20.11.2018

Бырганым Айтимова: «Про свои недостатки я знаю больше, чем кто – либо»

Жанна ОЙШЫБАЕВА, ЛИТЕР (Астана)

Фото Советбека МАГЗУМОВА (Астана) и из личного архива Бырганым Айтимовой

Пожалуй, ни одна из женщин-депутатов не популярна так, как Бырганым Айтимова. Часто ее выступления расходятся на цитаты в соцсетях и мемы в интернете. Хотя ради справедливости стоит заметить, что ее слова нередко вырываются из контекста и становятся предметом для бесчисленных комментариев в том же Фейсбуке. Сама госпожа сенатор ни разу не вступила в публичные виртуальные дискуссии. В то же время нельзя сказать, что она ушла в тень. Бырганым Айтимова часто озвучивает свои депутатские запросы с парламентской трибуны, встречается с избирателями, активно работает и унынию не предается. Газета «Литер» решила восполнить этот пробел и предлагает вниманию своих читателей интервью с депутатом Сената Парламента РК Бырганым Айтимовой.

«На постоянной связи с избирателями»

– Вы недавно вернулись из Западно–Казахстанской области. Какие у вас сложились впечатления?

221118aitimova– Мы с коллегами в течение пяти дней посетили самые отдаленные районы Западно–Казахстанской области. Например, Казталовский, который расположен от областного центра в 300 км. Если выражаться образно, это были «точечные» встречи. Ради нас люди не отрывались от рабочих мест. Порадовало, что граждане прекрасно осведомлены о чем говорил Президент в своем нынешнем Послании народу Казахстана. Разъяснять приходилось лишь те шаги, которые будет предпринимать Правительство, чтобы претворить поручения Главы государства в реальность. Много было вопросов по программе 7 – 20 – 25. Людей интересовало, кому и как могут помочь местные акиматы в части первичного взноса. Можно ли будет узаконить в последующем такое жилье и т.д.

– Что Вам лично пришлось по душе в президентском Послании?

– В первую очередь, мне по душе пришлось поручение относительно роста доходов населения. Это продиктовано жизнью. Мы никуда не денемся от мирового повышения цен. И, конечно то, как сказал Нурсултан Назарбаев, госслужащие должны повышать меру своей ответственности, поскольку они олицетворяют собой и своими действиями государство. От качества взаимоотношений между гражданами и госслужащими зависит доверие к власти. Об этом должны думать те из чиновников, которые находятся на передовой линии взаимодействия с населением. От того насколько человечно и порядочно будет вести себя рядовой клерк с людьми, зависит имидж всей власти. Они – первое и главное звено, с которым сталкиваются казахстанцы. Например, в ЦОНах, различных отделах и управлениях поселковых и районных акиматов.
Представьте себе, какими будут эмоции жителя небольшого городка или села, напоровшегося в акимате на надменного и грубого служащего? Конечно, он перенесет свою обиду на власть в целом. А кто для простого человека искомый обобщенный представитель власти? Ясно, что для большинства – это Правительство и министры.

– Вы возглавляете Комитет по социально–культурному развитию и науке Сената Парламента РК. Какие судьбоносные законопроекты прошли через ваш комитет?

– Работу нашего комитета я бы охарактеризовала кратко – постоянное совершенствование законодательной базы в области социального обеспечения и защиты населения. Также наш комитет занимается вопросами труда, занятости, семьи, демографии, гендерных отношений, культуры, науки, здравоохранения, образования, молодежной политики и др. Так, в прошлом году был принят закон, согласно которому были повышены размеры солидарных и базовых пенсий, выплачиваемых из республиканского бюджета. Сейчас повышенные выплаты получают более 2 млн пенсионеров страны. Благодаря закону были повышены единовременные пособия в связи с рождением ребенка на 20%.
Также мы приняли закон, согласно которому с 1 июля текущего года был введен новый вид пособия лицам, ухаживающим за инвалидами 1 группы с детства, снижена налоговая нагрузка низкооплачиваемых работников, установлен порядок приема на обучение в детсады и школы детей с особыми образовательными потребностями (инвалидов). Также была предусмотрена адресная социальная поддержка специалистов социальной сферы, работающих в сельской местности и усилены меры социальной защиты сотрудников спецгосорганов.

– Какие законопроекты инициировали лично Вы?

– Я была одной из инициаторов законов по вопросам защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, Государственной образовательной накопительной системы, защиты прав ребенка, дипломатической службы, касательно доступа к информации, образования и др.

