23.01.2018

Эффект Стрейзанд в применении к Казахстану: как власть создает «народного вождя»

Меиржан БУЛУТАЙ, Прага

«Эффект Стрейзанд» — это такой социальный феномен, выражающийся в том, что любые попытки изъять некую информацию из публичного доступа (цензура, например) приводят в современной цивилизации к тому, что эта информация получает широкую популяризацию. Термин получил название по имени голливудской актрисы Барбры Стрейзанд, которая в 2003 году вздумала судиться с фотографом, выложившим снимок ее дома на своем сайте. Снимок этот был одним из 12 200 фотографий побережья Калифорнии, которые фотограф сделал в рамках правительственного заказа на изучение эрозии почвы. Барбра потребовала за разрешение на публикацию снимка 50 млн долларов. В итоге суд отклонил требования актрисы, но пока длились слушания, произошло неожиданное. До подачи иска фотографию дома актрисы скачивали с сайта всего шесть раз, но уже через месяц после обращения в суд картинка набрала более четырех сотен тысяч просмотров. На сайт после объявления об иске Стрейзанд зашло больше миллиона новых посетителей, а затем информационное агентство Associated Press разместило фото в своем архиве, что, в свою очередь, привело к тиражированию его множеством газет по всей планете.

duvanovabliazov141017Поскольку основным двигателем эффекта Стрейзанд является цензура, которая у нас в стране в своей абсурдности дошла до полного уничтожения информационного рынка, аналог этого социального феномена есть и у нас. Это — видео-откровения Мухтара Аблязова, которые некто во власти, в силу великого ума, ничуть не уступающего интеллекту Барбры Стрейзанд, старательно не дает посмотреть пользователям в прямом эфире. Для этого замедляется интернет-связь, «висят» социальные сети и блог-платформы. И, вероятно, на всю страну есть пара сотен людей, которым эфир Аблязова доступен в реальном времени. Только представьте себе эту группу: они сидят в каком-нибудь казенном кабинете, наверняка прокуренном, потому что некогда бегать в курилку, они тщательно прослушивают очередное выступление Аблязова, делая пометки в блокнотах или даже стенографируя. Каждые десять или даже пять минут поступают в некий условный центр донесения, о чем говорит бывший узник Бастилии, к чему призывает. Потом в этом центре принимают решение — можно ли давать это смотреть казахстанцам или лучше пусть интернет «повисит» еще недельку, а там, глядишь, и забудут. Ну, или решают, какой отважный блогер (министр, депутат, аким, мажор) возьмет сегодня удар на себя и совершит нечто хайповое — например, сплагиатит чужой пост. Чтобы менее отважные, но тоже прикормленные блогеры неделю кудахтали — ой-бай, негодяй, раздолбай...

Как бы мы ни относились к профессионализму министров-капиталистов и прочих кандидатов в висельники (в какой-нибудь добропорядочной викторианской Англии, например), но социальный портрет среднего казахстанца и уровень его культуры и стремления к развитию в Астане представляют себе довольно четко. Поэтому довольно странно, что этот простоватый, но уже изрядно озлобленный собственной нищетой и помпезными общепланетарными тусовками в столице, народ пытаются отучить от Аблязова методом «торможения». Люди, готовые ждать нового фильма онлайн, вместо просмотра его в кинотеатре (из-за нехватки средств на еще вчера доступные развлечения), пару-тройку часов потерпят, чтобы посмотреть прямой эфир в записи. Вдобавок посмотрят еще и те, кто раньше о Мухтаре Кабуловиче не слышал и политикой не интересовался. Но не смог посмотреть очередной выпуск «Камеди Клаб», потому что «интернет вис без конца, чо за фигня?!?».

А из-за этой вынужденной паузы между непосредственно эфиром и просмотром его в записи у большинства происходит сбой настроек здравого скептицизма, возникает ложное чувство доверия к сказанному — ведь если «эти» не дают смотреть, значит, Муха дело говорит.

Особенно ярко это отношение проявило себя в комментариях к одному из последних видео, традиционно оказавшимся недоступным в прямом эфире. Речь идет о скайп-конференции между Мухтаром Аблязовым и публицистом Сергеем Дувановым, которая была то ли дискуссией (по крайней мере, так ее анонсируют), то ли интервью скептически настроенного журналиста с политиком, использующим предоставленную возможность для очередного провозглашения своих идей. Так вот, большая часть комментаторов, видимо, искренне уверена в том, что Сергей Дуванов — «засланный казачок» и работает на власть, дискредитируя ДВК Мухтара Аблязова.

