19.12.2016

Убийство! Убийство! Убийство?

«Falter», Вена, № 50, декабрь 2016 г.

Адвокаты и эксперт предъявляют обвинения в убийстве Алиева. Насколько они обоснованы?

flater5016В прошедший понедельник гамбургский еженедельник Die Zeit сообщил об одном из крупнейших скандалов в истории венской юстиции. По крайней мере так было заявлено. Газета сообщила, что подозреваемый в убийствах бывший казахский посол Рахат Алиев был тоже убит в тюремной камере следственного изолятора Земельного уголовного суда. Подробная статья на эту тему, как объявила редакция Die Zeit, выйдет в этот четверг (после опубликования данного номера Falter).

mord

Если то, о чем говорит Die Zeit, верно, министра внутренних дел и министра иностранных дел ждет отставка. А также глав Федерального и Земельного управлений уголовной полиции. Мало того, что, по сообщениям еженедельника, один из самых охраняемых заключенных Вены, бывший зять казахстанского президента Нурсултана Назарбаева, погиб в государственной тюрьме «от рук третьих лиц», так еще и следственные органы не смогли разглядеть признаков убийства.

Основной источник информации – авторитетный судебный эксперт-криминалист из Мюнстера, корифей своего дела, профессор Бернд Бринкманн. Вдова Алиева в частном порядке заказала ему экспертизу и оплатила ее.

Неизвестные, заявляет Брикманн в своем 18-страничном заключении, сели Алиеву на грудь, зажали ему рот, после чего его, уже задохнувшегося, повесили на бинтах, чтобы замаскировать убийство под самоубийство. Организованное убийство в тюремном отделении с самыми строгими условиями содержания заключенных? Осуществленное без шума, без следов, конспиративно – и незамеченное охранниками? «Убийство в следственном изоляторе» — так озаглавила статью на своем интернет-сайте Die Zeit. Без вопросительного знака.

По мнению венских органов юстиции, эта исключительная история является «уткой», умело запущенной адвокатами Алиева. Они считают, что в действительности речь в этом триллере идет об эффективности воздействия на суд через прессу. То есть, о попытке воздействия на уголовный процесс со стороны изощренных адвокатов: Отто Дитриха, Манфреда и Клауса Аинедтера.

В течение месяцев эти трое виртуозно разыгрывают триллер про спецагентов. Они хотят представить Алиева, который обвинялся в убийстве банкиров «Нурбанка», жертвой казахстанского государства. Не в последнюю очередь для того, чтобы добраться до его миллионного состояния, оказавшегося под арестом.

В тот день, когда газета Die Zeit опубликовала свою версию об убийстве, адвокаты Аинедтеры, профессор Бринкманн и Дитрих проводили в венском кафе «Ландтманн» пресс-конференцию, на которой демонстрировали представителям венской прессы заранее названный «эксклюзивным» 18-страничный отчет Бринкманна. Хотя тот никогда не видел тело Алиева своими глазами, а изучал лишь фотографии, сделанные венским судмедэкспертом Д. Риссера, Бринкманн выдвинул серьезное обвинение.

Форма обнаруженных на шее трупа гематом, по мнению Бринкманна, говорит о том, что они были получены в результате сдавливания грудной клетки, а не повешения. Во-вторых, считает Бринкманн, невозможно, чтобы «гематома такой формы была получена в результате странгуляции (повешения)». Тело Алиева, заключает эксперт, было повешено в его камере уже после убийства. Короче, проводивший расследование прокурор Леопольд Бин слишком быстро закрыл дело.

Участвующие в деле прокуроры говорят о «противоречащих фактам выводах экспертизы». Они подчеркивают, что убийство можно с уверенностью исключить, поскольку оно находится за гранью вероятности».

Какими же доказательства располагают органы юстиции? Во-первых, видеозаписями камер наблюдения № 180 и № 181, расположенных напротив двери камеры Алиева. Судебный эксперт по электронным данным Вальтер Ябурек исследовал устройства и соответствующие файлы и не нашел никаких признаков манипуляции. Он указывает в своей экспертизе на то, что хотя «поворот камеры» в ночь происшествия и «не активировал бы сигнализацию», видеозаписи камеры наличествуют, сохранены и «не были подвергнуты манипуляциям». Он критикует общее отсутствие временных меток и редкую смену пароля. Однако подозрительный доступ к данным, по его мнению, исключен.

Имеются также электронные записи так называемого «механизма блокировки тюремной камеры». Любое открытие двери камеры сразу же фиксируется в электронном «протоколе контактов с замком». Эти данные также не были подвергнуты манипуляциям, считает эксперт Мартин Кампел.

Что доказывают эти данные? Последний раз дверь камеры открывали служащий тюрьмы и медсестра в день накануне смерти Алиева в 17:18 часов. Заключенному дали его лекарство – три миллиграмма «Лексотанила». Дверь камеры была открыта в течение одной минуты.

В 21:47 видеокамера снова регистрирует служащего тюрьмы у камеры Алиева. Тот опять получает лекарство, но уже через специальное окошко. После этого в коридоре ничего не происходит, видеокамеры работают всю ночь.

Они показывают: в 7:26 служащий и медсестра снова открывают одиночную камеру Алиева и находят его в душевой. Они вынимают Алиева из петли, чтобы проверить, жив ли он, и затем вызывают врача.

Прокурор Леопольд Бин сразу же принимает дело, в 9:02 он приглашает судебного медэксперта, комиссия по расследованию убийств фиксирует улики. Следствие проверяет несколько версий.

Отравление? Было исключено химико-токсикологической экспертизой (эксперты Марион Павлич и Роланд Хаусманн).

Следы борьбы? Пробы ДНК с рук и подушечек пальцев погибшего дают отрицательный ответ. В камере также не обнаружено следов ДНК посторонних лиц.

Причина смерти? Судмедэксперт Рональд Хаусманн из Санкт-Галлена (он был приглашен по желанию вдовы Алиева, чтобы исключить предвзятость) устанавливает: «сжатие кровеносных сосудов в горле в результате удушения».

В пользу версии о самоубийстве говорит и предыстория Алиева. 11 сентября 2014 года психиатр делает записи о разговоре с женой Алиева, которая говорит о «возможной опасности самоубийства ее мужа». Пациент, по ее словам, «упоминал о намерении причинить себе вред». 18 раз в истории болезни указывается на то, что Алиев «депрессивный», «внутренне беспокойный», «плаксивый» или «одинокий». Другой заключенный говорит, что Алиев производил впечатления «очень депрессивного» человека, потому что его семья обвиняла его в том, что их клан «попал в немилость». Да еще и это письмо жене: «Сохрани деньги для себя и для детей (...). Я больше не могу. У твоего героя нет больше сил!».

Назначенная министром юстиции Брандштеттером экспертная комиссия под руководством бывшего генерального прокурора Эрнста Юджена Фабрици считает самоубийство доказанным. 18 мая прокуратура закрыла это дело.

А новая экспертиза? Откуда эти «следы сдавливания» на шее? Эксперт-криминалист, ознакомившийся с экспертизой Бринксманна, поясняет (при условии сохранения анонимности): «Следы сдавливания для меня объяснимы. Предположительно, Алиев дважды просовывал голову в прикрепленную к стене петлю. В первый раз он еще успел освободиться из нее, до того как потерял сознание. Эта попытка самоубийства могла вызвать гематомы без травмирования горла».

Потом он попытался еще раз.

Один комментарий

  1. Диадох

    Сейчас начнут выворачиваться, ка к в случае с Нуркадилдовым... Убили!!!! Реально убили.