– Сколько обращений к вам приходит как к депутату в течение месяца? Какое из них вам запомнилось?

– Обращений всегда было много, причем самых разных. Например, в сентябре их было 15. Радуюсь, когда удается решить вопросы отчаявшихся людей. На грани отчаяния обратился Алимханов, который просил выделить квоту для лечения дочери Толкын, болеющей раком костей. Я направила запрос министру здравоохранения Ельжану Биртанову с просьбой помочь ребенку.
Также в памяти осталось пронизанное болью обращение матери по проблеме сына–инвалида, студента Евразийского национального университета. Ректор ЕНУ поддержал мою просьбу.

– Часто ли вам приходится как члену партии «Нұр Отан» принимать посетителей в приемной партии? Что волнует партийцев сегодня больше всего?

– Существует специальный график для таких приемных дней. С удовольствием общаюсь с записанными ко мне на прием людьми. Это и есть самая важная забота депутата – быть на постоянной связи со своими избирателями. Что касается партии «Нұр Отан», членом которой я являюсь, то наша общая задача – быть на острие проблем, решать их оперативно во имя повышения качества жизни казахстанцев, на что нацеливает нас всегда Лидер партии.

«Ханжествовать мне не приходилось»

– Вы имеете дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла, представляли интересы Казахстана в Израиле, Италии и на Кубе, работали Постоянным Представителем РК при Организации Объединённых Наций. Правда ли, что во время теракта на Земле обетованной вашу машину чуть не разнесло в клочья от взрывной волны?

– Я пять с половиной лет работала послом РК в Израиле. Это было время интифады, взрывы происходили там часто наравне с ракетными обстрелами. Для нас было нормой иметь в машине противогаз, инъекции против биологического заражения. В резиденции посольства хранился запас герметизированных продуктов.
Что касается того случая, то в тот день я приехала на машине из Тель – Авива в Иерусалим. Водитель припарковал автомобиль недалеко от Кнессета (израильский парламент). Рядом был рынок. Я готовилась к встрече с израильским министром и изучала тезисы. Через некоторое время решила поехать на встречу пораньше. Думала, что пока мы пройдем пропускные процедуры, поднимемся к министру…. Дело в том, что все израильские министры являются членами парламента. И часто проводили переговоры и встречи в своих офисах в Кнессете. Захожу в холл и вижу на телеэкране новость о взрыве. Он произошел именно там, где мы минут 15 назад сидели в машине. Переговоры прошли успешно и мы уехали. На обратной дороге меня стало знобить от осознания того, что под этот взрыв могли попасть и мы.
Второй взрыв как–то произошел в спальном районе на дискотеке. В результате погибли подростки, в основном, русскоговорящая молодежь, дети репатриантов. Так как я в то время была дуайеном дипкорпуса, то должна была выступить 2 минуты на мероприятии в честь погибших. Одну минуту я посвятила плачущим родителям погибших детей на английском, вторую минуту говорила на русском. После посол США в Израиле прислал мне благодарственное письмо, написав, что я нашла правильные и нужные слова. Как посол я следила, чтобы дипломаты не посещали опасные районы, особенно с детьми. В такое тревожное время я тоже не отпускала дочку в кинотеатры.
Несмотря ни на что, то время вспоминаю с чувством удовлетворения, ведь была проделана огромная работа по выстраиванию двусторонних отношений. Израильтяне тепло относятся к Казахстану. Свидетельством тому – роща из трех тысяч деревьев в Иерусалиме, высаженная в честь Нурсултана Назарбаева во время его визита в Израиль. Помнится, в качестве признания еврейского народа нашему Президенту был вручен свиток Торы.
Позже Глава государства назначил меня Чрезвычайным и Полномочным Послом РК в Италии. Я представляла Казахстан там два года, в течение которых мне удалось выстроить отношения с госорганами, наладить экономическое сотрудничество, найти общий язык с депутатами Европарламента от Итальянской Республики. Сегодня между Казахстаном и Италией – интенсивные взаимовыгодные отношения.

– Мечтали ли вы в детстве о поприще дипломата? Подсказывала ли интуиция, что Вас судьба одарит такими высокими должностями на ниве дипломатии?

– Я с детства изучала английский язык, у нас была замечательная учительница. Позже я также выбрала факультет иностранного языка для обучения в вузе. Кто знает, может быть, я действительно интуитивно понимала, что язык жителей туманного Альбиона мне вскоре очень понадобится.

– Кроме того, вы дважды были министром – по делам молодежи, туризма и спорта и позже – образования и науки РК. Работали и заместителем Премьер–Министра Казахстана. Где труднее работать: в Правительстве или в Парламенте?