Как видим, ядро виртуальных сторонников Аблязова уже не помнят (или не знают) ни самого Сергея Владимировича, ни его роли и значения в деле становления оппозиционной прессы в нашей стране, благополучно разгромленной к настоящему моменту.  Впрочем, прошлое Дуванова легко нагуглить, но, как видим, комментаторам это и в голову не пришло — нет склонности к саморазвитию и познанию.

Прошло ровно сто лет, и вновь ядром революции нового Ленина стали поклонники лозунгов «Земля — крестьянам!», «Фабрики — рабочим!». У Мухтара Аблязова все точно так же просто и без ухищрений — 60 дней моей власти и у всех в несколько раз повысится зарплата. Главное — и объяснять ничего не нужно, на вопрос, откуда деньги, ответ простой — вернем награбленное. Ленин же — грабь награбленное, помните? Экспроприация экспроприаторов и прочие эвфемизмы, означающие убийство одних групп людей другими группами.

К слову, а за что ополчились на Дуванова потенциальные «комиссары в пыльных шлемах» сегодняшнего дня? Да всего лишь за попытку понять — чем занимается Аблязов. Потому что с точки зрения оппозиционера, закаленного еще в 1990-х гг., а то и раньше, деятельность Мухтара Кабуловича напоминает какую-то секту, причем строго виртуальную. Это однажды даже проскользнуло в беседе, когда Сергей Дуванов вдруг задал характерный для оппозиционера 90-х вопрос о работе с активистами нового ДВК — не вывозят ли их на семинары за границу, не проводятся ли с ними тренинги? В понимании старой оппозиции борьба за власть, как видим, — это такая игра на публику, сравнительно безопасная (Дуванов, правда, отсидел) и сопряженная с прогулками по Монмартру, вкушением аутентичных круассанов или посиделки в гаштетах любимой Вены (о, там ОБСЕ сидит…) с местным десертом (знаменитый штрудель…) на завтрак. Поэтому у нее мало представления о методах конспирации образца начала ХХ века, соединенных с технологиями начала XXI века.

В целом беседа Сергея Дуванова с Мухтаром Аблязовым оставила не слишком лестное впечатление. Причем, это касается обоих собеседников. Дуванов явно сдерживал себя в критике, дабы не потерять шанс прибиться к команде Аблязова. Он, кстати, о команде довольно долго распространялся, пытаясь понять, есть ли такая у экс-банкира. Намекал, что нужен информационный отряд, способный перебить критику провластных СМИ и привлечь симпатии населения. В самом начале выбился из формата, обратившись к собеседнику на «ты», но потом они все время «выкали». Сегодняшним поклонникам Аблязова не понять (а прочитать в интернете почему-то не суждено), однако не так давно Сергей Дуванов был одним из мощных союзников экс-банкира. Он, по сути, выдвинул оправдывающие Аблязова в деле с БТА тезисы «Воровать свое — это не воровать» и «Воруешь для победы демократии — значит, не воруешь». Аблязов до сих пор ими активно пользуется.

Идея дискуссии обязана своим появлением посту Сергея Дуванова, в котором тот критикует нынешнюю форму борьбы с режимом, принятую на вооружение Аблязовым. Критика свелась почему-то к стандартному в среде провластных троллей обвинению — легко критиковать и разоблачать, сидя за границей. Понятно, что пост Дуванова был поводом для очередной видео-проповеди Аблязова, поэтому, когда Сергей Владимирович вдруг забыл о своем стремлении подыгрывать собеседнику и начал задавать интересующие его вопросы (об активистах, к примеру), ответы перестали биться с ними. Был даже момент, когда Дуванов прямо сказал, что, мол, он об этом не спрашивал, на что Аблязов отмахнулся — а это я не вам отвечаю.

Аблязов, в свою очередь, неприятно удивил, когда несколько раз в утвердительной форме повторил, что это именно благодаря ДВК в социальных сетях начали массово критиковать власть. Скорее, напротив, это экс-банкиру удалось оседлать поднимающуюся в виртуальной реальности протестную волну и привлечь к себе ее часть. Еще более неприятным — причем, кажется, передернуло и Сергея Дуванова — стало утверждение, что шахтерские забастовки на предприятиях «Казахмыса» и «АрселорМитталТемиртау» его заслуга, якобы он открыл им глаза. Вот только шахтеры, попросив верблюда и получив барана, окончанием своих забастовок показали, чего они реально добивались, а не мифических зарплат «как в Канаде или Чехии». Аблязов, кстати, включился в поддержку бастующих даже позже некоторых провластных блогеров.

