10.10.2016

Почему казахстанцы отстают от всех остальных?

https://camonitor.kz/25773-pochemu-kazahstancy-otstayut-ot-vseh-ostalnyh.html

Осеннее интервью о моральном состоянии казахстанского общества с исследователем в Кембриджском Университете Чоканом Лаумулиным уже стало традицией в нашей газете. Однако сегодняшний разговор, который задумывалось начать с результатов недавно прошедшей в Алматы конференции по науке о землетрясениях, перерос в откровенный монолог нашего соотечественника об отсутствии философской базы и в целом пренебрежительном отношении к интеллектуальному труду в Казахстане. Мы решили его публиковать именно в таком формате.

Синдром корпоративной  беспечности

CHOK AAУ науки, как и землетрясений, нет границ. Удивительно, но конференция под эгидой двух из лучшей мировой когорты научных центров в лице Кембриджа и Оксфорда, ЮНЕСКО, с участием стольких международных светил в этой области на деле вызвала просто дежурный интерес в самом Казахстане, хотя затронула, наверное, самый жизненный вопрос: личной и общественной безопасности. Дело не только в позиции официальных органов, но также бизнеса и общества. Поразительная общая беспечность. Мол, поговорили себе ученые, и ладно, пора вернуться к насущным проблемам. Хорошо, что хоть наш казахстанский НИИ сейсмологии находится в тесной связи со своими с зарубежными коллегами, это важный момент.

Однако уповать только на ученых не стоит. Сильное землетрясение, случись оно, затронет все сферы нашей жизни: экономическую, политическую, идеологическую и социальную. Наука бесстрастно свидетельствует, что оно неизбежно, неизвестны лишь сроки. Поэтому надо готовиться, что любая развитая страна и делает в таком случае. Для меня проведение данной конференции стало как маркер наших общественных отношений, в которых явно что-то разладилось, и эта проблема коренится глубоко в нынешней общественной философии, о чем мне давно хотелось сказать.

Мне горько и нелегко это говорить, но надо признать, что нынешний Казахстан проходит через горячечную фазу какой-то ментальной болезни. Процесс начался давно, и характерен не только для нас, но именно у нас он принял некую острую и феерическую форму. Это стало особенно заметно в последние два-три года, когда критическая масса необразованности, хамства, ханжества, вульгарного материализма подчинила себе общественную среду.

Лечение способно начаться только с постановки диагноза, в противном случае болезнь неизлечима и не исчезнет сама по себе. Особенно плохо, когда больной верит в то, что он здоров и только крепчает и продолжает уверять весь белый цвет в этом, совершая нездоровые и неадекватные поступки. Причем речь идет о целом обществе и множестве выходцев разного возраста из разных слоев и регионов. Они, скорее, горожане (что неудивительно, Казахстан стал урбанизированной страной) и, наверное, больше молодого и среднего возраста, принадлежащие среднему и высшему классу. Старшее и сельское население показывает свою устойчивость к этим штаммам, но не задает тенденцию.

Интеллектуальное падение

Знаете, в чем, на мой взгляд, корень проблем? Сегодня в Казахстане мало кто уже способен это осознать, но это есть нынешняя недостаточность и неразвитость, а точнее – отсутствие должной философской базы. Результат — пренебрежительное отношение к интеллектуальному труду и все более лавинообразно нарастающее дикарское недопонимание примата абстрактной мысли над реальностью. Следствие – отсутствие развития, что сказывается на всех аспектах нашей жизни: от отношения к землетрясениям до состояния экономики. Глубокое внутреннее неуважение к истинам, закрепленным в классических книгах, науке и искусстве, проникло в самые поры.

Помните ставшим классическим концептуальное противостояние между «физиками» и «лириками» в советское время? Стараниями «лириков» удалось сокрушить супердержаву. Тогда как любое мощное и развитое государство является результатом успешной работы «физиков», или вернее — правильным, как рецепт хорошего блюда, балансом между двумя определяющими наше бытие ипостасями: естествознанием, с одной стороны, и гуманитарными науками и культурой, с другой. В этом и есть секрет полишинеля развитых государств.

Наука, культура и технологии движут развитием этих обществ и ничто более, чтобы вам не живописала пропаганда об идеологиях, культах и заговорах. Она для того и существует, чтобы мы «делали, как нам они оттуда говорят, а не так, как они». Если даже такое могучее государство, как СССР, прекратило свое существование, то что говорить о долговечности государств, в которых полностью игнорируются настоящие столпы, на которых базируется подлинное развитие?

