02.04.2018

Свобода слова …как последнее прибежище шантажистов?.

Алим ИНОЯТОВ

Журналистское сообщество было взбудоражено вчерашними обысками в редакциях журнала «Форбс Казахстан» и сайта «Ратель», в квартирах сотрудников этих изданий – заместителя редактора журнала «Форбс» Александра Воротилова, главного редактора «Рателя» Марата Асипова, его заместителя Сапы Мекебаева и обозревателя Анны Калашниковой. Всех четверых задержали и отвезли на допрос в алматинский ДВД, откуда вечером они были выпущены…

Последняя ремарка неслучайна, поскольку симпатизирующие этим изданиям так называемые лидеры общественного мнения назвали задержания арестами, посыпалисьpogudx

штампы о том, что «завтра придут за вами» и «свобода слова в опасности». Однако если внимательно присмотреться, то можно увидеть, что ЛОМы, бросившиеся на защиту журналистов, регулярно публиковались на сайте «Ратель» за неплохие по нынешним кризисным меркам гонорары. Как мы понимаем, высокие ставки были определенным авансом – за поддержку в случае аврала. Аврал настал – и авансированные кинулись исполнять свою основную задачу, поскольку, положа руку на сердце, публикации этих ЛОМов, щедро оплаченные «Рателем», были и являются, мягко говоря, мало кому интересным графоманством. Теперь мы видим, что платили им не за графоманские изыски, а за участие в будущей операции по созданию видимости общественного резонанса.

Резонанс нужен, поскольку задержанные журналисты известны не столько своей приверженностью ценностям репортерского цеха, сколько умением извлечь материальную выгоду из своего умения складно составлять слова в предложениях. Блестящая журналистика для них – всего лишь удобная ширма, за которой проворачивались дела, условно называемые информационным рэкетом. На этом деле поднимались такие суммы, которые многим предпринимателям и не снились. Видов этой грязной информационной деятельности несколько – от банального вымогательства до самой настоящей травли.

Но иногда случается, что объект информационного рэкета – компания или человек, подвергшиеся нападению – дает отпор, обычно сводящийся к судебным разбирательствам. И вот тогда начинается операция «Свобода слова в опасности», при которой атакованный ранее объект сразу получает двести процентов прошлой порции грязи. Причем общественное мнение, успешно проспавшее предыдущие этапы разворачивания информационной кампании, включается именно тогда, когда вляпавшиеся в судебный процесс журналисты и их коллеги из других редакций, действующие по принципу цеховой солидарности, начинают едва ли не из каждого утюга вещать о наступлении на свободу слова и попытке разорить «единственный честный» коллектив репортеров. Остатки репутации несчастного объекта информационной травли спускаются в унитаз в течение суток.

В самом общем виде обрисованная выше картина напоминает прошлогодний громкий информационный скандал «Зейнулла Какимжанов против свободы слова». Свободу слова в нашем случае как раз и олицетворяли два журналистских коллектива – сайта «Ратель» и журнала «Форбс».

Впрочем, иногда жертвам информационного шантажа удается распространить сведения о своих обидчиках.  Так, примерно семь лет назад, когда в Казахстане проводилось большое исследование по использованию СМИ в качестве инструментов информационного рэкета, слово получили менеджеры и владельцы крупных предприятий и финансовых институтов. Они рассказали много интересного. Так, менеджер БТА-банка Мадина Коржумбаева пожаловалась на один примечательный коллектив:

«В газете «Время» с нашей стороны планировалось размещение материала на тему интервью президента Компании о необходимости оплачивать ипотечные кредиты. Сначала велись переговоры с отделом рекламы «Время» и нам была предложена адекватная цена по прайсу. Однако после того, как материал был выслан в редакцию, вопрос размещения материала был передан на рассмотрение главреду. И в итоге стоимость размещения выросла до 2 млн тенге. А далее в ходе переговоров нам вообще было отказано в размещении этой статьи. При этом через некоторое время в газете «Время» вышел материал с недостоверной информацией о Компании. Когда мы обратились с требованием разместить наш комментарий описанной ситуации, нам была выставлена цена в 2 млн. тенге.

Такие ситуации с газетой «Время» происходят часто. Пока наладить контакт с ними не получается…».

Журналисты уже поняли, а остальным придется объяснить – тот коллектив «Времени», о котором говорила Коржумбаева, как раз и составляли люди, создавшие сайт «Ратель».

Для самого журналистского цеха информация о том, чем на самом деле промышляют «честные и неподкупные» основатели «Рателя», является секретом Полишинеля. Так что завершившийся в прошлом году судебный процесс по иску Зейнуллы  Какимжанова  к некоторым журналистам «Рателя» и «Форбса» вызвал не бурю возмущения, чего следовало ожидать от цеховой солидарности (все таки журналисты в Казахстане – достаточно дружный и сплоченный цех, и если хозяева их изданий и телеканалов не дружат и даже воюют между собой, никто не помешает «рядовым бойцам» встретиться после работы и накатить чарку-другую).

Окончание судебного процесса по иску Какимжанова о защите чести, достоинства и деловой репутации привело лишь к весьма настороженному возмущению. Что примечательно, коллеги обсуждали и осуждали в основном сумму возмещения морального вреда, причиненного экс-чиновнику публикациями в «Форбсе» и на сайте «Ратель». Она составила 50 млн тенге.

