло и укреплялось. Мухтар Аблязов даже скрываясь от правосудия во Франции ниже виллы себе жилья представить не мог. Оставайся он во властной обойме – непременно бы жил на широкую ногу. И родственники у него по повадкам и привычкам ни в чем не уступят.

Виктор Храпунов о том, что демократ, вспомнил несколько позже остальных. Полдюжины уголовных дел за старые грехи понадобилось, прежде чем «осознал» ценности гражданских свобод и недопустимость авторитарных методов управления в Казахстане. Даже создал какой-то фонд в поддержку демократических преобразований. По форме это смотрелось как если бы ветераны «СС» организовали фонд по борьбе с ксенофобией и нетерпимостью.

Невозможно вспомнить, чтобы находясь в эшелонах власти все перечисленные фигуранты предлагали какие-либо программы перехода от сырьевой экономики к иному экономическому укладу. Рахат Алиев может и обижался на нефтяной бизнес страны, но лишь за свою малую долю (на его взгляд) в сфере «черного золота». Аблязов на радостях доступа к международным финансовым рынкам занимал на них деньги, потом нехитрыми схемами складировал все это в различных «налоговых раях-парадизах», а казахстанским банкам, служившим механизмами вывода активов из страны, оставлял только долги и обязательства.

Когда болеющие за судьбу страны специалисты поднимали тревогу насчет перегретого рынка недвижимости и всевозможных пузырей в недвижимости, вакханалии с распродажей городской земли, Виктор Храпунов видел в этом лишь возможности для своего кармана. Не важно где – в Алматы или Усть-Каменогорске, лишь бы денежкой шуршало.

Люди в начале негативного процесса могут быть одни, а на момент получения итогов – другие. Но если бы все время оставались одни и те же результат все равно не изменился бы. Все действия Аблязова, Алиева, Храпунова по своей логике встраиваются в цепочку, которая в конечном итоге и привела к наблюдаемому кризису. На фоне нынешних кадров они даже очень сильно выделяются масштабами. Что ни говори, а кризис 2008—2009 годов в определенной мере сбавил хищнические обороты фигурантов во власти, благодаря чему в нынешнее сложное время Казахстан вошел не на полной скорости и хоть с какой-то подушкой золотовалютных резервов.

Очень оздоравливающий эффект несет в себе то обстоятельство, что на выведенные из республики активы эмигранты-борцы за демократию не смогли купить себе успеха и счастья. Семья Храпуновых как царь Мидас превращает в посмешище любые коммерческие проекты, за которые берется. Рахат Алиев мотался-мотался со стойким имиджем убийцы, да и сам покинул мир, который хоть и тяжел по своей природе, но без него стал как-то полегче. Мухтар Аблязов ждет экстрадиции на российский лесоповал, где вряд ли появится благоприятная среда для реализации воровских менеджерских талантов.

Правда, на нарах где-нибудь в заснеженной России Аблязов сможет рассказать соседям по лагерю о лобстерах, элитных коньяках, фуа-гра и прочих сюжетах из роскошной жизни. Но даже трудно сказать в плюс или минус играют такие воспоминания для человека, работающего на пилораме. Для того, кто слаще морковки ничего не ел, по крайней мере нет и мучительного процесса отвыкания от дорогих привычек. А тут вместо красавиц с модельной внешностью...

Ясное дело, что многих топ-управленцев в государстве надо менять. Меняется время и стоящие перед страной задачи – должна трансформироваться и команда исполнителей. Вот только проверенных на воровстве «менеджеров» в нее не надо. Тогда и шанс на успех появится реальный.

5 комментариев

  1. Парафраз

    Вот только проверенных на воровстве «менеджеров» в нее не надо...

    --------------------------------

    Вот только проверенных в безинциативности «депутатов» в предстоящий парламент не надо... 

  2. Анонимно

    Хороший парафразик

    Маладес комментатор 

  3. Анонимно

    Ракурсная цитата: «Все действия Аблязова, Алиева, Храпунова по своей логике встраиваются в цепочку, которая в конечном итоге и привела к наблюдаемому кризису.»

  4. Анонимно

    Кадры всякие нужныыы

  5. Мангол Шуу Дал

    Позвал недавно Вова//На выставку Серова//И ждет теперь Мухтарку//Сменивши аватарку//

    ............На лабутенах-НАХ! И в полосатеньких штанах! (повтор припева — столько раз, сколько намерит суд)