Философия есть среда, из нее происходят науки и культура. Фундаментальная наука вдыхает жизнь в прикладную науку, оттуда уже рождаются технологии и инновации, которые формируют экономику и финансы. Но никак не наоборот. Примеров и доказательств могу привести массу, но их легко найти в других статьях и интервью. Мои научные изыскания как раз посвящены этому философскому и в то же время — технологическому вопросу. Как говаривал старик Эйнштейн: «Надо стараться быть не человеком успеха, но человеком смысла».

Сегодня в Казахстане помпа и громогласные заявления все больше заменяют целенаправленное, осмысленное и последовательное прикладывание каких-либо усилий в важнейших областях человеческого современного бытия и прогресса, что немыслимо без уважения к знанию и морально-нравственным нормам. Самое плохое, что с фактической ликвидацией фундаментальной науки и бесконечными реформами в образовательной сфере и здравоохранении (не удивляйтесь, между этими понятиями глубинная тесная связь формирования благоприятной для развития личности среды!) произошло общее снижение интеллектуального уровня в стране. Появилась и нарастает угрожающая и все более невежественно воинствующая среда, которая начинает поглощать даже некогда острые умы и порождает новый некачественный человеческий капитал. Это и есть самая главная причина экономических и прочих кризисов.

Вульгарный материализм проник во все поры общества, и особенно страшно за молодежь, которая повторяет внушенные мантры «о новом поколении предпринимательских  университетов», «зачем производить что-то, когда можно привезти самое лучшее», «пациент – это клиент», «если не зарабатывает, значит неэффективно» и так далее в таком же духе. Факт состоит в том, что государства и крупный бизнес самых сильных экономик мира инвестируют, поддерживают и заинтересованы в развитии традиционных, но не «предпринимательских» университетов, и пытаются облегчить бремя высокой платы за обучение в понимании, что доступность традиционного образования и первичной медицинской помощи и есть предпосылки для развития.

Неверные рецепты или феномен карго-культа

Чуть ли не полностью исчезло стремление к осмыслению и понятию процессов, формирующих какой-либо результат. Все хотят немедленного и ощущаемого физически разрешения всех все более нарастающих проблем, в ожидании чего и параллельно (в апробировании всяких чудодейственных и мгновеннодействующих рецептов) уже проходят десятилетия. И совета спросить не у кого — свою Академию Наук разогнали, а иностранные консультанты сами либо ничего не понимают, либо пишут такие рецепты, которыми нельзя воспользоваться. Реально получаемый и осязаемый общественный результат таков: расходуется самый ценный человеческий ресурс — время. Больно видеть свою страну, выталкиваемую в реальности все далее на периферию мирового развития.

Помните про феномен карго-культа, когда, к примеру, в начале 1970-х годов этнографы прибыли на доселе закрытые для исследований острова Меланезии, населенные народами в стадии первобытного строя? Дело в том, что во время ВМВ в регионе шли ожесточенные американо-японские бои, и американские Б-52 сбрасывали карго в виде питания и боеприпасов для своих войск по всем островам. Каково же было удивление исследователей, когда они увидели новую религию на островах спустя четыре десятилетия, в которой аборигены, среди прочих, поклонялись культу соломенных копий Б-52 в надежде на второе пришествие карго.

Сегодня многое, что делается в нашей стране, все больше и больше напоминает карго-культ в его следовании чужим внешним формам в надежде обрести внутреннюю сущность и получить блага с небес. Мол, достаточно воздвигнуть внешне похожее на свои зарубежные аналоги внушительное здание, и в нем немедленно должен громогласно явиться миру какой-то результат.

Одержимость недвижимостью просто поразительная. При этом опять же процесс и качество самого строительства оставляют желать лучшего, в результате чего все жизненное пространство застраивается какими-то сумбурными, низкокачественными и лишенными внутренней и внешней гармонии объектами. То, что эта архитектура рождает соответствующую среду, а среда – специфический человеческий капитал, очевидно уже для любого образованного и здравомыслящего человека. И под образованием должно пониматься то, что и должно пониматься, и вовсе не навыки по зарабатыванию денег или их обслуживанию. Здания должны строиться для людей, но в нашем обществе люди уже живут ради зданий.

Умышленное самовредительство

Это уже сформировавшаяся общественная «философия», которую являют миру ее пассионарные носители на всех уровнях. Любопытно наблюдать, как они проявляют себя даже в Кембридже, проецируя свою «философию» и внутреннее понимание внешнего мира. И так нелегко преодолевать «эффект Бората», но, увы, сами казахстанцы дружно помогают людям, которые негативно воспринимают наши страну и целый регион.

