21.04.2018

Мухтар Тайжан про Брюссель: «Обсуждать, честно говоря, нечего...»

Портал «Резонанс.кз» продолжает собирать мнения по поводу прошедшего в Брюсселе форума «Новый Казахстан» («Жана Казахстан»). На этот раз нашим собеседником стал известный политик, кандидат экономических наук, Мухтар ТАЙЖАН. Со многими участниками форума политик знаком лично. Для политики Казахстана, Мухтар Тайжан фигура вообще нестандартная и нетипичная. Чего стоил его публичный уход из партии «Руханият» накануне парламентских выборов, в 2011 году!

— Для меня это уже глубокая древность, — улыбается он.

ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ…

Тот свой политический демарш, Мухтар Тайжан объясняет особенностью того исторического момента.Muhtor Tayzhanz

— Тогда был предвыборный сезон, — рассказывает он. – В свои ряды меня звали многие партии, в том числе ОСДП «Азат», партия «Руханият», другие тоже звали. Я уже на тот момент был достаточно известен, в том числе из-за известности моего покойного отца, Болатхана Тайжан.

— Вы остановили свой выбор на партии «Руханият». Почему, если не секрет?

— В партийный список «Руханият» меня уговорил войти Мухтар ШАХАНОВ. Где-то за полгода до этого разговора, я познакомил Шаханова с Серикжаном МАМБЕТАЛИНЫМ. С самим Мухтаром Шахановым я начал работать еще с 2009 года. Тогда, вместе с другими, мы выступили против провластной Доктрины национального единства, когда власть решила ввести «казахстанскую нацию». Потом, мы выступили против передачи 1 млн га земли в аренду Китаю. А в марте 2010 года, мы также вместе выступили против создания Таможенного Союза. Как видите, все это было задолго до партии «Руханият».

О знакомстве попросил сам Мамбеталин. Я подумал: «Серик — вроде нормальный парень, только вернулся с Европы, «зеленый», почему бы и нет?». У Мамбеталина, как он тогда говорил, были на руках документы, партия. У Шаханова был авторитет. И они договорились вместе идти на выборы. Я заходить в Парламент не планировал, так как активно занимался бизнесом. Но потом Шаханов уговорил войти в этот список и меня, «номером третьим».

— И какими аргументами он Вас убедил?

— Шаханов сказал, что, если мы войдем в Парламент, то кто будет работать с законами? У них не хватало грамотных людей. Шаханов говорил: «Кто еще может работать с законами? Поэтому я тебя прошу, не отказываться. Эта работа нужна нашему народу!» Ну и я согласился.

ВЫХОД ТАМ, ГДЕ ВХОД

— Что было потом?

— Потом дней через 20 случился расстрел жанаозенских нефтяников. Как вы знаете, было много жертв. Я вошел в Общественную комиссию по расследованию этих вобытий. Кроме меня в эту Комиссию вошли такие политики, как Рысбек САРСЕНБАЙ, Владимир КОЗЛОВ, Булат АБИЛОВ, Гульжан ЕРГАЛИЕВА, Амиржан КОСАНОВ, Зауреш БАТТАЛОВА, и др. Мы несколько раз ездили туда, в Алматы организовывали митинги, за что нас судили. Нефтяники нам тогда говорили: «Если вы нам сочувствуете, снимайте свои партии, свои кандидатуры с ближайших выборов!» (Выборы были назначены на 15 января 2012 года.) Я посчитал, что это правильно, потому что еще даже 40 дней не прошло после этой трагедии. Как можно было продолжать агитационную кампанию, предвыборные туры во время траура? Я лично пообещал нефтяникам, что так и будет и сделал это. Кстати, тогда больше ни одна оппозиционная партия, ни один политик так не поступил.

— Но Ваши однопартийцы не согласились на это.

— Я вернулся в Алматы и сказал Шаханову, что мы должны сниматься с выборов, мы должны бойкотировать их в знак солидарности с пострадавшими в Жанаозене. И предупредил, что если «Руханият» пойдет на выборы, я сниму свою кандидатуру и выйду из партии. Я подождал несколько дней. Реакции никакой не было. «Руханият» не снялся с выборов. Поэтому я написал свое заявление и вышел. По моему, все предельно просто и ясно.

Текст заявления Тайжана до сих пор можно найти в сети.

«…Я, Мухтар Тайжан, президент фонда Болатхана Тайжана, отказываюсь от участия в парламентских выборах 15 января 2012 года в знак протеста против применения смертоносного оружия к нашим гражданам в Жанаозене. Этим шагом я выражаю свою личную солидарность с нефтяниками Маңғыстау. В связи с тем, что по вопросу неучастия в выборах мы в течение нескольких дней не смогли прийти к консенсусу с руководством партии, я так же покидаю партию «Руханият»…»

Насколько я помню, партию «Руханият» все равно сняли с выборов…

— Через несколько дней выяснилось, что у Мамбеталина ни оригиналов учредительных документов, ни круглой печати не было. В итоге партию сняли с выборов. Но это случилось позже, уже после моего официального ухода. Это принципиально важно. Мамбеталин оправдывался в интервью журналистам, что потерял документы при переезде в офис Шаханова, даже обвинил в краже предыдущего председателя Алтыншаш ЖАГАНОВУ, (за что потом извинялся). Но это все уже не имело никакого смысла, партию с выборов сняли. Как, впрочем, и самого Мамбеталина с должности председателя партии...

СОЛЯНКА СБОРНАЯ ПО-ПОЛИТИЧЕСКИ…

— Вернемся к текущим событиям. Хотелось бы знать Ваше мнение по поводу форума «Новый Казахстан» прошедшего в Брюсселе.

— Я пока что присматриваюсь, но, к сожалению, особо присматриваться пока что не к чему. Я не вижу ни заявлений, ни каких-то программных документов, ни протоколов. Обсуждать, честно говоря, нечего. Ну, кроме самих личностей, которые поехали в этот Брюссель.

Среди этих личностей я вижу, например, одного политического афериста, который звал людей на выборы, в партию. И у которого, как оказалось, не было даже документов и печати этой партии. Я вижу пару-тройку людей, которые в 2017 году целый год участвовали информационно-пропагандистской кампании власти «Рухани Жанғыру», а в начале 2018 года поехали в Брюссель объявлять о создании новой оппозиции. Но, при этом, в списке участников есть люди, которых я давно знаю и уважаю за их многолетнюю деятельность. Получается, как мне кажется, очень интересная «соляночка». Что из этого выйдет, покажет жизнь.

— А насколько продуктивной, по Вашему мнению, будет эта «соляночка»? Или, как обычно, все размежуются, и каждый займется своим делом?

— Тут я склонен согласиться с Вами. Исходя из опыта прошлого, можно предположить, что так и будет. Это же не новые люди в казахстанской политике, ведь, правда же? Я вообще считаю, что наступило время для новых лиц, новых имен.

Кроме того, для меня очень большой критерий, при оценке патриотов и тех, кто выдает себя за патриотов, это их поведение во время экстремальных для нашей страны ситуаций. И первое здесь, это события в Жаңаөзене. Как все эти люди повели себя тогда? Второе – поведение этих людей во время земельных митингов 2016 года. В мирных условиях легко красиво давать интервью, писать остроумные посты... А на самом деле политик «обнажается» и проявляет себя в экстремальных для народа ситуациях.

Комментарии закрыты.