02.05.2020

Бессмысленная казахская война

Мади АЛИМОВ, Central Asia Monitor

Процессы, происходящие в общественно-политической жизни Казахстана, временами отличаются противоречивостью и некоторой долей парадоксальности. События последнего времени еще раз подтвердили этот тренд. Государство и общество озабочены пандемией коронавируса, а наши славные национал-патриоты не нашли лучшего времени, чтобы выступить в очередной поход за казахский язык.

34744

Они решили придать второе дыхание своей нашумевшей инициативе трехгодичной давности о необходимости лишения русского языка его конституционного статуса, согласно которому «В государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык».
В принципе, в их действиях нет ничего нового, но они неожиданно породили коллизию иного порядка. А именно, контринициативу с требованием придать русскому языку статус второго государственного. Учитывая, что языковая проблематика и без того была источником постоянного внутреннего напряжения, такое развитие событий не может не беспокоить.

Поскольку наш ресурс в перманентном режиме освещает эту тему, мы решили еще раз обозначить свою позицию.

Русский язык нам нужен хотя бы потому, что он есть часть нашего «Я».

Я прекрасно понимаю, что такая постановка вопроса вызовет бурю эмоций в национал-патриотическом лагере. Однако, с моей точки зрения, это давно пора осознать и быть честными перед самими собой. При этом следует понимать, что такое положение вещей ни в коей мере не может быть для нас унизительным. Такова сложившаяся историческая практика. Исходя из этого, русский язык не стоит автоматически отождествлять с колониальной политикой Российской империи или политикой русификации советской власти. Хотя, конечно же, все эти моменты присутствовали. В этом месте кто-то из моих оппонентов может сказать, что такая постановка вопроса представляется парадоксальной и где-то даже противоречивой, и с точки зрения рациональной логики будет прав. Но я предлагаю отталкиваться от категорий реального порядка, хотя бы на время абстрагируясь от имевших место фактов и процессов негативного свойства. Нет-нет, я вовсе не предлагаю предать их забвению. Ни в коем случае. Однако без конца абсолютизировать их, было бы, по меньшей мере, однобоко и недальновидно.

Так вот, во-первых, так или иначе, но именно русский язык стал тем инструментом, посредством которого казахи «прорубили» окно в большой мир и стали более или менее узнаваемыми. Хотя признаемся честно, что до сих пор для подавляющей части населения планеты мы – что-то из области абстрактного. Печально известный Саша Барон Коэн устами своего персонажа Бората, пусть и не в самой приятной форме, но что-то там такое про нас протрубил миру. Вполне естественно, нам это не могло понравиться. Но действительно, нет худа без добра – после этого Казахстаном стали интересоваться больше. А нам пришлось приложить немалой усилий, чтобы хоть как-то нивелировать тот образ, который создал нехороший человек Коэн. Хвала небесам, что у нас есть такие таланты как Рахат-Би Абдысагин, Александр Винокуров, Геннадий Головкин, Марат Бисенгалиев, Тимур Бекмамбетов, Димаш Кудайберген и другие, благодаря которым наш имидж в глазах мировой общественности начал меняться в лучшую сторону.

Однако давайте начистоту, если бы все вышеперечисленные яркие личности двигались исключительно в рамках национальной культуры, то они вряд ли достигли бы той степени узнаваемости в мире, которую каждый из них имеет на сегодняшний день. Смею предположить, что в их судьбе далеко не последнюю роль сыграл фактор русского языка. Я не пою осанну последнему, а просто предлагаю признать очевидный факт, как бы он кого не раздражал.

Для лучшего понимания своей точки зрения приведу простой пример с Розой Рымбаевой – самой яркой звездой казахской эстрады советского периода. Всегда считал и считаю, что по своим вокальным данным она являлась одной из самых лучших певиц не только Казахстана и Советского Союза, но и в мировом масштабе того времени. Другой вопрос, что в силу причин объективного и субъективного порядка она замкнулась в рамках исключительно национальной культуры. А ведь при других обстоятельствах, она могла бы выйти на уровень той же Далиды, Мирей Матье и других мировых звезд своей эпохи. Я глубоко убежден в этом. Разумеется, сказанное ни в коей мере не умаляет уровня ее певческого таланта и заслуг перед Отечеством. Она была, есть и остается номером один в своем деле и по праву входит в золотой фонд казахской нации.

