13.05.2019

«Бессмертный полк» VS беспомощный ДВК

Жанар ТУЛИНДИНОВА, ia-centr.ru, 12 мая

Празднование Дня Победы в Казахстане традиционно прошло с широким размахом и массовостью – в Алматы в акции «Бессмертный полк» приняло участие 130 тыс. человек, а в Нур-Султане – 25 тыс. Шествия прошли во всех крупных городах страны. Представители всех поколений – от школьников до убеленных сединами ветеранов Великой Отечественной войны – почтили бессмертный подвиг героев войны. Вероятно, секрет популярности движения «Бессмертный полк» заключается в том, что он позволяет объединить глубоко частное – семейную память, родовую традицию – и общественное – единение представителей разных поколений и национальностей на основе общих неоспоримых ценностей. При этом дистанцирование государства от участия в акции позволяет ей оставаться вне политики. Зато недоброжелатели и идеологические противники «Бессмертного полка» предпринимают всяческие попытки политизировать и дискредитировать его.

«Бессмертный полк» в Казахстане остается вне политики

В нынешнем году подготовку к народному шествию омрачили политические провокации. После протестных акций 1 мая сторонники движения ДВК (признанного в Казахстане экстремистской организацией) заявили о намерении провести следующий раунд протестов 9 мая и тем самым воспользоваться большим стечением народа для продвижения своих идей и требований.

В ответ ветеранские организации заявили, что готовы дать отпор, в том числе физический, любым попыткам политизации Дня Победы. Так оргкомитет по организации и проведению гражданского шествия «Мәңгілік Даңқ — Бессмертный полк Казахстана», в который входит Комитет участников Великой Отечественной войны и воинской службы, общественные объединения «Боевое братство», ветеранов и инвалидов войны в Афганистане, Союз ветеранов Афганистана и локальных войн, ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС и еще 21 ветеранская организация, опубликовал заявление, в котором говорится следующее:

«Мы — ветеранские организации — ответственно заявляем, что не позволим использовать святой праздник 9 Мая для каких-то политических инсинуаций и митингов. Это священный день памяти погибших в Великой Отечественной войне, и превращать его в политическое шоу — это полное кощунство и варварство по отношению к нашим дедам и отцам, погибшим на полях Великой Отечественной войны. Мы не позволим никому устраивать политические торги на 9 Мая и с использованием акции „Мәңгілік Даңқ — Бессмертный полк Казахстана“. Мы, как ветераны, готовы жестко отреагировать на подобные деструктивные политические действия. Если надо, мы готовы физически встать на защиту памяти наших ветеранов ВОВ».

Решимость обеих сторон: одной – провести протесты, второй – пресечь их, в том числе с применением физической силы – не могли не внушить беспокойства: не станет ли празднование Дня Победы ареной для гражданского противостояния. Видимо, предупреждая эти опасения, накануне 9 мая Министерство внутренних дел объявило, что в праздничные дни весь личный состав органов внутренних дел и Национальной гвардии будет переведен на усиленный вариант несения службы, также будут усилены меры безопасности, особенно в местах массового скопления людей.

В Нур-Султане все спокойно

1557390057_akor

Усиленные меры безопасности коснулись и Интернет-пространства. Утром 9 мая в Казахстане были заблокированы социальные сети, видеохостинг YouTubeи несколько Интернет-изданий: Vласть, Радио Азаттык, HolaNews, Информбюро, The Village, Эксклюзив, Лада, газет «Время», «Уральская неделя» и «Ак жайык». Перебои в работе Интернета продолжались в течение дня, а когда сеть заработала, оказалось, что широкомасштабных протестных акций ни в Алматы, ни в Нур-Султане так и не состоялось. Дело ограничилось задержанием нескольких оппозиционных активистов на выходе из своих домов или накануне.

Известный казахстанский политолог Марат ШИБУТОВ в своем аккаунте на Фейсбуке объяснил провал протестного движения его неорганизованностью, стихийностью и отсутствием внятных требований и повестки у митингующих.

«1 мая… Это были стихийные протесты, которые состояли из совсем разных групп – леваки-хипстеры, многодетные матери, пенсионеры, с кучей зевак, мимо проходящих, и просто вообще люди, которые увидели в парке группу людей и присоединились к ним. Как стало понятным, они друг друга тогда первый раз в жизни и увидели. Отсюда такой разнобой в лозунгах и требованиях… Я так думаю, исходя из личного опыта и опыта вообще приема граждан, у нас большая часть протеста носит психотерапевтический характер. Выскажет человек, что у него на душе накипело, поговорит с тем, кто его выслушает, и в большинстве своем это все что ему надо. Так оно первого мая в парке и было… А в чем особенность наших протестов – они непостоянные, неприоритетные и ни о чем. Организованные структуры могут делать акции по графику, когда надо, пусть с какими-то косяками, а вот стихийные митинги они одноразовые – человек на них сходил один раз, и ему хватило», — поясняет эксперт.

