19.04.2020

Записки раздраженного алматинца: Сага про 42 500

Тимур ИСАХАНОВ, ИАЦ МГУ

Разговор в тюремной камере

– Я за грабеж сижу. А ты?

– 42500.

(Свежий алматинский анекдот)

В государственной выплате размером 42 500 тенге (минимальная месячная зарплата) как в капле отразилось море «транзитных» противоречий бюрократического аппарата Республики Казахстан, а попутно и куча других несуразностей. Президент Касым-Жомарт Токаев распорядился в связи с режимом чрезвычайного положения поддержать финансовыми вливаниями население, которое потеряло работу и доходы. Однако вся государственная машина Казахстана десятилетиями отлаживалась на естественный отбор денег у населения, из-за чего бюрократические звенья немедленно стали чадить, искрить, сбоить и чудить. Процесс получился не только забавный, но и болезненный, однако с общей тенденцией к выздоровлению.

fec4da0038425155dcad33f5014f1ecd

Елбасы Нурсултан Назарбаев в бытность главной государства проводил в жизнь линию на недопущение «иждивенчества» (как он сам выражался). Поэтому социальная сфера все время его правления коммерциализировалась, а любая социальная нагрузка с государства всеми доступными путями сбрасывалась и минимизировалась. После кризиса 2008 года, а особенно в результате девальвации тенге 2015-го доходы населения резко упали, тогда как масса социальных благ стала труднодоступной.

Согласно социологическим замерам, более 70% населения страны накануне введения жестких карантинных режимов из-за COVID-19 (началось с Нур-Султана и Алматы) не имели вообще никаких сбережений. Наличие либо отсутствие постоянной работы здесь никакой принципиальной роли не играет, потому что характерная черта Казахстана – это работающая бедность, когда при постоянном, но небольшим доходе приходится прилагать усилия, чтобы сводить концы с концами.

Президент взял на себя просто гигантскую политическую ответственность, когда вверг хрупкую и неустойчивую социально-экономическую модель республики в пучину жестких ограничений и обрушения линий жизни. Ясное дело, что лишение источников дохода со стороны огромной массы граждан никаких восторгов не вызвало. Чтобы компенсировать весь этот негатив хотя бы частично, Касым-Жомарт Токаев распорядился выплачивать минимальную заработную плату (42 500 тенге) нуждающимся группам населения.

Сначала было установлено пять категорий граждан, которым положены 42 500. Однако механизм получения пресловутых государственных выплат установили такой забюрократизированный, что он в итоге получился сложным и трудным, как дорога к счастью. В офисах «Казпочты», через которые в том числе осуществлялась подача документов, сразу возникли очереди и давки с периодическими переходами в конфликты на грани драки. Медицинскими масками при этом многие не пользовались, что саму идею ограничения контактов из-за коронавируса быстро свело к профанации.

Реакцией на кризис стало расширение сети веб-ресурсов, которые позволяют онлайн-регистрацию. Потом достаточно оперативно в число тех, кому положены 42 500 тенге, добавили самозанятых. Чтобы самозанятому претендовать на получение заветного пособия, достаточно хотя бы один раз заплатить ЕСП (единый совокупный платеж) – 2 651 тенге для жителей областных центров, городов республиканского подчинения и столицы; 1 326 тенге для всех остальных в месяц. Таким образом число потенциальных получателей государственной финансовой помощи одномоментно выросло на 2,7 млн человек (столько примерно в РК самозанятых). Саму форму подачи заявления при этом максимально упростили, сведя к минимуму количество необходимых данных для пользователя.

Сначала официальные органы извинялись за то, что их специально созданные онлайн-сервисы постоянно «ложились» из-за бешенного наплыва желающих подать заявление. Потом стали хвастаться сотнями тысяч человек, которым начислены 42 500. Ну а потом вдруг раздались угрозы, что если кто получил государственную выплату незаконно, то после карантина всех найдут и …сурово покарают! Суммы возможных штрафов при этом озвучивались миллионные, а статьи в устрашение приводились уголовные (мошенничество).

У части людей, особенно в среде менее нуждающихся, началась паника. Разбираться «как следует» и наказывать кого попало уполномоченные ведомства умеют отменно и масштабно, а потому поднялась новая волна ажиотажа под вопросом «как вернуть деньги?» Еще раз напомним: все происходит очень быстро, что не часто встретишь в Казахстане, где многие аспекты государственной и политической жизни по степени медленности и медлительности не уступят ходу мелкой черепашки.

Социальные сети и мессенджеры стало распирать от общественного возмущения и озлобленности. Обыватели не могли вспомнить, чтобы кого-то реально наказали за утечки из пенсионных и всевозможных государственных фондов, за панамские офшоры, швейцарские шале и лондонские особняки. А тут вдруг такая прыть в отношении 42 500, достойная куда лучшего применения.

Потом тональность официальных заявлений изменилась. Высокопоставленные чиновники стали утверждать, мол, если кто незаконно получил 42 500, то пусть подавится и ему будет стыдно. Все указывает на проведенные оперативные планерки, где президент объяснил своим чиновникам, что убиваться в изначальном формате за дошедшие до людей деньги не нужно и ничего страшного не произошло. Вероятно, Касым-Жомарт Токаев посоветовал бюрократам на месте простых людей представить банки второго уровня, которым государство постоянно помогает, и действовать по аналогичной матрице. Дело хоть и со скрипом, но все-таки пошло.

Экономист Айдархан Кусаинов, известный к тому же как комментатор социально-экономических коллизий в социальных сетях, в своих выступлениях отмечает тот факт, что активация государственных границ Казахстана и сокращение авиасообщения с внешним миром на 90% – это не только запрет на вывоз муки и гречки. Ведь теперь местные богачи вращаются не по всему земному шару, как в старые добрые времена глобализации, а во многом ограничены периметром собственно РК, тем более в период карантина. При таких раскладах богатым тем более нужно делиться с бедными соотечественниками хотя бы из инстинкта самосохранения.

Прозвучавшие истеричные требования вернуть «незаконные» 42 500 под угрозы привлечь против нарушителей всю мощь государственного аппарата получились смешными сразу в нескольких ракурсах. Гоняться за людьми, которые «разжились» неполными $100 на человека – это местный аналог из пушки по воробьям. А где же была вся хваленая государственная мощь против тех лиц, которые незаконно вывели из Казахстана миллиарды «баксов»? Правовая база под требованиями возвратить 42 500 тенге сомнительна сама по себе, а особенно в тех случаях, когда за работника все бумаги подал работодатель, а тот всего лишь снял деньги со своего банковского счета. На данное обстоятельство активно указывает юрист Джохар Утебеков.

Среди всевозможной «побочки» бросается в глаза незавидное положение сравнительно крупных налогоплательщиков. Те лица, которые платили налоги с доходов свыше 500 тысяч тенге в месяц, волевым решением чиновников от получения 42 500 отрезаны. Сделано это под риторику о том, что люди с такими доходами карантин как-нибудь переживут, а государству необходимо думать о совсем безденежных, которых в Казахстане миллионы. В общем, то, как реализуется в жизнь ситуация вокруг 42500, лишний раз свидетельствует о невыгодности честно платить налоги в Республике Казахстан. Но это уже другая история. Вместе с тем дико интересно бы потом, после карантинных пертурбаций узнать – а изменится ли  и с т о р и я страны, хоть каким-то образом,  в принципе…

Комментарии закрыты.