22.02.2019

По горячим следам...

Как бы то ни было, отставку правительства общество восприняло как должное. Ну а сам форма «увольнения» с должности председателя кабинета министров, точнее будет сказать формулировка, многим просто понравилась. Ибо была очень даже по делу.

Мурат Абенов:

Правитель в очках "виртуальной реальности52586458_10215986467429449_4342486556464906240_n"

Таким он останется в народной памяти ...

Делал вид что ничего не замечает. Вел себя «демонстративно нейтрально». Сильно не радовался и не очень переживал ...

Ни разу не признал ошибки своей команды, ни одного руководителя не снял с должности, никого даже не наказал. Старался не лезть в конфликты, не отвечал на возмущение и критику, поэтому каждый министр делал что хотел. Всегда оставаться в стороне. Не побывал ни на одном месте аварий и катастроф. Не встречался с пострадавшими. Не смотрел в глаза попавшим трагическую ситуацию, не выразил лично соболезнование близким погибших.

Ни разу ни перед кем не извинился ...

Даже уходя.

Хотя было за что.

Данияр Ашимбаев:

Не успел толком вызреть крамольный тезис «Антинародное правительство — в отставку», как она и случилась.

Что-то, а назрела давно. Уже осенью было ясно, что Кабмин не жилец. Точнее, не Кабмин, а премьер.

Привычка проводить совещания по любому поводу и без оного, обилие родни в квазигоссекторе (даже по нашим меркам), непонятные дела с БВУ (осенью об одном речь шла, сейчас другой добавился. На триллион с лишним).

А главное — отсутствие системной работы, четких поставленных (хотя бы самими) целей, какого-либо контроля, коррупционные скандалы, постоянные маневры с государственными и бюджетными программами, конфликты между высшими чинами кабмина.

Простые примеры: в постановление правительства о реализации республиканского бюджета-2018 изменения вносились 77 раз (в 2017 — всего 23 раза). Вот прямо таки видна четкость планирования и контроль исполнения.

Не успели 29 декабря принять постановление о реорганизации Минфина (им предполагалось создать в регионах департаменты по финансовому мониторингу путем выделения их из ДГД), как уже 25 января реформа корректируется: будут создаваться не департаменты по финансовому мониторингу, а департаменты экономических расследований.

Логичный вопрос: а сразу нельзя было договориться?

Или чудный проект указа президентаЖ, внесенный правительством, — о создании "фонда прямых инвестиций «Казахстанский инвестиционный фонд развития» и управляющей компании по инвестиционному управлению его активами, на создание которых нужно было из Нацфонда выделить 370 миллиардов тенге.

Хотя, может, еще и подпишут: надо же куда-то бывшего премьера трудоустроить.

Ждали отставку осенью, но случилась сейчас. Зачем?

Видимо, премьера, уже почти списанного, держали в качестве «ритуальной жертвы» — чтобы не просто так, а по поводу.

Может к сьезду, может к выборам. Для хорошего дела не жалко.

С премьером скорее всего уйдут министры экономики и соцзащиты, а один-два вице-премьера пойдут на понижение.

Вопрос: кто будет новым главой правительства.

Варианты озвучивались такие (по алфавиту): Акишев, Байбек, Досаев, Есимов, Исекешев, Кушербаев, Мамин, Масимов, Шукеев.

Первый отпадает — привычка бегать чуть что жаловаться президенту чиновника не красит.

Второй — не закончил еще намеченные дела в Алматы, да и менять акимов перед выборами (которых, как все говорят, не будет) вряд ли стоит.

Третий — хороший финансист и управленец, держит удар, умный, но не хватает политического веса.

Четвертый — вошел во вкус работы в «Самруке», взял наконец под свой контроль значительную часть управленческих звеньев, и если оттуда уйдет, то, думаю, только в Сенат или АП.

Пятый — только развернулся в АП, начал расставлять кадры (хорошие, замечу, кадры), укрепился. На нем сейчас большой фронт работы и менять пока нет необходимости.

Шестой — хороший вариант, но уже продленный пенсионный возраст: в «Год молодежи» как-то неудобно.

Седьмой — наиболее вероятный. Во-первых, на нем висела практически вся работа по управлению экономикой и вопросы интеграции, пока премьер проводил совещания; во-вторых, управленческий опыт (министр-аким-глава КТЖ-первый вице-премьер), умение принимать решения и добиваться их исполнения (редкость у наших чиновников); в-третьих, отсутствие скандалов, жесткость и умение работать в команде; в-четвертых, доверие 01: как все заметили, Мамин был с президентом практически во всех поездках по стране; в-пятых, на Мамина работает «традиция»: большинство премьеров были первыми замами в отставленных кабинетах.

Восьмой — ну, право, уже неудобно как-то — будто в стране за 30 лет не появилось других кандидатов в премьеры.

Девятый — в принципе, может, но, как коллеги смеются: еще не сбылись 20-летние прогнозы о его назначении акимом Алматы.

Скорее всего, назначение состоится на следующей неделе. Премьером с наибольшей степенью вероятности будет Мамин, замов — три (оперативное управление, макроэкономика и социалка), небольшая реорганизация министерств. Какие-то реорганизации будет отложены до начала мая, когда правительство будет переназначено (после выборов, которых не будет).

