21.11.2016

Нагашбай Шайкенов: аристократ от юриспруденции

erkindik.kz

Выдающийся организатор образования, доктор юридических наук, профессор, видный государственный деятель, подвижник правовой реформы в стране, работавший в команде других правоведов под началом президента над текстом Конституции… Перечень титулов, званий и заслуг героя этой статьи можно продолжать еще долго. Но даже если и заняться этим, то все равно не охарактеризовать его полностью. Квинтэссенцией всего перечисленного, пожалуй, может служить только короткое, но емкое определение: Нагашбай Шайкенов – ученый по призванию. Вот этим-то он по-настоящему гордился и дорожил.

Он был романтиком права

211116shaikenovЗвезда Нагашбая Шайкенова загорелась именно в то время, когда страна испытывала острый дефицит в юридических кадрах. Он был нужен Казахстану, Казахстан был нужен ему. Однако чтобы осуществиться такому симбиозу, нужен был еще вполне обоснованный посыл. На этот счет существует множество версий. Дабы поставить точку в этой разноголосице, есть смысл поведать читателю реальные обстоятельства, послужившие причиной приезда этого человека на свою историческую родину. В 1992 году, будучи заведующим отделом по правам человека в Институте философии и права Уральского отделения АН СССР (Екатеринбург), он был приглашен президентом Нурсултаном Назарбаевым на работу. Приглашение было с благодарностью принято. Хотя до этого аналогичное предложение поступило и со стороны бывшего президента Кыргызской Республики Аскара Акаева. Но Нагашбай Амангалеевич не был бы настоящим патриотом своей страны, если бы поступил по-иному.

Так началась его полная самоотдачи трудовая деятельность в Казахстане. Работал советником президента, министром юстиции, заместителем премьер-министра, являлся членом Научно-консультативного совета при Верховном суде. Под его непосредственным руководством успешно завершилась разработка Государственной программы по правовой реформе, в рамках которой было подготовлено более 170 законодательных, а также ведомственных нормативно-правовых актов, положений и других документов, регулирующих важнейшие общественные и экономические отношения. По инициативе Н.Шайкенова были разделены следственная работа и прокурорский надзор, введен квалификационный экзамен для судей, что позже нашло свое конституционное закрепление. При его активнейшем участии были образованы Институт законодательства и Центр правовой информации Министерства юстиции Республики Казахстан, организовано республиканское государственное издательство «Жеті жарғы», увидели свет первые номера республиканских изданий «Заң газеті» и «Юридическая газета».

Но поистине талант у Нагашбая Амангалеевича проявился на посту ректора Казахского юридического университета (позже академии) – этого своеобразного «костюма на вырост» для будущих поколений работников права. В этой подвижнической организационно-образовательной работе он многое успел сделать… 25 марта 2000 года Нагашбая Шайкенова не стало. Но в воспоминаниях друзей, которых было у него несравненно больше, чем оппонентов, он остался аристократом юриспруденции. И, конечно же, романтиком права, как однажды назвал его глава государства.

Сегодня реформы, начатые им, продолжают другие. Знаменитый «шайкеновский» дух прослеживается во многих больших реформах и преобразованиях. И это опять же заслуга Нагаша (так называли его в кругу близких), раскрутившего маховик работы до присущих ему оборотов.

На этой ноте, пожалуй, самое время завершить официальную часть повествования о Шайкенове-деятеле, государственнике, и приступить к рассказу о Шайкенове-человеке, семьянине.

Ни тени панибратства

Родился Нагашбай Амангалеевич в России, окончил школу в городе Орск, затем, по совету друзей, вопреки желанию стать конструктором, поступил в Свердловский юридический институт. Это еще раз говорит о том, как он дорожил мнением окружающих его людей. «Студенческая жизнь запомнилась мне самозабвенной учебой, приобретением двух преданных и верных друзей… и встречей с девушкой, которую по-настоящему полюбил», – скажет спустя годы Нагашбай Амангалеевич в интервью газете Казахского государственного юридического университета.

