09.03.2017

Подарок на «женский» день

Сергей АБАКШИН, Астана

Своеобразный подарок на 8 марта сделала казахстанская прокуратура семье Мухтара Аблязова. Накануне праздника казахстанские СМИ сообщили, что уголовное дело в отношении экс-банкира передано в суд. Правда, ввиду отсутствия главного обвиняемого вне пределов досягаемости отечественной правоохранительной системы, процесс будет проходить с его заочным участием. Прокуратура ссылается на предусмотренную законодательством возможность заочного суда, а в казахстанской истории существуют прецеденты подобных процессов.

130317ablyazov_sudИтак, дело в отношении беглого олигарха Мухтара Аблязова и его сообщников передано в суд, о чем 7 марта сообщили казахстанские СМИ, ссылаясь на прокуратуру Алматы. Оказывается, еще 3 марта прокуроры утвердили обвинительный акт в отношении Аблязова, а также Жаксылыка Жаримбетова, который являлся первым заместителем председателя правления БТА Банка и председателем кредитного комитета). Помимо Жаримбетова по делу проходят Садыков (экс-директор БТА по кредитованию) и Мамеш (председатель правления). Обвинительные акты вручены под расписку всем участникам уголовного процесса, в том числе защитнику Мухтара Аблязова.

«Сам Аблязов находится вне пределов Республики Казахстан и уклоняется от явки, в связи с чем прокуратура публикует настоящее сообщение о направлении уголовного дела в отношении него в суд», — говорится в пресс-релизе прокуратуры.

Прокуратура в данном случае напомнила, что 2 и 14 февраля текущего года Национальное бюро по противодействию коррупции в соответствии с требованиями УПК посредством размещения публикаций в казахстанских и зарубежных СМИ уведомило Аблязова о необходимости явки на допрос для объявления постановления о квалификации его деяний. Однако Аблязов не явился и не уведомил о причинах, препятствующих явке. Его собственные заявления о предвзятости правоохранительных органов ввиду политической подоплеки всего происходящего с экс-банкиром на протяжении дюжины лет уважительной причиной неявки засчитаны не были.

«Действующее законодательство предусматривает возможность рассмотрения дела в суде в отсутствие подсудимого в случае, когда подсудимый находится вне пределов Республики Казахстан и уклоняется от явки в суд», — прояснили возможность заочного суда в прокуратуре.

Вероятно, это пояснение понадобилось не столько для прессы (где, в принципе, еще способны нагуглить нужный фактаж), сколько для работников самой прокуратуры, забывших или и вовсе не знающих событий новейшей истории нашей республики. Красноречивое свидетельство кадрового омоложения и, как следствие, профессиональной деградации государственного аппарата.

Первым заочно осужденным бывшим государственным служащим был экс-премьер Акежан Кажегельдин. 6 сентября 2001 года судья Верховного суда Бектас Бекназаров признал подсудимого Кажегельдина, проживающего в США, виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктами а, в, г части 4 ст. 311; части 1 ст. 308; части 2 ст. 251 Уголовного кодекса республики, приговорил и назначил ему наказание в виде 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии общего режима и конфискацией имущества. Собственно говоря, траектория биографии Акежана Магжановича стала своеобразной моделью для последователей: крупная карьерная должность в системе управления государством, незаконное обогащение и перспектива уголовного дела вкупе с отлучением от кормовой базы, попытка реализации в общественно-политической сфере в качестве сразу лидера противостояния. Похоже, в концовку третьей части «Терминатора» легла правдивая история казахстанских «лидеров протеста». Это когда главный герой на вопрос по телефону «Кто там у вас главный» отвечает – «Я главный». Хотя ни по боевым качествам, ни по морально-волевым характеристикам не тянет на такового. Просто оказался в нужное время в нужном месте. В нашем случае – когда социальный протест требовал аккумуляции и выхода в каком-то организованном и структурированном виде.

Иной типаж представляет собой дважды заочно осужденный, а ныне и вовсе покойный (по версии австрийского следствия) Рахат Алиев. Первый судебный процесс над ним начался 9 ноября 2007 года. 15 января 2008 года Р. М. Алиев был заочно осужден на 20 лет лишения свободы за похищение топ-менеджеров «Нурбанка» (ч.3 ст.125 УК РК).

А 25 марта 2008 года по обвинению в создании и руководстве организованной преступной группировкой из шестнадцати человек военным судом Акмолинского гарнизона Алиев был заочно приговорен к еще 20 годам колонии строгого режима с конфискацией имущества. Процесс был мало того что заочный, так еще и закрытый от казахстанской прессы. На нем Рахат Алиев был признан виновным в злоупотреблении властью и служебным положением (ч.2 ст.380 УК РК), хищении государственного имущества в крупном размере (ч.3-а, б ст.176), создании и руководстве организованной преступной группой (ч.4 ст.235), хищении огнестрельного оружия и боеприпасов (ч.4-а ст.255), их незаконном хранении и перевозке (ч.3 ст.251), незаконном получении и разглашении государственных секретов (ч.4 ст.172), действиях, направленных на насильственный захват власти (ч.1 ст.168 УК РК).

Ну и как итог — указом президента от 20 апреля 2008 года Алиев был лишен наград, специального звания «генерал-майор финансовой полиции» и воинского звания «генерал-майор», а также дипломатических рангов.

Так что Мухтар Аблязов и в этом случае не является каким-то уникумом – и до него были заочно осужденные, причем, что примечательно, оба претендовали на звание лидеров общенационального протеста. Но если первый какой-то короткий срок и был таковым, то второй, похоже, делал это ради эпатажа. Что же до Мухтара Кабуловича – то это, скорее, комедия…

3 комментария

  1. Анонимно

    Да насрать ему на такие подарки!

  2. Анонимно

    И тем не менее... ПАДАРАГ ЖЕ!

  3. Анонимно

    Какие же вы ублюдки кегебешные твари!!!!

Оставить комментарий