04.03.2018

Наши дети останутся в русскоязычном пространстве — эксперт КИСИ

Total.kz

Культура — это механизм влияния, и в нее надо вкладывать деньги.

040318deti2018 год объявлен Годом культуры в СНГ. Обсуждению современного культурного кода Казахстана и его отличия от культур других государств было посвящено очередное собрание экспертного клуба «Мир Евразии»…

Эксперты рассуждали на тему «В дружбе, мире и единстве: диалог культур и культура диалога».

У наших стран уже разная история

Никакого культурного кризиса нет, а есть абсолютно естественный процесс изменения общества, считает Ирина Черных, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК.

«Казахстан, как и Россия — это постмодернистские общества, достаточно фрагментированные на отдельные социальные группы и слои, которые образуются вокруг определенных ценностей», — объясняет она.

По мнению эксперта, вопрос культуры — это вопрос ценностных ориентаций.

«Насколько демократические ценности — это наши ценности и наш выбор? Кризис в Украине с самого начала произошел именно из-за ценностного выбора: Европа или Евразия?» — задается вопросом Ирина Черных.

Все-таки более 25 лет после распада СССР шли поиски самости, идентичности, строительство национальных государств.

«Но все же за эти годы мы в той или иной степени сохранили русскоязычное пространство. Соглашусь, что окраины почти не говорят на русском языке, но в центре республик (в столицах, больших городах) информация поступает на русском, обучение идет на русском, а это в определенной степени стиль мышления, ценностный ряд. В средней школе в рамках курса по литературе все еще изучается русская классика. Значит, наши дети останутся в русскоязычном пространстве и будут следовать какому-то ценностному ряду, который воспитывается через классическую русскую литературу, дополняется казахскими классиками, отечественной литературой. Это может быть позитив для интеграционного потенциала», — считает Ирина Черных.

Но при этом переписаны учебники истории для средних школ. В учебниках истории разных стран СНГ ключевые события советского прошлого описаны и оцениваются по-разному, например, распад СССР, его роль и т.д. История — мощнейший инструмент самоидентификации народа. У наших стран уже разная история, разное прошлое. Можно говорить, что пока сохраняется относительно одинаковая оценка Великой Отечественной войны. Но и здесь возникает дискурс «ватников», дискурс «колорадов», дискурс вокруг Георгиевской ленточки и т.д. Есть разные группы людей внутри общества, которые исповедуют разные ценностные ориентиры.

«Да, мы можем формировать единую политику в рамках СНГ, формировать общую концепцию развития туризма по сакральным местам Казахстана, России. Но, в любом случае, управлять процессом развития культуры сложно», — сказала эксперт.

Большую роль здесь играют СМИ. Мы до сих пор находимся в российском информационном пространстве. Но в Казахстане больше знают о России, чем Россия хочет знать о своем одном из крупнейших стратегических партнеров.

Как отмечает Ирина Черных, за последний месяц было два упоминания в российских СМИ о Казахстане. Михаил Ширвиндт в программе «Вечерний Ургант» рассказывал, как он сел в такси, а «за рулем сидит казах узбекского пошиба». А это федеральный канал. Притом, что, видимых сообществ мигрантов из Казахстана в России нет. Второй момент прозвучал в интервью Ирины Хакамады, она сказала: «У нас нет русского Назарбаева в России, а нам нужна именно такая консолидирующая фигура». Также прошла информация по новостным блокам об Астанинском процессе, связанном с мирным урегулированием в Сирии. В итоге для российской аудитории Центральная Азия — это почти белое пятно.

Новые культурные коды

С прозвучавшими на заседании экспертного клуба мнениями о том, что молодежи стало удобней говорить на английском языке, не согласен Адиль Каукенов, директор Центра китайских исследований CHINA CENTER.

«Алматинцы любят говорить, что у них остался самый чистый русский язык. В Ташкенте говорят то же самое. Россия — большая страна. Производство контента в ней огромное. А мы являемся потребителями данного контента», — говорит он.