Пора избавляться от комплексов

Во-вторых, пора бы нам начать избавляться от своих внутренних комплексов и привычки бесконечно апеллировать к историческим стереотипам и идеологическим догмам о русском языке как языке оккупантов или колонизаторов. Необходимо отталкиваться от положения дел дня сегодняшнего. А сегодня русский язык – это органическая составляющая нашего казахского мира. Да-да, именно так. И не надо оглядываться ни на Россию, ни на политику сегодняшних ее правителей. Наш русский язык как инструмент познания мира и расширения горизонтов кругозора не имеет к ним никакого отношения. Потому что это уже наше, а не что-то абсолютно чуждое или нежелательное.

Я уже приводил этот пример, но, тем не менее, хочу использовать его еще раз. Как-то на одном из круглых столов по языковой проблематике известный казахстанский деятель Петр Своик произнес довольно любопытную сентенцию. Смысл ее был следующий: если, вдруг, по воле какого-нибудь злого волшебника все русские в одночасье исчезнут из Казахстана, то даже в этом случае русский язык будет иметь хождение здесь еще как минимум полсотни лет. И вы знаете, никто из присутствующих на мероприятии национал-патриотов не промолвил ни слова. А лично мне его слова не показались ни утрированием, ни попыткой выдать желаемое за действительное. Потому что это есть данность, от которой никуда не денешься. Для кого-то это как заноза в одно место, а для кого-то вещь вполне банальная.

Не надо трогать Конституцию…

То, что предлагают национал-патриоты, по сути, есть ничто иное как попытка изменить одну из базовых норм Конституции. Но при этом, не стоило бы забывать, что благодаря именно этой самой норме, так раздражающей их, в Казахстане весь период суверенной истории удавалось сохранять межнациональное согласие и внутреннюю стабильность. Следовательно, нельзя исключать, что реализация их инициативы может привести к дестабилизации внутриполитической ситуации. Зададимся простым вопросом: оно нам надо?

Каким может быть выход из складывающейся ситуации? На мой взгляд, он достаточно прост. Ничего в Конституции менять не надо. Не надо делать резких движений. Имеющиеся конституционные нормы обеспечили стабильность, закрепили негласный и не писаный консенсус по языковой теме. Менять их в угоду разных группировок чревато серьезными проблемами для нашей государственности.

А для снятия явно искусственно нагнетаемого напряжения нужно использовать сугубо технический подход. Что под этим имеется в виду? Надо устранить все более обостряющуюся проблему общения людей, получения ими информации, устранение широко распространенных фактов дискриминации по языковому принципу. И сделать это надо не политическими мерами, а сугубо техническими методами.

Необходим Указ главы государства о повсеместном и обязательном применении во всех письменных и публичных текстах трех языков — казахского, русского и английского. Речь идет и о вывесках, бланках, всей документации, обмене информацией и переписке госорганов и населения. Здесь широко могут быть использованы цифровые технологии. Перевод в безбумажный формат всей документации, информационных источников, решает 90 процентов поставленной задачи. Возможны другие приложения. Назревшая социальная проблема вполне изящно может быть решена применением современных технологий. Без лобовых столкновений на политическом ристалище.

Опыт такого рода у нас уже имеется, к примеру, в алматинском метрополитене. И как ни странно, это никого не раздражает и никто не требует, что там все было только на государственном языке. Как мне представляется, такой подход будет во многом способствовать снижению уровня напряжения по языковому вопросу, а также ускорит процесс вхождения Казахстана в лоно цивилизованного мира в культурологическом плане.

Не будем забывать, что на протяжении всего периода суверенной истории тезис о толерантности был краеугольным камнем нашей государственной идеологии, который в целом достаточно успешно подкреплялся казахстанской общественно-политической практикой. Это, несомненно, способствовало созданию привлекательного имиджа нашей страны. Правда, после печальных событий в Кордае он был, к сожалению, подпорчен. С этой точки зрения, если предложение нацпатов будет реализовано, репутация Казахстана как символа межэтнического согласия и конфессиональной терпимости будет уничтожена окончательно.

Полезная ноша не в тягость

Нацпаты любят перманентно педалировать тезис, что, дескать, русский язык для нас иностранный. Но право же, это просто смешно. Какой же он иностранный, если подавляющая часть казахского социума впитала его с малых лет, получала на нем образование, занималась наукой, творческой деятельностью и много чем другим. Невольно вспомнился давний эпизод, когда во второй половине 80-х годов популярнейший советский поэт Евгений Евтушенко чуть ли не за руку вывел на сцену, если я не ошибаюсь, колонного зала Дома Союзов нашего Мухтара Шаханова, который читал свои произведения на русском языке и делал это совершенно потрясающе. Именно после этого он стал узнаваемым не только в Казахстане. А сегодня он на передовой противостояния русскому языку. Ну, разве это не забавно?..

