13.02.2020

О чем спорят в Сети китайские исламофобы

Фергана.Ру

Что такое исламофобия?  Это слово очень часто используют и, увы, оно весьма актуально — особенно на Западе, где тысячи сайтов, СМИ и активистов развивают тему исламской опасности, рассматривают мусульман как потенциальных террористов, насильников, людей, культурно чуждых Европе и США. Хотя многие исламофобские образы восходят еще к эпохе империализма XIX века, по-настоящему актуальной эта тема стала после терактов 11 сентября и массовой миграции с Востока на Запад. Однако на Дальнем Востоке живет и расцветает своя, особая исламофобия – и она привлекла внимание британского исследователя китайского киберпространства Ин Мяо (Ying Miao).

9c4ee7c4-24a7-456f-8ece-412397018fa8

Он работал с контентом популярного канала на Weibo, основной китайской блог-платформы (более 337 000 подписчиков). Исламофобия в стране не поощряется на официальном уровне (открытые призывы к насилию жестко пресекаются), и канал периодически страдал от цензуры – что, впрочем, не мешало ему агрегировать множество статей и колонок со всего китайского интернета, делая его содержание ценным источником для ученых. Ин Мяо провел подробный анализ 155 материалов, опубликованных в 2016—2018 годах. Свои выводы он представил в исследовании Sinicisation vs. Arabisation: Online Narratives of Islamophobia in China, опубликованном в научном журнале Journal of Contemporary China.

Оболваненные уйгуры и несчастные китайцы

Немного возвращаясь назад, стоит напомнить, что с 1980-х годов китайские ученые обсуждают необходимость китаизации ислама – а в 2016 году это стало официальной государственной политикой. Считается, что арабы в первые века ислама сами по себе были отсталым, варварским народом, и развитие мусульманской цивилизации происходило благодаря покоренным народам. Сейчас же мирным китайским мусульманам угрожает новая арабизация – мечети в арабском стиле, чужая одежда и, главное, — опасная ваххабитская идеология (прежде всего из Саудовской Аравии). Кроме того, в официально коммунистическом Китае ислам находится под подозрением как идеология, слишком сильно контролирующая граждан, и «феодальная». События в стране и в мире в последние десять лет, по мнению ученого, ознаменовались взлетом исламофобии в Китае, и перед гражданами-мусульманами ставится нелегкий выбор – они или китаизируются (и мирно интегрируются в общество), или исламизируются (под иностранным влиянием), навлекая на себя обвинения в экстремизме.

Прихожане мечети в СУАР. Фото с сайта Uyghuramerican.org

Если ислам воспринимается как зло и угроза, то кто его жертвы? С точки зрения китайских исламофобов, они делятся на две группы – обманутые и страдающие от ограничений ислама уйгуры и те, кто мучается из-за положенных мусульманам привилегий (ханьцы). Уйгуры описываются как жертвы, загнанные исламом в ловушку, лишенные сил выйти из нее. Авторы статей, многие из них сами уйгуры, призывают своих соотечественников вспомнить о том, что они родились не мусульманами, а гражданами КНР, что они «надежда и мечта китайской нации». Подчеркивается, что уйгуры страдают от давления своих родственников и соседей: «Неужели они сами выбирают отказываться от новых технологий и не есть свинину? Или они боятся наказания по какому-то религиозному закону, который они сами не выбирали?» Другие уйгуры вспоминают, как «в 1970-е все мои соседи были ханьцами. И мы ели их еду. Отец не разделял халяльную и не халяльную пищу, и мы готовили все, что нам нравилось». Эти воспоминания, об объективности которых можно спорить, подводят фундамент под мысль о том, что «исламизация» СУАР носит недавний и наносной характер, а уйгуры стали жертвой экстремистов – и их можно и нужно «реабилитировать», в том числе в специальных учреждениях. О том, что популярность религии, возможно, стала реакцией на форсированную китаизацию региона, никто не пишет.

Но есть и другой влиятельный сюжет, и жертвы в нем – сами китайцы, страдающие от беспрецедентных льгот и преференций, которые государство оказывает меньшинствам. Злодеи в данном случае – не уйгуры, а хуэй, многочисленные и за исключением религии не отличимые от ханьцев (говорят по-китайски, антропологический тип тот же). Почему ханьцы должны терпеть религиозные табу хуэй?! «Китай – крупнейший потребитель свинины в мире, а у нас халяльные поезда и самолеты [в регионах, где проживают хуэй]… Кто-то говорит, что так надо для единства нации. То есть ради народного единства ханьцы должны перестать есть свинину, соблюдать халяль и следовать всем привычкам хуэй? Это не терпимость и уважение, это угнетение». Другой автор считает, сколько ханьцы теряют за счет субсидий, выделяемых государством на халяльную пищу, – лучше бы их потратили на материальную помощь бедным детям! В субсидируемых властями университетских халяльных столовых блюда дешевле и так далее. Муссируются скандальные истории с требованиями халяльной воды, халяльного хлеба и даже «халяльной крови» от донора, которое выдвинул один из хуэй. Эти случаи подтверждают исламофобские страхи перед «тотальной халялизацией» Китая.

Комментарии закрыты.