16.04.2018

Интеграция в Центральной Азии: что будет дальше?

записала  Анастасия ЖУКОВА

Повышенный интерес к внутрирегиональному сотрудничеству можно рассматривать как некую реинкарнацию казахстанской идеи о создании Центрально-Азиатского Союза, которая была озвучена в 2007 году, более 10 лет назад. Так ли это? Нужно ли странам региона искать общие стратегии? Ответы на эти и другие вопросы искали казахстанские политологи на заседании экспертного клуба «Мир Евразии», прошедшего днями в Алматы.

central-asia2018 год эксперты называют поворотным в области активизации регионального сотрудничества стран Центральной Азии. В марте в Астане состоялась рабочая консультативная встреча глав государств региона. В подобном формате лидеры стран не контактировали около 10 лет.

Также укрепили двусторонние контакты Казахстан и Узбекистан. Анализ ряда экспертных мнений свидетельствует, что актуализация региональной повестки во многом связана с инициативами второго президента Узбекистана Шавката Мирзиёева.

Центральную Азию сегодня называют одним из самых быстрорастущих и становящимся относительно внушительным по объему рынком. Возможно ли здесь в ближайшие годы выработать единую общерегиональную стратегию, и на чем она будет строиться?

В регионе есть всем известные долгоиграющие проблемы, тот же водный вопрос. «Далеко не все страны Центральной Азии стремятся окунуться в интеграционные процессы. Узбекистан отдает предпочтение развитию двусторонних отношений со странами-партнерами. Также в регионе расположено уникальное государство Туркменистан, которое обрело нейтральный статус еще в 1995 году», — комментирует политолог Эдуард Полетаев.

Тем не менее, нельзя забывать и о прогрессе, который дают контакты между главами государств, правительств, высокопоставленных делегаций, благодаря таким интеграционным структурам, в той или иной степени присутствующим в регионе, как СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, ШОС.

Конкуренция за регион: насколько серьезны внешние вызовы?

Центральная Азия является молодым регионом, интерес к нему в силу его ресурсной и стратегической привлекательности проявляют многие ведущие страны мира. В частности, это определяется межконтинентальной значимостью региона для торговых и других связей между странами Европы, Ближнего Востока и Азии.

В то же время Центральная Азия уже долгие годы страдает от ряда экспертных апокалипсических прогнозов. Слышны рассуждения о том, как мировые центры силы борются за влияние в Центральной Азии, в результате чего перекрещиваются интересы США, Европейского Союза, Китая и России, а это ни к чему хорошему не приведет.

«Правда, реальная значимость региона для мировой политики преувеличена. К тому же государства Центральной Азии сами стремятся выпятить себя. Ведь их выживание на мировом политэкономическом рынке зависит не только от правильно настроенноймноговекторности отношений с сильными мира сего, но и от собственных громких претензий», — говорит Эдуард Полетаев.

Однако, становление Центральной Азии как региона в современной мировой системе продолжается и является незавершенным. «Приоритетом для группы центральноазиатских стран является развитие сотрудничества с мировым сообществом. Также для них особым внерегиональным партнером остается Россия, способная хотя бы отчасти удовлетворить их военно-политические, экономические, социальные, культурно-образовательные потребности. В свою очередь, данный регион занимает важное место в российской внешнеполитической стратегии», — описывает ситуацию политолог.

Опыт Африки не привлекает

Не секрет, что Центральная Азия занимает примерно 10% всего азиатского континента и при этом она характеризуется малым количеством региональных организаций и интеграционных группировок. В этом смысле существуют регионы с совершенно противоположными стратегиями, например, Африканский Союз, задачи которого в определенной степени напоминают концепцию СНГ. В Африканский Союз входят все 55 государств. И это далеко не единственное интеграционное объединение на Черном континенте.

«Многие экономически неразвитые страны Африки осознают, что для них интеграция позволяет достичь больших результатов. Но в Центральной Азии ряд стран предпочли опираться на самодостаточность, - сравнивает Эдуард Полетаев. — Разве что Кыргызстан и Таджикистан, самые бедные в регионе, проявляют активность по поводу интеграционной повестки, потому что понимают, что им выжить так легче, можно получить бонусы от вступления в ту или иную организацию. Например, Таджикистан благодаря ОДКБ эффективно решает вопросы безопасности».

Станет ли торговля двигателем интеграции?

Торгово-экономические связи между странами остаются довольно слабыми. Основными торговыми партнерами являются внешние игроки: Россия, Китай, Европейский Союз. Насколько реальна возможность увеличения товарооборота внутри региона, и чем он ограничен? Например, Казахстан и Узбекистан поставили задачу к 2020 году увеличить товарооборот до 5 млрд. долларов (с 2 млрд. в 2017 году). «И вроде перспективы видны. Но наладить полноценный товарообмен, чтобы закрыть основные потребности в необходимых товарах пока маловероятно», — считает Эдуард Полетаев.

Парадокс региона в том, что здесь уже была достаточно высокоинтегрированная экономическая структура (единая энергосистема, сеть железных и автодорог, межреспубликанские связи), отвечающая общесоюзным требованиям. Но по старым правилам в новых экономических условиях до того состояния эту структуру возродить невозможно.

