18.06.2019

Президентская рука уже на социальном пульсе

Сергей АБАКШИН

«В этом мире пользу приносит каждый,

кто облегчает бремя другого человека».

Чарлз Диккенс

Когда Касым-Жомарт Токаев сообщил, что власть услышала недовольство население в социально-экономической сфере – это были не дежурные слова. Теперь президент оперативно дал поручение правительству в срочном порядке подготовить пакет мер по обновлению социальной политики. Акцент сделан на выверенный адресный характер.

62607699_2373892496007051_7514460951286906880_nФокус президента на адресную социальную помощь совершенно не случен. У всех перед глазами пример Жамбылской области (причем при разных акимах), где внушительные трансферты из республиканского бюджета не дают никого положительного результата. Причина в том, что выделяемые средства «осваиваются» по такой модели, что с одной стороны они как бы потраченные на законных основаниях, а с другой никакого улучшения социальной ситуации на местах не наблюдается. Фактически всю систему менять надо.

Адресная социальная помощь в руках чиновников часто извращается в сторону бюрократической отчетности. В результате этого деньги получают не те, кому они по идее предназначались, а лица, способные предоставить все необходимые справки и выписки. В итоге с формальной стороны все вроде бы в порядке и не придерешься (если не разбираться специально и скрупулезно), тогда как на практике бремя нуждающихся ничуть не облегчено.

Когда в 1998 году Казахстан провел реформу пенсионной системы, то в качестве базовой основы была использована чилийская модель. В реальности же переход от солидарной системы к накопительной получил такой большой блок местной специфики, что узнать в ней Чили может только тот, кто знает, что собака породы пекинес корнями уходит в вымершего азиатского волка (как и все остальные породы).

По факту в Республике Казахстан очень быстро появилась базовая социальная выплата за то, что человек просто физически дожил до пенсионного возраста. Выплата эта маленькая, но в республике все социальные пособия крайне мизерные, потому что черта бедности составляет 40% от прожиточного минимума, а сам прожиточный минимум чрезвычайно занижен и не соответствует реальному порогу выживаемости.

Даже реальная чилийская пенсионная система оставила за бортом значительную часть населения, ибо действующая экономическая модель не позволяла охватить все трудоспособное население работой или трудоустройством в «белом» секторе экономики. С 2016 года в Чили взяли курс назад, моделируя гибкий гибрид из накопительной и солидарной пенсионных систем. В Казахстане тем временем пытаются охватить пенсионными взносами самозанятых, счет которых идет на миллионы человек в стране с населением в 18 млн.

Армия людей без пенсий представляет реальную среду для полномасштабного социального взрыва. Пока правительство додумалось лишь до оттягивания момента пенсионной развязки. Для этого мужчины и женщины будут выходить на пенсию в 63 года. Ну а тем временем общая пенсионная картина выглядит следующим образом. На первом уровне базовая пенсия и солидарная пенсия (для «старых» пенсионеров), чьим источником выплат является государственный бюджет. На втором уровне пенсионного обеспечения обязательные пенсионные взносы (10% от зарплаты) и обязательные профессиональные пенсионные взносы (5% от работодателя). Третий уровень – добровольные пенсионные взносы (в отличие от обязательных), которые почти никто не делает.

Судьба пенсионеров в современном Казахстане разновекторная. Когда средняя пенсия крутится у отметки реального прожиточного минимума, то шиковать не приходится. Хуже всего одиноким пенсионерам, поскольку ЖКХ, тарифы на транспорт, цены на продукты питания и лекарства всегда опережают индексацию пенсий. Когда пенсионеры являются частью большой семьи (дети, внуки), где есть люди с хорошими заработками, да еще в своем жилье – картина резко улучшается. В сельской местности, особенно в регионах вроде Жамбылской области, пенсионеры воцаряют. Пенсии у них как и у остальных по стране, просто из-за массовой безработицы и повальной бедности стабильный и относительно видимый доход резко возносит их в верхнюю часть сельской социальной пирамиды.

В силу демографической пирамиды Казахстана пенсионеры – это хоть и очень взрывоопасная, однако пока еще отложенная проблема страны. Гораздо жестче сегодня ситуация с молодежью. Ей остро требуются качественные образование и здравоохранение, рабочие места и жилье. Часто собственное имущество молодого человека состоит из сотового телефона и сумки носимых вещей. При этом люди даже при таком материальном положении умудряются иметь кредиты.

Совершенно не случайно в предвыборной программе Касым-Жомарта Токаева тема молодежи, ее социализации и материальной поддержки идет постоянным рефреном. Акции протеста, на которые провоцировали население страны всевозможные местные и зарубежные деятели, лишний раз показали, что молодежь остается сравнительно легко подверженной манипуляции. Поэтому с одной стороны она должна быть грамотной, чтобы разбиралась кто и в какую ловушку хочет ее заманить, используя в качестве пушечного мяса, а с другой ей необходимо иметь крышу над головой, рабочее место и уверенность в том, что завтра будет лучше, чем сегодня, если к этому прилагать личные усилия. Люди, которым есть что терять, гораздо труднее поддаются на провокации.

Период транзита верховной власти неожиданно высветил проблему многодетных матерей. Здесь на сложности социально-экономического характера наложились еще и проблемы урбанизации. В сельской местности ребенок – это помощник. Он может помочь с домашними животными, в саду, огороде или еще где-нибудь. В городе ребенок, пока не вырос до совершеннолетия – это обуза и нагрузка. Его нужно сдавать в «камеру хранения» в виде детского сада или школы, следить за его безопасностью по самому широкому кругу вопросов – от еды и перехода дороги, до компьютерной зависимости или криминальной компании. Акции протеста показали, что без государственной поддержки на современном этапе хозяйственного и цивилизационного развития Казахстана многие многодетные матери просто не выдерживают свалившейся на их плечи нагрузки.

Многие проблемы в социальной сфере, про которые чиновники думали, что они как-то сами собой устаканятся, утрясутся и рассосутся, со временем только набрали негативную динамику. Поэтому президент четко и недвусмысленно указал государственному аппарату направления комплексной и системной работы в социальной политике. По сути, именно социальная сфера охватывает всех членов общества от рождения и до могилы, а потому она просто обязана иметь целостный характер, где все звенья цепи важные, согласованные и взаимосвязанные, подчинены логике социальной справедливости и развития человеческого капитала. Касым-Жомарт Токаев особо выделил, что именно благосостояние и качество жизни человека является тем индикатором, по которому можно судить об общем уровне развития государства, экономики, культуры и социальной сферы. Поэтому совершенно закономерно, что усилия политического лидера прилагаются в первую очередь именно здесь.

Комментарии закрыты.