В наши дни некоторые российские языковеды и переводчики, приезжающие в Казахстан, отмечают, что качество русского языка у нас гораздо выше, чем во многих субъектах России. Знание русского языка дает нам, образно говоря, ключ от сейфов нашего северного соседа - России, возможность использовать их опыт и умения, инструментарий и более глубокое понимание механизма принятия решений. Это все, в целом, гигантское конкурентное преимущество, если сравнивать нас с некоторыми нашими соседями.

У казахов есть старая народная мудрость, которая гласит «Керек тастын ауырлығы жоқ» — «Полезная ноша не в тягость» (перевод вольный). В этом смысле для нас, казахов, русский язык по-прежнему остается той самой  полезной ношей. Так стоит ли в одночасье отказываться от того, что расширяет горизонты познания и делает нас намного конкурентоспособней?  Честное слово, такое неуемное стремление к голому отрицанию русского языка для меня есть непостижимая загадка. Потому ничего, кроме головной боли, это нам не даст. И это в самом лучшем случае.

Без вины виноватый

Наш выдающийся современник, писатель и драматург Дулат Исабеков, выступивший в поддержку обращения нацпатов, объясняет свою позицию следующим образом: «На сегодня в Казахстане нет ни одного телеканала, вещающего на грамотном казахском языке. Если ошибки в эфире допускает национальный канал «Казахстан», то, что говорить об остальных. Сегодня, в период карантина, мы видим, как проводят онлайн-мероприятия те же чиновники. Это самое настоящее предательство: живя в этой стране, говорить на государственном языке иностранного государства. Как они не понимают, что в день исчезновения казахского языка с лица земли исчезнет и государство Казахстан?! Мы увидели по телевидению благодаря карантину уровень учителей, которые учат детей казахскому. Мы не российская губерния, поэтому надо перестать оглядываться на русский язык. Нужно убрать из Конституции 2 пункт 7 статьи и принять специальный закон «О языке». («Мы не российская губерния, перестаньте оглядываться — Дулат Исабеков»

Меньше всего хотелось бы спорить с аксакалом, но его аргументация приводит меня в некоторое недоумение. Признавая, что казахоязычные СМИ (в данном случае телевидение) нарушают правила казахского языка, он видит только один путь как выправить ситуацию – лишить русский язык его нынешнего статуса (?).

В чем он, безусловно, прав, так это в том, что ошибок в казахской прессе пруд пруди. Но насколько в этом повинен русский язык  и, причем он тут вообще? Невольно напрашивается не очень приятный вывод: это фактически признание собственного бессилия в деле адаптации родного языка к требованиям времени.

Самое поразительное заключается в том, что такая печальная картина имеет место быть уже много лет. Еще в далеких девяностых и частично начале нулевых годов об этом много писал известный казахстанский русскоязычный журналист Джанибек Сулеев. (Кстати говоря, внук расстрелянного в годы сталинских репрессий алашординца Беляла Сулеева, который ставил на крыло педагогические вузы, где преподавание велось на казахском языке). В своих статьях мой коллега беспощадно изобличал казахоязычную журналистику, находя в ее материалах кучу смысловых ошибок. Сейчас такое сложно даже представить, но под его издевательскую критику попадали множество изданий, начиная с «Егемен Қазақстан» и заканчивая казахской редакцией «Радиостанции Азаттык» .

С тех пор прошло практически полтора десятка лет, казахская пресса и ТВ возмужали, и стали даже шиковать благодаря мощным государственным субсидиям. Сегодня на слуху здравицы по поводу мощи казахского языка и ненужности подлого русского, а между тем ларчик-то открывается  просто. Все эти годы всем было просто наплевать и ситуация практически не изменилось! В казахские СМИ пришли деньги и государственная материальная поддержка, а качества, если исходить из оценок Д. Исабекова, как не было, так и нет. И в этом опять виноват русский язык. Точнее даже не он, а его статус. Это ли не парадокс?! Значит, мой коллега Д. Сулеев, которого клеймили как шалаказаха и манкурта, в чем-то был прав?..

За здравый смысл

Сегодня мы переживаем непростой момент своей истории. Обвал цен на нефть, девальвация тенге, пандемия коронавируса, введение карантина – все это не способствует росту оптимизма по поводу наших перспектив. В такой обстановке важно сохранять в обществе и гражданах силу духа и веру, что все трудности мы переживем с достоинством. Раскачивать лодку в такой момент, по меньшей мере, иезуитство. А потому для всех разумных и прагматичных людей более чем очевидно – важно сохранить в неприкосновенности Конституцию и языковую ситуацию в ней закрепленную.

Здравый смысл должен восторжествовать. Любой другой вариант для нас чреват непредсказуемыми последствиями.