– На мой взгляд, в кабмине работать труднее потому, что там твой труд сопровождается …. неуспокоенностью. И на посту министра образования и в должности вице–премьера моя работа была связана с социальной сферой. Ты просто не можешь плохо выполнять свою работу, потому что эксперты в сфере образования и здравоохранения – практически в каждой семье. Это мобильная экспертная группа. Поэтому ханжествовать мне не приходилось. Иначе каждая семья будет знать, что ты говоришь неправду.
Я бы сказала, что у депутатов такой ежедневной неуспокоенности нет. Мы работаем не в стиле SOS, а на перспективу, законодательно создавая условия для населения и реализации их потребностей. Выезжаем во все регионы, чтобы посмотреть в каком направлении нам нужно повысить качество работы. Нам необходимо постоянно мониторить ситуацию в целом по стране. Ведь основные жизненные законы для обеспечения стабильности в обществе мы приняли. Теперь идет совершенствование законодательства. Надо вносить изменения, которые требует время. И жестко контролировать исполнение законов.

«Стараюсь максимально внедриться в сферу»

– Недавно на встрече с населением в ЗКО вы рассказали, как сели на лошадь и она не выдержала вашего веса. Наша газета так и написала…
– На этот раз мы встречались с работниками расположенного недалеко от Уральска замечательного туристского центра «Саят». Там будет построен ипподром для развития конных видов спорта. А ту историю навеяла именно лошадиная тематика. Случилась она в ту пору, когда я была министром по делам молодежи, туризма и спорта. Дело в том, что на любой работе стараюсь максимально внедриться в сферу своей ответственности. Вот и будучи куратором спортивной сферы, я решила научиться играть в большой теннис и ездить верхом. Теннис, к сожалению, для меня оказался слишком трудным видом спорта. Им желательно заниматься с детства. Пришлось расстаться с этой мыслью. А вот насчет конного спорта….
Однажды на ипподроме я решила сесть на лошадь и проехаться. Уверенно села и тут лошадка присела на передние ноги. Я шучу, что это стало для меня сигналом, что нужно всегда держать себя в хорошей форме. Хотя я никогда не отличалась особой хрупкостью (Смеется). И постоянно борюсь с лишним весом. Перепробовала большое количество диет. Впервые удалось похудеть благодаря раздельному питанию и сбросить значительное количество кг. С тех пор стараюсь не набирать их.
Спортом я всерьез начала заниматься лишь в 55 лет в Нью Йорке, встав на горные лыжи. Но вскоре, разбив колено, тоже отошла. Представляете, бежала на работу и в фойе представительства ООН упала…. Еще я называю себя «начинающим гольфистом», так как занятия им пришлось забросить после переезда оттуда. Зато я ежедневно занимаюсь бодифлексом, что очень мне помогает.

– Министерство по делам молодежи, туризма и спорта вы возглавили в далеких 90–х, после роспуска парламента, если не ошибаюсь…

– Министром по делам молодежи, туризма и спорта я работала с 1993 по 1996 год, когда царило абсолютное отсутствие финансов. Чтобы получить лицензию на участие в олимпийских видах спорта, пришлось отправлять целые команды на соревнования, купив авиабилеты в долг. Образно говоря, приходилось на коленях вымаливать билеты у руководителя авиакассами. Помню, он мне ответил: «Вам отказать трудно, но верю, что сможем произвести взаиморасчеты при первой же возможности».
Что касается самороспуска XII созыва парламента…. В 1990–1993 годы формировались первые подходы к профессиональному парламенту, нас было 360 депутатов, в том числе около 70 на освобожденной основе. Мы готовили законопроекты, остальные приезжали на пленарку. Работа в парламенте для нас была сродни открытию новой планеты, ведь страна только осваивала азы процесса создания законопроектов. Депутаты сутками пропадали в библиотеках. Это сейчас можно кликнуть в гугле. Тогда и переведенных законов толком не было. Первые законы суверенного Казахстана принимались с участием Нурсултана Назарбаева. Президент молодой независимой страны сидел с нами в рабочих группах, все пленарки проходили с его участием. Глава государства ежедневно проводил для депутатов мастер–классы, не уставая разъяснять для чего нужна символика, нацвалюта, рыночные условия. Я в то время чувствовала себя совершенно не просвещённым человеком в мировых тенденциях.

– Кстати, вы как–то назвали казахов амбициозной нацией. Что вы имели в виду?