Идеология Кабмина, как и сказал президент, будет сфоормулирована на сьезде партии, но с точки зрения контента вряд ли стоит ожидать чего-то нового, кроме наращивания социальных выплат. Тут дело не в программах, а в умении их реализовывать, координировать и контролировать работу министерств и ведомств.

Эдуард Полетаев:

СЕМЬ.

1. Все, что происходит – это нагнетание политической жизни сверху вниз. Парадокс, но власть готова бодаться с вероятным противником, но его нет, поэтому появляются и возрождаются всякие симулякры и зомби. В четверг Глава государства сделал свое заявление, а не в пятницу вечером (Нурсултан Назарбаев умеет и продолжает удивлять).

2. Социальный поворот. Днем ранее в своем выступлении Владимир Путин в очередном послании Федеральному собранию РФ поставил привлекательные для социума задачи. Не факт, что это взаимосвязано, поворот к людским проблемам наблюдался в двух Посланиях президента Казахстана ранее, в 2018 году.

3. К юбилейному съезду правящей партии «Нур Отан» 27 февраля итак ожидалось повышенное внимание, а теперь будет вообще круто.

4. И.о. премьер-министра стал Аскар Мамин. Как первого зама премьера его видел в крайний раз в октябре 2018 года на форуме «Евразийская неделя» в Ереване. Я сидел как раз напротив трибуны. Это была закрытая для СМИ сессия, поэтому, о чем была там речь, рассказать вам не смогу. Мамин произвел впечатление жесткого и знающего тему человека.

5. Выскажу предположение, что Никол Пашинян самим своим существованием оказывает определенное влияние на ситуацию в большей части постсоветского пространства, хотя экономическое и политическое значение Армении, как союзной страны, не впечатляет. При этом Михаил Саакашвили, как надежда на некие реформы — это уже давно сбитый летчик.

6. Еще полетят в Казахстане известные головы. «Я сказал, что неприкосновенных не будет» (Н.Назарбаев, 2015 г.).

7. Природа власти – не только в том, чтобы навязать подчиненным свою волю. Главное – не допустить разлад, сохранить стабильность и уверенность в будущем.

Андрей Чеботарёв:

Отставка правительства Бакытжана Сагинтаева была вполне ожидаемой. И дело здесь не только в недавнем достаточно жестком «разборе полетов». Во-первых, с учетом изменения статуса и полномочий Совета безопасности и положительного решения Конституционного совета о возможности президента РК подать в отставку процесс транзита власти приближается. В связи с этим следует ожидать серьезных кадровых перестановок и, как следствие, изменение внутриэлитного расклада. Обновление же правительства вполне может привести к смене кадров в президентской администрации, других центральных госорганах и среди акимов регионов.

Во-вторых, бывшее правительство проявило неспособность справиться с критическими моментами в экономике, в том числе остановить снижение курса тенге, и реализовывать социальную повестку, представленную в прошлогодних посланиях и заявлениях главы государства. Вопреки заявлению экс-премьера Сагинтаева никакой «слаженной работы» оно изначально не вело. Практически все члены правительства в той или иной степени проявили свою некомпетентность и безответственность по ряду вопросов, оторванность от реалий и особенно потребностей населения, отдачу приоритета в своей работе личным или узкогрупповым интересам. Впрочем, это не столько персональная, сколько системная проблема, касающаяся всех составов казахстанского правительства.

В-третьих, фактически Казахстан уже вступил в новый электоральный цикл. Вопрос лишь в том, какие из выборов – президентские или парламентские пройдут раньше других. Причем по ряду признаков обе избирательные кампании, скорее всего, будут проведены досрочно. В любом случае отставка правительства, особенно в свете последних процессов и событий в стране, способствует повышению рейтинга главы государства с расчетом на предстоящие выборы.

В-четвертых, согласно поправкам в Конституцию РК, внесенным в 2017 году, прекращение полномочий правительства теперь будет автоматически осуществляться после не президентских, а парламентских выборов. Президенту же важно было решить этот вопрос самому и без привязки к проведению тех или иных выборов.

В-пятых, новый состав правительства теперь должен формироваться на основе не только консультаций президента по кандидатуре премьера, но еще и консультаций последнего по кандидатурам других членов правительства с депутатами Мажилиса Парламента. Хотя в наших условиях все это во многом будет формальным, вместе с тем накладывает на парламентариев большую политическую и моральную ответственность за формирование и деятельность будущего правительства. Соответственно данная ответственность частично снимается с президента страны. С учетом же отсутствия серьезных оснований для возможного улучшения дел в экономике и социальной сферы в ближайшей перспективе все это является довольно важным для Акорды.

Естественно, что другими важными вопросами являются, кто возглавит новое правительство, кто в нем сохранит свои должности, а кто, наоборот, уйдет и кто придет на их место, и сможет ли оно в данном составе выправить ситуацию в стране в лучшую сторону? Однако вопросы кадрового характера интересны главным образом потому, как они отразятся на внутриэлитном раскладе. Что же касается ожидания каких-либо улучшений, то новое правительство по инерции устранит некоторые недостатки предыдущего. Свою роль также сыграет необходимость реализации социально-экономических мер, способствующих созданию благоприятной предвыборной атмосферы и достижению нужных властям результатов будущих президентских, парламентских и местных выборов. Но в дальнейшем без кардинального изменения системных условий и механизмов формирования правительства, осуществления им своей деятельности и всестороннего контроля за ней все вернется на круги своя.

(все материалы собраны из социальной сети Фейсбук)

Комментарии закрыты.