«Развитие экономического взаимодействия будет происходить трудно, потому что республики торгуют в основном природными ресурсами и продавать их они могут за пределы Центральной Азии», — сказал директор института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-Немецком университете Болат Султанов.

По его словам, всего порядка 5% внешнего торгового оборота стран Центральной Азии приходится на внутреннюю региональную торговлю. «Казахстан, конечно, может продавать на юг муку, зерно и покупать фрукты. Он это и делает. Но уровень жизни населения сдерживает развитие внутреннего регионального рынка. Величина прожиточного минимума в Казахстане, как и минимальный размер заработной платы, составляют 28 284 тенге с января 2018 года. Минимальный размер пенсии — 33 745 тенге, это порядка 100 долларов США по курсу. А ведь Казахстан – это самая благополучная республика Центральной Азии, в других странах ситуация хуже», — комментирует Болат Султанов.

Бесспорно, наибольший успех в отношениях стран Центральной Азии пока имели и имеют двусторонние договоры. «Тем не менее, контуры новой внутрирегиональной политики все же вызывают сдержанный оптимизм. Проведение со своей стороны каждой из стран четкой артикуляции своих интересов в регионе, как это сделал Узбекистан, а ранее и Казахстан, посильная помощь и поддержка, демонстрация добрых политических намерений – все это облегчает многие проблемные вопросы. Хотя интеграция в Центральной Азии – дело совершенно непростое», — делает вывод Эдуард Полетаев.

Как отразится на регионе противостояние России и Запада?

Мировое сообщество стоит водоразделе: пойти по многополярному пути или по однополярному? Экс-президент США Барак Обама сказал, что Америка должна быть лидером, нынешний президент Дональд Трамп заявил, что Россия и Китай, Северная Корея и Иран представляют собой угрозу.

«Противоречия между Западом и «не Западом» будут усиливаться, и это отразится на Центральной Азии, потому что она находится в эпицентре треугольника: Китай, Россия, Исламский мир», — считает Болат Султанов.

Одним из существенных факторов для региона является то, что средства, накопленные местными богатыми людьми, находятся в банках, в том числе и в западных. И там же учатся их дети, туда приезжают жены. «Для элит региона сильным будет влияние западного мира через финансовую систему, которая, в значительной степени базируется в Великобритании», — подчеркивает эксперт.

Болат Султанов полагает, что консультативная встреча президентов стран Центральной Азии, состоявшейся в марте, так и останется в формате консультативных встреч, потому что никакой глубокой интеграции стран Центральной Азии ни в ближнесрочной, ни в среднесрочной перспективе не будет.

Раньше главной причиной считалось, что первый президент Узбекистана Ислам Каримов не хотел переходить на многосторонний формат сотрудничества. И вот пришел Шавкат Мирзиёев, который вроде начинает выстраивать региональный формат сотрудничества.

«Что будет дальше? Приведу пример. На недавней встрече в Душанбе президенты Таджикистана и Узбекистана Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзиёев заявили, что нерешенных вопросов между Ташкентом и Душанбе почти не осталось, назвались братьями и т.д. Но потом глава Таджикистана подчеркнул: «Душанбе не создавал проблем для соседей в части водопользования. И не собирается делать этого в будущем. Мы никогда не оставим Узбекистан без воды». Это что, скрытый намек, демонстрация инструмента влияния? Как будто показал дубину и убрал», — приводит пример Болат Султанов.

Рогунская ГЭС в Таджикистане – это яблоко раздора. Про нее Мирзиёев сказал, что Ташкент изучает возможности участия, введения общепризнанных международных стандартов по строительству таких объектов. «Чем, по сути, эта позиция отличается от позиции Ислама Каримова? Ничем, — говорит эксперт. –Мы находимся на различных позициях к главным региональным вопросам. Например, к тому же вопросу водно-энергетических ресурсов».

Есть два государства, которые контролируют воду, и три — которые зависят от воды. И водный вопрос не будет решен, пока не будет общей программы. А она возможна только при наличии взаимных компромиссов.

Оптимальная стратегия для Казахстана

По мнению Болата Султанова, Казахстан в Центральной Азии должен проводить прагматичную политику, опирающуюся на необходимость сохранения баланса отношений со всеми государствами региона, а также с Россией, Китаем, США и Европейским Союзом.

«Мы не накопили достаточно мускулов, чтобы влезать в какой-то конфликт. Отношения с соседями – это приоритет №1. Приоритет №2 – отношения с ЕС и США. Не должно быть перекосов, мы должны поддерживать баланс», — уверен он.

Сейчас среди крупных бизнесменов Европы, в первую очередь Германии, популяризуется идея создания экономического союза от Владивостока до Лиссабона. Они говорят о том, что политические противоречия между Западом и Россией надо отодвинуть на второй план. А бизнес должен восстанавливать рынки на пространстве бывшего СССР. Иначе их захватит Китай.

«Мне кажется, это перспективная идея. Казахстану нужно быть задействованным в разнообразных интеграционных проектах. И поддерживать интеграционные идеи в рамках Центральной Азии также надо. Хотя о практическом их воплощении говорить пока рано», — резюмирует эксперт.

Комментарии закрыты.