– Да, мы достаточно амбициозная нация и это нормально. Будучи на дипломатической работе, я на встречах просила: «Покажите нам идеальное государство, с кого можно брать образцовый пример, мы хорошие ученики». Амбиции – это проявление лучших стремлений. Допустим, желание, которое движет всеми нами – дать лучшее образование своим детям. Главное, наши амбиции должны работать на развитие и всеобщую консолидацию казахстанского общества.

– Поддерживаете связь со своей малой родиной? С чем она для Вас ассоциируется? Принимаете участие во встречах выпускников вашей школы?

– Естественно, в ЗКО живут мои родные, в том числе мама и брат. Земля, которая меня взрастила, ассоциируется для меня с … вороняшкой. Это дикая сладкая ягода – паслён. Мое детство прошло в Зеленовском районе ЗКО. Так как я выросла на селе, то все умею. И корову доить, и в курятниках чистоту наводить, и картошку полоть, и погреба чистить от лягушек…
Второе, что для меня важно, это мои друзья по пансиону. Мы до сих пор общаемся как братья и сестры. Это была тогда единственная средняя школа с казахским языком обучения с пришкольным интернатом. Мы называли его «пансион». Сейчас это уральская школа «Дарын» № 11. Недавно в Астане отмечали 45 лет нашему выпуску. Собрались 38 одноклассников! Некоторым из них деньги на билет в Астану собирали всем селом.
Я с ними нахожусь на постоянной связи, их проблемы считаю своими, поэтому максимально стараюсь помогать по мере своих сил и возможностей. Мой сын любит рассказывать одну историю. В начале 90–х годов передо мной стоял выбор: пробить квартиру школьной подруге по пансиону или своему сыну, который проработал в полиции достаточное количество времени. Предпочтение я тогда отдала пансионской подруге и помогла ей получить 1–комнатную квартиру в Алматы, в которой она проживает с семьей по сей день. Такое у нас школьное братство и чужих в этой семье нет.

«Радуюсь, что живу в открытом обществе»

– На III Международной конференции программы «Болашак» вы сказали: «Все мы на государственной службе высокие должности занять не можем. Я не уступлю пока, по крайней мере, своё место». Вы увлеклись во время выступления?

– Сразу уточню, что это было выступление, рассчитанное для болашаковцев. Все они блистательные ребята с прекрасным образованием. Многих из них я знаю и помню, потому что проводила интервью при отборе как министр образования и науки, блата и натяжки при этом не было.
Так вот, все кто был в зале, меня понимали и говорить полные тексты и предложения не было нужды. Мои отрывистые фразы и полушутливый тон у них не вызывали отторжения. Особенно про то, что не хочу отдавать свое место на госслужбе. Речь шла о развитии конкуренции, про то, что имея самое лучшее образование, можно организовать добротный, стабильный бизнес. Ведь создание среднего класса – опоры развития устойчивого государства – очень важно.
После того, как в соцсетях мое выступление подвергли обструкции, участники той встречи приходили ко мне: «Нам все было понятно, хотите, мы выступим в вашу защиту?». Я их отговорила, ибо всем невозможно все доказать. Я живу открыто. Кто со мной сталкивался, знает, что если от меня что-то зависит, я всегда стараюсь помочь. Например, сколько молодежи мне удалось уберечь в свое время, а именно в период декабрьских событий. Но об этих вещах я не привыкла громко заявлять, да и не считаю это нужным.
И потом я нисколько не обижаюсь на жителей того же фейсбука. Президент страны с первых дней независимости говорил нам про необходимость создания открытого общества. Мы на своих участках стремились реализовать его поручение. Поэтому на критику и излишние клише в свой адрес обижаться не надо. Наоборот, это повод для самосовершенствования: мы построили открытое общество и живем сегодня в открытую и прогрессивную эру!

– Как–то вы пришли в Сенат в красивых колготках в зебру. Они стали мемом в соцсетях. Где вы их купили?

– Тема, связанная с колготками, я так понимаю, полушутливая. Дело в том, что я постоянно слежу за модными трендами, знаю, например, про animal style, то есть звериный или стиль с животными принтами. И те колготки в стиле animal я надела без всякой задней мысли. С утра спонтанно решила, что на мне слишком темный костюм и его нужно чем–то разбавить. Выбрала те самые «зебристые» колготки, совершенно не подозревая, что они произведут фурор в соцсетях. Как бы ни было, про свои недостатки я знаю больше, чем кто–либо. Но всегда благодарна любой точке зрения со стороны!

Комментарии закрыты.