Забавно читать кляузы, которые уже достаточно давно поступают из разных мест Казахстана в Кембридж. Самое интересное, что все, кто их пишет, преследуют какие-то свои мелкотравчатые цели, не понимая того, что в каждом письме их смехотворные обвинения как рентген выявляют их собственные сущность и намерения. Будь это делец, с которым приходилось сталкиваться и который одержим одновременно маниями величия, непризнания и преследования, или руководство крупного ВУЗа, открыто признающее наличие коррупции в своем университете и полагающее, что в Кембриджском университете дела обстоят так же. Однако все эти деятели считают своим глубоким внутренним долгом писать письма и требовать принять меры к моим коллегам, которые на деле делают много бескорыстных академических вещей для Казахстана.

Не исключаю, что вся эта возня закончится для нашей страны тем, что университет приостановит любую активность в отношении Казахстана, что одновременно послужит сигналом для мировых академических кругов. Представляю, в какой восторг придет демократическая пресса за рубежом, и какие меры придется принимать внутри страны в результате.

Об академической атмосфере в стране красноречиво говорит тот факт, что крупные фигуры образования прилюдно уличают друг друга в плагиате, и единственным следствием становится недоумение общественности. Немыслимое для любой нормальной страны действо.

Казахстанский социум живет слухами, а основным источником познания мира стали некачественные масс-медиа и социальные сети. Это просто своеобразная масштабная гуманитарная катастрофа, в которой утонули голоса деятелей науки и культуры. Последние видятся в этом социуме как обслуга. Упрощенные видения охватили все стороны восприятия от истории и культуры до развития и внедрения технологий. Эта проблема, вообще-то всемирная, но наши адепты особенно показательны. Их видение базируется на полном отрицании необходимости развития, когда прогресс якобы достигается за счет внедрения чужих и гуманитарных, и прикладных технологий. В результате неразвитости внутренних процессов общество не в состоянии не то, что развивать свои технологии, но даже адаптировать и усваивать привносимые извне.

Конечно, мы получим закономерный результат, когда носители такой китчевой «культуры» будут уже не в состоянии размышлять о каких-либо мало-мальски сложных концепциях. Наличие в обществе среды инженеров и ученых, осмысливающих и создающих, к примеру, авиационный двигатель или любое другое технологическое соединение из миллионов работающих вместе составляющих, есть дело, требующее неустанных общественных и государственных усилий, которое возможно только при наличии в этом самом обществе не просто философии, но и определенной методологии познания и созидания. Однако такая методология изначально базируется на внутреннем безошибочном датчике осмысления добра и морали. Именно поэтому общества с устойчивой культурой дают толчок развитию инноваций, и поэтому благотворная традиция важна для развития. Однако в нашем обществе укореняются совершенно иные вещи.

Обратное развитие

Сегодня стало хорошим тоном обливать грязью свое недавнее историческое советское прошлое. При этом игнорируется неоспоримый факт, что Казахстан в составе СССР вошел в закрытый клуб развитых государств за беспрецедентно короткий исторический период жизни всего лишь одного поколения. И сегодня в гораздо более короткие сроки стране грозит потерять все наработанное и оплаченное таким нелегким трудом и кровью нескольких поколений.

Проблема в том, что, осуществляя столь агрессивную десоветизацию, мы одновременно отказываемся и от плодов якобы «нехорошей» модернизации и отбрасываем себя на позиции пре-модернистского общества, которому все приходится начинать сначала. Причем делать это приходится в условиях новой индустриальной революции, которая полностью изменит бытие цивилизации уже в самое ближайшее время, даже более чем предыдущие революции. Больше, чем паровой двигатель двести лет назад, или двигатель внутреннего сгорания и открытие электрона столетие назад. То есть к середине 21-го века мы можем подойти на позициях 18-го, а то и 17-го века, когда сформировались мировые научные культура и методология, которые сейчас вымываются из нашей среды со страшной скоростью.

Единственным универсальным способом развития есть развитие интеллектуальной и подлинно культурной базы через создание соответствующей среды, благоприятной для человеческого капитала. Это образование, здравоохранение и организация научных и прикладных исследований. Другого рецепта не было, нет и не будет. Проблема в том, что ситуация выглядит очень угрожающей, так как страна теряет эти внутренние неосязаемые ресурсы на глазах. Мы уже отстаем от остальных постсоветских стран.

