25.07.2018

Китай не тот, за кого себя выдает

Мишель ХОСУДОВСКИЙ; ДУХАНОВ  Сергей, vpk-news.ru, 24 июля

Америка – страна, экономика которой зависит от импорта. Ее нынешняя индустриальная и производственная база слаба. Сама же Америка в весьма высокой степени зависит от импорта из Китая. Представьте себе, что случилось бы, если Пекин вслед за угрозами со стороны Вашингтона в одночасье решил бы существенно свернуть свой товарный экспорт в США под брендом Made in China. Это совершенно опустошило и разрушило бы потребительскую экономику США. Наступил бы экономический и финансовый хаос.

Made in China – становой хребет сектора розничной торговли США. Именно на этом хребте держится потребление домохозяйств почти по всем основным товарным категориям:F6635C61 одежды, обуви, бытовой техники, электроники, игрушек, ювелирных изделий, продуктов питания, мобильных телефонов и т. д.

Импортные операции из Китая – весьма доходный бизнес, приносящий многие триллионы долларов. В США он источник громадных прибылей и богатств, поскольку потребительские товары, завозимые из Китая, зачастую реализуются в рознице более чем в 10 раз дороже отпускной цены производителя.

Торговый дефицит США в отношениях с Китаем служит инструментом генерирования прибылей в американской экономике потребления, которое основано на товарах с ярлыком Made in China.

Дизайнерские рубашки, изготовленные в Китае, продаются по цене производителя на условиях FOB по 36 долларов за дюжину – три доллара за штуку. Когда они достигнут прилавков торговых центров, каждая рубашка уйдет за 30 долларов и больше, то есть в 10 раз дороже цены производителя. Огромные доходы поступают оптовым и розничным торговцам. «Непроизводители», базирующиеся в США, пожинают плоды китайского товарного производства, основанного на низких издержках.

Недавние угрозы Трампа в отношении КНР последовали за более ранними, сформулированными еще в 2017 году в связи с двусторонними торгово-экономическими отношениями между Китаем и Северной Кореей.

Лица, ответственные в Китае за выработку политических решений, целиком и полностью отдают себе отчет в том, насколько сильно экономика США зависима от товаров, произведенных в КНР. А притом что внутренний китайский рынок насчитывает более 1,4 миллиарда человек и подкрепляется глобальным экспортом, эти плохо скрываемые угрозы президента Трампа в Пекине воспринимают не очень серьезно.

Капиталистическая реставрация

В 1981–1982 годах, работая в Центре азиатских исследований университета Гонконга (University of Hong Kong, Centre for Asian Studies – CAS), я приступил к изучению процесса капиталистической реставрации в Китае. Изыскания, которые я вел на протяжении четырех лет, включали полевые работы в нескольких регионах Китая. Были изучены экономические и социальные реформы, проанализированы умершая народная коммуна и развитие частнособственнической капиталистической промышленности, включая экономику, основанную на использовании дешевой рабочей силы.

Я начал с истории китайской экономики, включая структуру фабричной системы в период до 1949 года, развитие договорных портов, учрежденных после «опиумных войн» (1842), и пришел к следующему пониманию: то, что впоследствии было воссоздано как особые экономические зоны, проистекало из истории договорных портов, которые предоставляли права экстерриториальности Британии, Франции, Германии, Соединенным Штатам, России и Японии.

В 80-х в «левой» среде царил консенсус по вопросу о том, что Китай – социалистическая страна. Обсуждение вопроса о реставрации в КНР капитализма в «левых» кругах было табу.

Большинство «левых» экономистов и обществоведов отвергали мой анализ. «То, что ты говоришь, Мишель, невозможно», – сказал мне бразильский экономист, политолог и социолог Теотониу душ Сантуш в ответ на мою презентацию на Втором конгрессе экономистов «третьего мира» (Economistas del Tercer Mundo, Havana, 26–31 April 1981).

Возобладал догматический взгляд. Китайский социализм нельзя повернуть вспять. Социалистический мейнстрим отказывался признавать даже те факты, которые имели отношение к концентрации земельной собственности, коллапсу социальных программ и нарастанию социального неравенства.

В 1984 году я завершил рукопись книги, озаглавленной «На пути к капиталистической реставрации? Китайский социализм после Мао» (Towards Capitalist Restoration? Chinese Socialism after Mao). Ее, не глядя, отвергли в Monthly Review Press: «К сожалению, для книги по такой теме у нас нет рынка».

Конечно, это была пощечина от тех, кого я считал важным и сильным голосом социалистов. Но я понял, что это издание в 80-х по-прежнему твердо поддерживало постмаоистский режим под руководством Дэн Сяопина. Книгу в 1986-м опубликовало издательство Macmillan. (Скачать ее можно здесь: https://store.globalresearch.ca/ebooks/Capitalist_Restoration_noPW.pdf – очень медленно из-за большого размера файла).

