13.04.2020

Ак Орда против коронавируса: вертикаль власти проверяется на прочность

KZ Ведомости

С точки зрения казахстанской элиты к коронавирусному кризису применима пословица: не было бы счастья, да несчастье – то есть кризис – помог.

Во-первых, так называемый корона-апокалипсис, по сути, подвел черту под процессом транзита власти, побочные медийные эффекты которого – слухи о двоевластии и якобы наличествующем напряжении между «Библиотекой» и Ак Ордой, о расколе в элите и готовящемся к старту «вторичном транзите» – прихода к власти некоего «настоящего преемника», «истинного наследника» – вот уже год как бередят воображение телеграмных конспирологов.

cropped-Tok_NAN-1Из анонимных Телеграм-каналов эти сюжеты перекочевывали в кофейни левобережного Нур-Султана и другие места массового скопления беловоротничкового населения столицы, порождая такое явление, как «растерянность госаппарата».

Однако перед лицом коронавирусной угрозы казахстанская элита предстала сплоченной и монолитной. Центральный аппарат, партия власти, региональные власти демонстрируют слаженность и единомыслие, отсутствие идеологических и административных противоречий и разночтений.

Единственное, в чем можно упрекнуть акимов, так это в излишнем рвении в ведении норм социальной изоляции (особенно в этом преуспел аким Восточно-Казахстанской области Даниал Ахметов, изобретший пропускную систему и спровоцировавший тем самым ажиотаж среди населения). Однако даже эти «перегибы на местах» свидетельствуют о том, что «установки центра» воспринимаются в регионах очень и очень серьезно, как руководство к незамедлительному действию. И в конечном итоге о том, что властная вертикаль работает.

Самыми большими рисками в кризисный период были разобщенность госаппарата и саботаж инициатив центра на местах – однако, похоже, чиновничий класс преодолевает свои застарелые проблемы.

Если возникший экстраординарный кризис, потребовавший введения чрезвычайного положения и карантина, отладит шестеренки государственной машины, системы здравоохранения и правоохранительных органов, и госаппарат выйдет из него возмужавшим и окрепшим, с отработанными навыками мобилизации, взаимодействия различных органов, отлаженными каналами коммуникаций и координации действий – это станет своего рода позитивным наследием пандемии коронавируса Covid-19.

Во-вторых, коронавирусный кризис снял вопрос о субъектности президента Токаева.

Властные полномочия мало получить (даже посредством выборных процедур), необходимо ими овладеть, подчинив себе капризную и ускользающую стихию власти.

В некотором смысле Касым-Жомарту Токаеву даже повезло. В свое время Владимиру Путину как преемнику для утверждения себя в качестве лидера понадобилась Вторая чеченская война, Токаеву представилась возможность показать свои лидерские качества в санитарной войне. Начатой к тому же не им – а значит, без значительного ущерба для имиджа.

В то время как победа в этой «войне» сулит политические дивиденды.

Беспрецедентные меры по введению режима ЧП и карантина, которые позволили взять под контроль распространение коронавирусной инфекции, а также оперативная реализация антикризисных мер – финансовой поддержки населения, помощи малому и среднему бизнесу – продемонстрировали сильные управленческие качества Токаева и эффективность его аппарата.

Если раньше у кого-то и возникали сомнения в том, что, безусловно, дельные и здравые инициативы президента будут воплощены в жизнь (а не саботированы госаппаратом), то теперь, когда в условиях «не учебной тревоги» временной лаг между принятием решения и его реализацией спрессовался до дней и часов (как в случае с выдачей Казпочтой виртуальных карт для получения пособия) и эффективность президентских инициатив можно оценить на короткой дистанции – эти сомнения развеяны.

Таким образом, коронавирусный кризис, помимо очевидного ущерба экономике, может совершенно неожиданно иметь для Казахстана позитивные последствия.

Во-первых, в виде преодоления периода политической неопределенности, с которым по вполне объяснимым причинам сопряжен транзит власти.

Во-вторых, возникший кризис может запустить механизмы «естественного отбора» в госаппарате и управленческой элите – ведь в условиях санитарной войны от государственных менеджеров – будь то министр, аким, главврач больницы, полицейский чин – требуются «всамделишные», а не дутые показатели и достижения.

Сильные госуправленцы выживут, слабые – уступят свои места сильным, а казахстанское общество от этого только выиграет.

Комментарии закрыты.