Надо задаться вопросом, какие из этих стран сегодня добиваются наибольших успехов? И, положа руку на сердце, честно признаться себе, что это страны, максимально сохранившие исследовательское, образовательное и интеллектуальное наследие СССР. В первую очередь, это наши партнеры по ЕАЭС: Беларусь и Россия. Те мучительные и противоречивые перемены к лучшему, но все-таки перемены, которые идут в Минске и Москве, проецируясь и далее, игнорировать невозможно.

Особенно впечатляет в этом плане Беларусь, чуть ли не полностью сохранившая советские институты, которые в новых исторических условиях работают и проявляют себя на благо общества. Это касается и ее экспортных экономических показателей, и внутренней развитой социальной инфраструктуры, вплоть до самоощущения граждан в своей среде. Один простой факт, что в Беларуси 90 процентов утерянных телефонов находят своих владельцев, говорит о многом.

Все успешные государства отличает одно: концентрация на процессе и его составляющих. Это, в первую очередь, следование методологии, соблюдение стандартов, протоколов и технологических требований, неустанное внимание к мелочам и деталям. Также организована и наука, и если в технологическом процессе результат известен и ожидаем, то в науке – нет. Однако, всегда концентрация на процессе и его деталях важнее результата.

После нас хоть потоп?

Наблюдая за выходцами из постсоветских республик и делая это из внимательной научной среды Кембриджа, вынужден констатировать, что казахстанцы начали отставать академически от практически всех остальных. Проблема опять же, скорее, лежит в ликвидации должной ученой и исследовательской среды, чем в каких-то национальных или других специфических причинах. Те республики, даже с гораздо более бедными ресурсами, но сохранившие академическое наследие, показывают с более лучшей стороны своих представителей.

Не уверен, что мы сможем пользоваться своими ресурсами и далее столь благодатно, если не начнем развитие исследовательской базы внутри страны. Во-первых, в силу упомянутых причин, что наличие подобной базы есть основа любого развития. Во-вторых, даже с прикладной точки зрения, наши ресурсы становятся все более неконкурентоспособными на мировой и региональной арене без организации соответствующих исследований для их оценки, дальнейшего расширения производственной базы.

Наши география и климат обесценивают чуть ли не любой технологический трансферт, делая невозможным производство или транспортировку мировой конкурентоспособной продукции. Единственный действенный путь – концентрация на уникальных разработках и высокотехнологической продукции, в себестоимости которой транспортная составляющая неважна. Вопрос встраивания Казахстана в новые мировые технологические цепи (supply chains) – крайне важная тема.

Посмотрите внимательнее, ведь даже наш близкий партнер по ЕАЭС Россия в течение ряда лет предприняла действенные усилия по замещению тех услуг или производств из Казахстана, которые были критичны для ее развития, будь то Байконур или производство бериллия. Наша нынешняя философия «после нас хоть потоп» создает вакуум, который не терпит земная природа и который заполняется далеко непрогрессивной духовной и интеллектуальной материей. Состояние дел в технологической сфере и есть ключевой стратегический вопрос государственности,  внешней и внутренней политики.

Не уверен, что данное интервью будет должным образом услышано или воспринято. В сегодняшнем казахстанском социуме любая дискуссия теряет всяческий смысл и заканчивается выяснением отношений и демонстрацией собственного эго. Вместо того чтобы поблагодарить за высказанные замечания и корректировки со стороны представителей научного сообщества, их начинают обвинять в бог знает чем и доказывать свою собственную значимость.

Из всех уровней во всяческих проявлениях и изо всех щелей лезет наружу колоссальный комплекс неполноценности, который компенсируется завистью, интригами, самодовольством, позерством и неувядающим ни в каком возрасте желанием что-то кому-то доказать. Многие скажут, что такова природа человека. Но будет правдой добавить, что только преодолевая такие стороны своей собственной природы человечество добивалось прогресса. И делало это посредством науки и культуры. Наука и культура – производные одной и той же среды, и они важны не просто и только для экономики в прикладном своем значении, но и для оздоровления морально-нравственного климата в обществе. И только научно-культурные достижения остаются в истории. Нынешние доминанты общественной жизни Казахстана – алчность и мещанство — будут вспоминаться расплачивающимися за это потомками со стыдом.

Единственное, что меня утешает, что исторически наше общество демонстрировало резкие скачки развития и перехода в новые состояния и что предстоящая резкая смена парадигмы будет все-таки к лучшему.

3 комментария

  1. Анонимно

    Прав чел. На 101 процэнт.

  2. Анонимно

    А может на сто питсот?

  3. Люблю Беларусь

    Будем надеятся на улчшее. А вот если бы сохранили советскость в его хотя бы хозяйственно-контролирующей ипостаси, без огромных частных владений и капитала, намного смелее бы в будущее смотрели бы...