КОММЕНТАРИЙ В ТЕМУ:

Мы обратились с просьбой высказать свое мнение по рассматриваемой проблеме к ряду казахстанских экспертов. К сожалению, мы получили отказ, и только один из них пошел нам навстречу, но на условиях анонимности.

Вот его мнение:

Необходимо найти мужество остаться теми, кто мы есть

«Борьба с русским языком в независимом Казахстане привела к тому, что казахи утеряли свой один из самых сильных козырей и силовых активов — умение понимать и общаться в мире неазиатских народов, учиться у них, брать на вооружение самое лучшее. Английский язык, это полпроцента населения, речь не о нем.

Сознательный отказ от русского языка, наблюдаемый в Казахстане повсеместно, подобен самоистязанию, членовредительству. Это приводит к тому, что моноязычный казах, например, плохо понимает, как устроена собственная страна, поскольку она ведь выстроена преимущественно на фундаменте русского языка. Речь не об общении, а о том, что составляет материальную, содержательную основу страны. Потому она и состоятельна до сих пор. Конечно, возможен вариант построения чисто казахской, изолированной государственности. Но сразу же, и без всяких экивоков можно прогнозировать, какой она будет, тем более перед глазами уже много примеров непозитивного свойства (Грузия времен правления Гамсахурдиа, Азербайджан эпохи Эльчибея).

Понятно, что казахский язык не хуже других, он такой, какой есть. То есть, каким сотворили его носители. Но в любом случае давно пора избавиться от псевдотрагических оценок по поводу его будущего. Пока есть его носители, он не исчезнет. Однако не нужно пытаться поставить его на несвойственное ему место, на замену русского языка, который тоже органичен и является неотъемлемой частью души и мировосприятия живущих здесь людей. Их, оба языка, можно сравнить с двумя объективами, один из которых рассчитан на ближнее расстояние, на детальное восприятие. Другой, для перспективы, с широким охватом и обзором. Завидная судьба может быть у народа, который сумел бы поставить себе на службу оба инструмента.

Если откровенно, наблюдая многолетнюю свистопляску вокруг государственного языка, волей-неволей приходишь к выводу, что у нас нет конструктивных усилий по его развитию.  А вот неконструктивного, увы, выше крыши. По большому счету, у нас идет попытка изгнать русский язык, отказаться от него, назвав его чужим, оккупационным. В противовес тому же Абаю, который призывал освоить русский язык до степени его укоренения. Наш великий мыслитель не ограничивался узким, утилитарным пониманием этого шага. Он понимал, что это единственный шанс для казахов уйти от нарастающей дикости и самоизоляции и стать адекватными и способными к развитию в европейском понимании.

Обидно за казахский язык, когда ретивые нацпаты пытаются его универсализировать, заменить им русский, заполнить им все что можно. Заполнить-то можно, но это будет равносильно тому, что все, вдруг, пересели на гужевой транспорт и передвигались бы на верблюдах. А может, это было бы похоже на попытку лилипута выйти на соревнование с профессиональным легкоатлетом. У рьяных радетелей казахского языка напрочь отсутствует понимание, что языки такие, какие есть, каждый из них занимает свою нишу, одни духовно-ценностную, другие операциональную. Изменить это мы не в силах.

Владение русским как родным особенно важно в существующем негласном соперничестве, конкуренции, защите своих, как это ни парадоксально прозвучит, своих национальных интересов. И если рассуждать об имеющихся или гипотетических противоречиях с той же Россией, то у нас уникальная возможность думать и знать как они, а принимать решения и поступать как нам нужно. Ни у россиян, ни у наших южных соседей нет такой интеллектуальной и культурологической возможности. Так почему мы должны отказываться от такого очевидного преимущества?

Почему же мы не сохраняем то, что есть частичка нашего «Я», русский язык? Тому есть две причины — отсутствие в критический момент нашей истории у казахов свободы духа, ощущения независимости и индивидуализма, а также самой элементарной азиатской расчетливости, практичности. Если бы у нас были эти качества сейчас, мы открыто сказали бы сектантам и мракобесам (читай, нацпатам), что они-то могут себя лишить русского языка, как, впрочем, и других жизненно важных составляющих личности. А народ его лишить они не смогут. И, во-вторых, рациональность подтолкнула бы нас к пониманию ценности (бесценности?) русского, как фактически нашего второго родного языка.

Те, кто воюет в Казахстане с русским языком, пытается сделать, слепить из нашего народа что-то другое, новое и неестественное. Поэтому, жизненно важно и необходимо найти мужество остаться теми, кто мы есть. Пока еще для этого остается шанс».

Комментарии закрыты.