Мы смотрим российские фильмы, читаем российскую литературу, пользуемся рунетом, знаем российских эстрадных звезд. Многие наши знаменитости уехали из Казахстана, чтобы «выстрелить» в России. Писатель Сергей Лукьяненко, режиссер Тимур Бекмамбетов, группа А-Студио и т.д.

«И это хорошо, потому как «выстрелить» в Китае, как это сделал певец Димаш Кудайбергенов, очень тяжело, мало кто из казахстанцев владеет китайским языком», — говорит Адиль Каукенов. То же самое касается и английского языка, знание которого требует серьезных ресурсов.

Для современной молодежи также есть и другие объединяющие скрепы. Например, K-pop (от англ. Korean pop – прим. Total.kz), музыкальный жанр, возникший в Южной Корее. Он к нам частично пришел через Россию, потому что россияне активно переводят корейские драмы. Казахстанская молодежь помешана на нем, есть направления «Korean boy» и «Korean girl». Корейским, естественно, никто не владеет. Молодежь смотрит переводы на русском. И при этом она хорошо понимает своих зарубежных сверстников. «Вот вам и новые культурные коды», — заключает Адиль Каукенов.

Сакен Бельгибаев, известный кинопродюсер, президент Фонда содействия профессиональным СМИ отмечает, что на мероприятия с уклоном в национальную культуру не приходит главный потребитель современной культуры — молодежь. И поэтому можно говорить о том, что усилия в рамках Года культуры в СНГ в 2018 году будут не всегда достаточными.

«Они отражают понимание культуры так, как ее видят чиновники», — говорит кинопродюсер.

Сакен Бельгибаев рассказал, как на протяжении двух лет сотрудничал с продюсером PSY (Пак Чэ Сан, южнокорейский автор песен, исполнитель «Gangnam Style» – прим. Total.kz). Их компания пыталась начать сотрудничество с российскими партнерами, провели один концерт в Москве, но сотрудничество не удалось, и они решили работать в Казахстане. Так вот, сейчас во многих школах крупных городов мира есть свои группы К-pop. И сейчас поп-культура Китая развивается по южнокорейским лекалам. На волне К-pop, благодаря мировому интересу к стране и ее продукции, Южная Корея смогла увеличить свой ВВП на 12-16%.

«Культура является механизмом влияния, в нее нужно вкладывать деньги», — уверен продюсер.

Прагматизм — лекарство от эмоций

«К сожалению, за четверть века у нас появилось не так много ценностей, которые сплачивают население», — констатировал Замир Каражанов, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge.

Стабильность, мир, дружба не ставятся под сомнение. Однако попытка выяснить, например, чем отличается казахстанская женщина от советской или кто такой казахстанец, может вызвать сумятицу и путаницу.

«Думаю, причин этому много, в том числе и «конфликт ценностей»: люди считают правильным одни ценности и принципы, а в жизни доминируют другие», — говорит эксперт.

Культура может не только объединять, но и разъединять. Поэтому то, с чем сталкиваются не только в Казахстане, но и на постсоветском пространстве, не стоит называть кризисом, считает он. Трансформация ценностей — это нормальное явление. Вопрос лишь в том, к чему это приведет и чего ждать в будущем.

«Наш регион сегодня находится в уникальной ситуации. Железный занавес развалился, рушатся политические, идеологические стены, которые ограждали нас, даже границы растворяются. Все это позволяет говорить о возвращении к истокам, когда евразийские народы сосуществовали, торговали друг с другом на Шелковом пути, влияли друг на друга», — считает Замир Каражанов.

Поэтому, по его мнению, стоит видеть плюсы в возрождении национальных культур, языков, традиций. Главное, чтобы этот процесс не приводил к отрицанию культуры соседних народов.

«Сегодня мы видим, как прагматизм укрепляет отношения между разными регионами Евразии, а это не только постсоветское пространство, это и Азия, и исламский мир», — очертил перспективы эксперт.

Комментарии закрыты.