После таких заявлений его бахвальство насчет активных ребят в Жанаозене, которые вовлекут в ДВК 15 тысяч горожан, прозвучали примерно так же, как строчки из детской песни про волшебника в голубом вертолете, что бесплатно покажет кино. Эдакая психологическая атака.

Впрочем, Аблязов недавно информировал, что под его виртуальными знаменами собралось 32 000 человек. Хотя это и достаточно далеко до мифического миллиона сторонников, но, если предположить, что эта масса людей не распределена равномерно по всей стране, а концентрируется лишь в нескольких регионах, то есть о чем беспокоиться тем, кто отвечает за политическую и социальную стабильность в гротескном Казахстане. Учитывая упомянутый в начале наших рассуждений эффект Стрейзанд, а также состояние безысходности, в которое все глубже опускается значительная часть общества — молодая, надо отметить, и активная — Аблязов если не привлек еще такого количества сторонников, то довольно скоро привлечет, а то и увеличит его в несколько крат. И это невзирая на славу афериста и отчаянного игрока, закалившегося в тех перипетиях, выпавших на его долю во время нахождения в казахстанских лагерях

Бороться с Аблязовым методом временных блокировок — это все равно что заниматься рекрутингом новых сторонников в его пока еще виртуальную армию. Вот сейчас он сам предоставляет возможность очного оппонирования, вызывая на дебаты желающих оспорить программу ДВК. Это — один из путей проведения контрпропагандистских мероприятий. Пусть кто-нибудь из прикормленных блогеров покажет, что недаром ест свой хлеб. Опять же — есть и политологи, кормящиеся из тех же рук, что и блогеры. Эти инструменты надо задействовать, пока Аблязовым брошен вызов любому защитнику режима.

Вал статей о том, какой же предводитель виртуальных революционеров мошенник и аферист, набил изрядную оскомину. Аблязов на это отвечает шквалом видео-разоблачений, то есть, более прогрессивно. Следовательно, парировать нужно на том же уровне.

Наконец, необходимо использовать ту же протестную волну (загасить ее получится лишь лавиной финансов, ожививших реальный сектор, но где ж их взять?), перенаправив ее в конструктивное русло — пусть требуют отставок министров, депутатов, пусть протестуют против очевидно глупых решений и законопроектов, собираются на митинги, гремят кастрюлями и спускают пар. Власть должна реагировать отставками, взысканиями, отменой решений и отзывами законопроектов. Общество, настроенное критически, должно получить свою долю в управлении страной — пусть пока в такой хаотичной виртуально-площадной форме. Надо проявлять гибкость и маневренность в отношениях с обществом и перестать его раздражать.

Революции по лекалам Аблязова, называемой им «мирной», на самом деле мало кто хочет. Но загнанная в угол жертва в конце концов кидается на обидчика перед лицом смерти (в иносказательном смысле, разумеется…). А у нас в угол загнан целый социальный слой. Не пора ли остановиться и сдать назад?..

5 комментариев

  1. Анализы и выводы

    м...Аблязов. как настоящий и циничный бизнесмен, может подтянуть на гонорары и пр. Дуванова. Но «может» и «сделает» — это разные вещи все таки. Дуванов своими подколами — причем не в первый раз Аблязова и вообще оппозиционеров из числа титульной нации — не очень комфортная фигура для любого вождя )))

  2. Анонимно

    Дурацкое интервью, все атки они оба не долюбливают друг друга.

  3. Керей

    Тубунде Мухтар Кабул-улы куртады анау алжыган Шалды!!! Буган баримиз, когам ретинде куа боламыз!!!

  4. еркін

    мұхтарға қарсы айтуға уәж таба алмайтын ұры шал мен оның жандайшаптары тек аяқтары көктен келіп кемеден қашқан тарақандай құрыун күтіп жүр. ақшамыз көп деп ұрлаған млрд-тарға сеніп жүр, ол млрд-тар халық көтерілгенде боққа жарамайтын қағаз екенін тарих млн рет дәлелдеген.

  5. Анонимно

    Керей и еркiн очень странные люди, они думают что, старые партократы плохие, а новые казахи (правда, им уже сами за 50 лет) это нормальные руководители будут... Беда в том. что казахи в принципе самостоятельно жить в определенной системе, попросту не могут и построили крайне кривое государство... То же самое можно сказать про кыргызов и др.