О последней и настоящей любви нашего героя, его спутнице жизни Лидии Алексеевне, стоит рассказать особо. Она из семьи, которая, как и многие семьи, в 50-е годы подверглась гонениям. Отец – русский, мать – кореянка, встретились и поженились в Китае. Здесь их дочь Лида пошла в русскую школу, освоила казахский язык. Кстати, ее прекрасное знание казахского являлось предметом особой гордости Нагашбая Шайкенова. Впрочем, нравилось ему и пристрастие жены к пению. Эту любовь она привила и своим детям: сыну Арману, дочери Дарье. И вообще, по свидетельству людей, близко знавших Шайкеновых, между ними всегда были самые добрые и нежные отношения. И в этой идиллии особая роль, конечно же, принадлежала Лидии Алексеевне.

Характеризуя атмосферу взаимоотношений между близкими и родными Нагашбая, хочется сослаться на воспоминания поэта Акбара Рыскулова, чрезвычайного и полномочного посла Кыргызской Республики в Казахстане. Ибо лучше него об этой деликатной стороне жизни Н. Шайкенова никто еще не сказал: «Вскоре я познакомился с родными братьями моего сослуживца по дипломатической работе Барлыка Амангалеевича – Жарасканом, и Бакытом – и через их уважительное отношение заочно проникся симпатией к их старшему брату, главе рода Шайкеновых – Нагашбаю. Он значил для них нечто большее, чем просто старший брат, и я замечал, что чаще всего младшие называли его по имени и отчеству: «Нагашбай Амангалиевич сказал», «Нагашбай Амангалиевич просит» и т. д. Да, именно так, а не «Амангалеевич», как ошибочно значилось у него в паспорте. В этих отношениях не было ни тени фамильярности, панибратства, наоборот, чувствовались незримые, но крепкие нити родственных связей, семейная, душевная близость…» Далее Акбар Рыскулов вспоминает о том, как, оказавшись случайно в гостях у Н. Шайкенова, испытал на себе поистине искренний и радушный прием: «Маленькая Дариюшка прочитала свои первые стихи, а женгей Лидия Алексеевна подносила все новые и новые блюда и при этом подарила несколько песен на русском и казахском языках. А командовавший застольем хозяин радовал нас импровизацией на неожиданные темы».

Закон выше морали

Говоря о близких Нагашбаю Амангалеевичу людях, сыгравших исключительную роль в формировании его личности, хотелось бы рассказать и о Сапар-ате – деде по материнской линии, к толкованиям постулатов Корана которого прислушивалось все мусульманское Оренбуржье, и о Ажар Сарбасовне – любимой апа, и о многих других. К сожалению, это не представляется возможным в короткой очерковой публикации. А надо бы. Жизнь и деятельность Нагашбая Шайкенова достойны полнейшего их отображения. Он был, по выражению известного казахстанского адвоката Виталия Воронова, «хорошим человеком – иногда трудным, даже тяжелым, но наивным, с запахом ребенка». Об этом красноречиво свидетельствует сам Нагашбай Амангалеевич – своими великолепными максимами: «Вне права нет свободы», «В толпе нет демократии», «Право выше морали», «Чудак – дарящий чудо», «Только с женщиной мужчина может быть ребенком»…

Кто-то скажет, что, сочиняя подобное, Н. Шайкенов искал утешения, когда задыхался в скупых юридических терминах. Возможно, это и так, но только изречения эти наделены еще и особым смыслом, несущим в себе огромный интеллектуальный и актуальный заряд. Такое по силе лишь людям весьма организованным, дисциплинированным, принципиальным, а проще – настоящим государственникам, на коих во все времена есть острейший дефицит.

Ему не нужно ставить памятников. Он сам в команде президента создавал историю становления суверенного Казахстана и, по существу, является частицей этой истории. И потому навсегда останется в сердцах и умах людей.

Комментарии закрыты.