Кстати говоря, для судебной экспертизы было предоставлено аж три десятка статей с негативным упоминанием фамилии Какимжанова!

Словом, если и возмутились коллеги наказанных журналистов, то лишь суммой иска. При этом ощущение, что в дело никто не вник, даже на уровне решения суда, сквозило буквально из каждого посвященного процессу комментария.

Ну а предыстория этого судебного процесса, который вытек из чисто хозяйственного спора, никого и вовсе не заинтересовала. Однако следует освежить память, чтобы задержания и обыски более не выглядели как гром среди ясного неба. Все это – закономерный итог участия сотрудников «Рателя» и «Форбса» в заказной информационной компании.

Которая началась из-за внутреннего конфликта в компании «Автодорсервис» между мажоритарным и миноритарным учредителями. Мажоритарием с 51% доли компании являлся Ильхалид Какимжанов, сын Зейнуллы Какимжанова, 49% принадлежали Виталию Процентову.

Виталий Процентов, помимо доли в компании, являлся также генеральным директором, то есть, обладая меньшей долей участия, фактически он распоряжался делами ТОО. Держатель более крупного пакета, тем самым, мягко отстранялся от реального управления компанией, зачастую узнавая о заключенных договорах и иных соглашениях постфактум.

Об этом можно судить, например, изучая протоколы собраний учредителей фирмы «Автодорсервис», когда представитель мажоритарного учредителя буквально уговаривает миноритария проголосовать за изменения в устав, которые обязывали бы его же как генерального директора предприятия хотя бы за два дня до заключения сделки предоставлять всю необходимую документацию.

Конфликт возник из-за очередной подобной сделки, состоявшейся в обход Ильхалида Какимжанова. И поскольку предложение зафиксировать в уставе возможность хотя бы коллегиального руководства компанией было заблокировано Процентовым, назрела необходимость сместить его с поста генерального директора фирмы. Поскольку сложившаяся ситуация стала угрожать уже самой компании как юридическому лицу. Причем доля в компании за Процентовым сохранилась и поныне, так что о рейдерском захвате фирмы не могло идти и речи. Тем не менее, первые публикации в «Форбсе» и на «Рателе», посвященные «Автодорсервису», именно о рейдерском захвате и сообщали.

Обратившись в суд, Зейнулле Какимжанову удалось признать незаконным пункт в уставе компании, регламентирующим необходимость иметь не менее 2/3 голосов в пользу того или иного решения. Дело в том, что при наличии двух учредителей никаких двух третей голосов набраться не может в принципе, таким образом свое право как учредителя с большей долей участия Ильхалид Какимжанов реализовать не сможет, не убедив Виталия Процентова. Ну а тому смещать самого себя с поста руководителя компании не хотелось категорически.

Межрайонный экономический суд Алматы своим решением отменил это требование устава, признав его неисполнимым, что позволило учредителю с большей долей участия сменить Процентова на посту генерального директора компании. Его доля участия осталась неизменной и неприкосновенной.

Тем не менее, с подачи Виталия Процентова начинается информационная травля Зейнуллы Какимжанова, первой «ласточкой» которой стало навязывание обществу мнения о рейдерских замашках экс-чиновника. Так внутренний хозяйственный спор перетек в публичную сферу и впоследствии вылился в судебный процесс уже против журналистов, поддержавших определенную сторону в споре двух учредителей. Как итог всего этого – операция «свобода слова в опасности», в рамках которой прикормленные блогеры вещают о необходимости сделать Какимжанова «нерукопожатным» (жаргон российских либералов, кстати).

Отметим, что тиражируя этот лозунг и возмущаясь действиями экс-чиновника, «душащего прессу», сотрудники «Рателя» и «Форбса» как-то неловко умалчивают, что вместе с ними решением суда наказан и инициатор информационной травли Какимжанова – Виталий Процентов. Вообще же решение суда, если знать предысторию вопроса, о которой рассказано выше, кажется вполне логичным – из тридцати рассмотренных в ходе процесса публикаций больше двадцати содержат недостоверную информацию и потому их постановили публично опровергнуть. Исковые претензии получили не организации, на которые зарегистрированы проходившие по процессу интернет-издания, а конкретные исполнители и заказчики информационной травли. Причем в журналистской среде поговаривают, что коллег наказали именно на ту сумму, которую они получили за исполнение заказа – те самые 50 млн тенге плюс судебные издержки.

Решение суда не исполнялось почти год, статьи, порочащие Какимжанова, которые по решению суда редакция «Ратель» должна была снять с сайта, остались на прежнем месте. Предприниматель подал заявление в ДВД Алматы и – остальное произошло вчера. Не внезапно, а логически вытекая из прошлогоднего судебного процесса и неисполнения ответчиками решения суда.

Ситуация находится в развитии, поэтому мы продолжим следить за ней. Отчасти из чисто исследовательского интереса – выберется ли «неподкупный» коллектив «мэтров пера», каковыми себя позиционируют «рателевцы», из очередного болота, в которое их завели желание обогатиться, занимаясь информационным рэкетом.

Комментарии закрыты.