Можно сказать, что, предприняв шаги по блокировке соцсетей и ряда Интернет-изданий, казахстанская власть избрала далеко не самый изящный способ разрешения проблемы построения диалога с гражданским обществом. Вместе с тем, эту «неуклюжесть» можно объяснить, во-первых, необходимостью действовать оперативно, во-вторых, радикальной новизной стоящего перед казахстанской (да и не только казахстанской) властью вызова «виртуализации реальности», когда виртуальная реальность – хайп в соцсетях, медийная накачка, картинка, мем – подменяет истинную реальность.

Это хорошо продемонстрировали события 1 мая. В этот день акимат г. Нур-Султана вручил ключи от новых арендных квартир 417 семьям очередников, в том числе многодетным семьям и представителям других социально уязвимых слоев населения. Однако этот позитив потерялся в информационных сообщениях о протестах и задержаниях в столице и Алматы, хотя количественно «счастливчики», получившие жилье, многократно превышали число протестующих.

Заграница им поможет?

Есть также мнение, что разнообразные формы протесты в Казахстане – перформансы, митинги – инспирируются извне, некими внешними игроками (чаще всего в качестве бенефициара называется Запад) для раскачки внутриполитической стабильности в период политической неопределенности, связанной с транзитом власти.

Известный казахстанский политолог, главный редактор биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияр АШИМБАЕВ считает, что причин для внешнего воздействия на выборы в Казахстане нет.

«Большинство договоренностей, имеющих отношение к российским, китайским и западным интересам в Казахстане, давно достигнуто и, что называется, подписано кровью. Есть коридор решений, в рамках которых мы не можем сделать решительные шаги ни влево, ни вправо. Откочевать куда-то от неудобного соседа не получится – у нас есть граница с Китаем, граница с Россией. При этом на нашем рынке работают зарубежные компании – прежде всего американские. Интересы всех этих игроков мы обязаны соблюдать исходя из наших собственных национальных интересов. Раскачка ситуации в Казахстане на данный момент большинству игроков не выгодна», — считает эксперт.

Тем не менее, Д. Ашимбаев констатирует, что США в рамках конфликта с Китаем пытается подорвать проект «Один пояс – один путь», в первую очередь педалируя национальные и религиозные вопросы в СУАР. Так, по замечанию политолога, «Радио Азаттык» с упорством, достойным лучшего применения, раскачивает эту тему в казахском внутриполитическом и медийном поле.

«Вместе с тем на данный момент у Запада нет таких серьезных рычагов влияния в регионе, которые могли бы сформировать здесь лояльное ему правительство. Хотя нельзя отрицать, что немалое число наших ключевых игроков в политике и, прежде всего, в экономике, имеют счета, объекты недвижимости и проекты на Западе, которые делают их уязвимыми для воздействия. Тем не менее, требовать от Казахстана жесткой определенности – прозападной, прокитайской или пророссийской – невыгодно никому, потому что это просто разорвет внутриполитическое поле страны. А дестабилизация такого региона, как Казахстан, чревата непредсказуемыми последствиями, в том числе для американцев, поскольку может привести только к усилению тут позиций ближайших соседей – России и Китая», — поясняет эксперт.

По замечанию Д. Ашимбаева, несмотря на наличие у США определенных рычагов влияния и соответствующей политической инфраструктуры, обеспечить долгосрочный тренд на протестность в Казахстане на данный момент они не в силах, а отдельные мелкие хулиганства на системное явление, прямо скажем, не тянут.

«Думаю, что факторы воздействия будут отрабатываться, чтобы просто иметь их в наличии, но Запад прекрасно понимает, что Нур-Султан слишком далеко в сторону России или Китая не пойдет – есть определенные ограничения, поскольку Казахстан в немалой степени зависит от Запада. И казахстанская элита особых шагов в сторону Севера или Востока делать не будет. В данном случае я не вижу причин для внешнего воздействия на выборы. Казахстанская элита в любом случае будет достаточно диверсифицирована и прекрасно понимает значимость внешних интересов как гаранта своей безопасности», — подытоживает политолог.

Комментарии закрыты.