Восемнадцатью годами позже Monthly Review вышел с книгой Мартина Харт-Ландсберга и Поля Буркета «Китай и социализм: рыночные реформы и классовая борьба» (Martin Hart-Landsberg and Paul Burkett, «China and Socialism: Market Reforms and Class Struggle», Monthly Review, 2004), в которой авторы приходили к следующему заключению: «рыночные реформы» ниспровергли китайский социализм до самых его основ... Хотя вопрос о том, можно ли китайскую экономику все еще охарактеризовать как социалистическую, остается дебатируемым, нет никакого сомнения в том, что для осознания важности глобального социалистического проекта необходимо точно интерпретировать и трезво оценивать его реальные перспективы.

Редакция, хоть и признала «восстановление капиталистических черт», связанных с быстрым экономическим ростом, но все-таки предпочла проигнорировать более широкий вопрос о реставрации капитализма – исторического процесса, который происходил с конца 70-х. Тем не менее она признала мифом утверждение о том, что китайский социализм выживает посреди самых оголтелых капиталистических мер и что нет «рыночной дороги» к социализму, если под этим понимать удовлетворение наиболее насущных потребностей человека и обещание равенства между людьми.

Многие марксисты считают, что восстановление «капиталистических черт» в КНР имеет своими корнями скорее социалистическое строительство после 1949-го, чем полуколониальные структуры, преобладавшие в Китае ранее.

В 1978 году Дэн Сяопин провозгласил «политику открытых дверей» одновременно с созданием особых экономических зон в Шеньжене и Сяомыне. Эти реформы представляют собой становой хребет китайской экономики, основанной на дешевой рабочей силе.

Стоит отметить, однако, что концепция «открытых дверей» была создана государственным секретарем США Джоном Хэем в 1899 году в качестве составной части колониальных планов США. Она состояла в том, чтобы обязать Китай открыть свои двери торговле «на равноправной основе» с колониальными державами.

Вопрос о высоких темпах экономического роста ВВП Китая в эпоху после Мао является обманчивым. Темпы роста в маоистский период были так же значительны, однако цели и «социальная составляющая» в то время были совершенно иными.

Главной движущей силой роста ВВП в постмаоистскую эру (с самого начала) была и остается экспортная ориентация экономики Made in China, основанной на дешевой рабочей силе. Этот рост базируется на плачевно низкой зарплате и на высоком уровне безработицы, не говоря о динамичном развитии внутреннего рынка потребления товаров класса «люкс». Более того, этот рост ведет к дальнейшему обнищанию китайского народа (особенно в сельской местности), а большая доля прибылей, получаемых в результате этого капиталистического роста, выводилась и выводится по каналам международной торговли в западные страны.

Согласно исследованию, проведенному в 2014 году в университете Мичигана (http://ns.umich.edu/new/releases/22156-income-inequality-now-greater-in- ...), уровень диспропорции доходов в Китае выше, чем в США. По социальному неравенству в целом Китай находится на одном из лидирующих мест в мире. Как утверждают авторы исследования, неравенство доходов в Китае растет быстрыми темпами, которые намного превышают американские. Это ключевое положение исследования, проведенного на основании данных, собранных несколькими китайскими университетами.

И хотя Китай играет важную и позитивную уравновешивающую роль на геополитической шахматной доске, он не представляет собой жизнеспособную «социалистическую» альтернативу западному капитализму. В противоположность США, однако, КНР не имеет имперских амбиций.

Безграничный резерв дешевой рабсилы

Согласно официальной статистике Китай в настоящее время располагает 287 миллионами внутренних трудовых мигрантов, привлекаемых в экономику, основанную на использовании дешевой рабочей силы, в строительстве и реализации инфраструктурных проектов, а также в коммунальном обслуживании.

Это рабочая сила, почти сопоставимая с населением США (325 миллионов в 2017 году).

287 миллионов китайских внутренних трудовых мигрантов также представляют собой движущую силу, благодаря которой реализуются инфраструктурные проекты, дорожное строительство и транспортные коридоры, не говоря о евразийской торгово-инвестиционной инициативе КНР «Один пояс – один путь».

Эти рабочие, прибывающие в основном из сельской местности и из небольших городков, составляют более трети всей рабочей силы. Права на жительство в городах они не имеют.

Более того, после упразднения народной коммуны (1983) земли сельхозназначения были по большей части приватизированы. В свою очередь многочисленные малые сельхозпредприятия маоистского периода были закрыты. Население сельских регионов живет в основном за счет денежных переводов, высылаемых мигрантами, работающими в городах, а также на производстве и объектах строительства в особых экономических зонах.

Справка «ВПК»

Мишель Хосудовский (Michel Chossudovsky) – канадский экономист и публицист. Заслуженный профессор Оттавского университета (в отставке). Родился в 1946 году. С 2001-го в качестве директора и президента возглавляет Центр изучения глобализации (Centre for Research on Globalization) в Монреале. В 1993 году опубликовал в New York Times статью, в которой доказал, что неолиберальные реформы Бориса Ельцина приведут к катастрофе. Работал советником правительств развивающихся стран и международных организаций. Автор 11 книг, участвовал в составлении Encyclopaedia Britannica. В 2014 году награжден золотой медалью «За заслуги» Республики Сербия за освещение агрессии НАТО против Югославии.

Copyright © Prof Michel Chossudovsky, Global Research, 2018

Комментарии закрыты.