11.08.2020

Продюсер «Монгола» и «Тюльпана» требует аудита деятельности Гульнары Сарсеновой

В Казахстане уже который месяц продолжается перебранка в среде казахстанских кинематографистов, сопровождающаяся обвинениями в финансовых махинациях, качестве исходных продуктов, их окупаемости и т.п. Мы видим, как, условно, Союз кинематографистов с одной стороны и Государственный центр поддержки национального кино с другой ведут позиционные бои. И на поверхностный взгляд кажется, что победа ГЦПНК, который возглавляет продюсер Гульнара Сарсенова, уже фактически оформлена – сочувствующий центру режиссер Акан Сатаев назначен директором «Казахфильма», который и получает львиную долю финансирования. Даже невзирая на фильтр в виде питчинга, который, типа, должен более справедливо распределять субсидии из госбюджета.

Итак, вроде бы победа Сарсеновой очевидна. Но мы бы не были так уверены. Напомним, против нее заведено уголовное дело Антикоррупционной службой, ведетсяb1ae6938626a09ea72f1расследование. Ее сторонники утверждают, что доказательств вины главы ГЦПНК в хищениях и растратах нет. Но поскольку официально о завершении расследования не объявлялось, назовем это субъективной оценкой.

На днях от источников, знакомых с ситуацией, стало известно о вероятном втором уголовном деле, заведенном тем же Агентством РК по противодействию коррупции против г-жи Сарсеновой. Речь идет о рейдерстве, преступлении, по которому сроков давности не существует. Нам в руки попало обращение в Антикоррупционную службу бывшего казахстанского продюсера Булата Галимгереева, ныне живущего и работающего в Европе и Голливуде.

Он пишет, что в 2001 году создал ТОО «Нефтекс» с уставным фондом, который был им же и оплачен и составил, в соответствии с законодательством, 77 500 тенге. Это же ТОО в ноябре 2004 года заключило с российским продюсерским центром «Кинокомпания СТВ» договор о совместном кинопроизводстве фильма «Монгол». По договору, ТОО «Нефтекс» отошли права кинопроизводителя с получением дохода от реализации исключительных авторских прав указанного фильма в размере 25%. В марте 2005-го пол проект «Монгола» Булат Галимгереев занял 2,75 млн долларов США у британской фирмы «Frontline Commerce Ltd.».

Примерно в тот же период Галимгереев познакомился с Гульнарой Сарсеновой.

«В 2005 году я встретился с Г.Сарсеновой, и она пообещала мне принять самое активное участие в финансировании в фильме «Монгол», а также «Тюльпан» и других проектах. К этому времени ТОО «Нефтекс» (Kazexportcinema) стало значительным игроком на кинорынке РК, и принимало участие не только в создании фильма «Монгол», но также и фильма «Тюльпан», в других проектах. Одним из условий Сарсеновой Г. была продажа ей 50% доли в ТОО «Нефтекс», и ее последующее назначение должностным лицом ТОО. В результате нашей договоренности и полагаясь на обещания Сарсеновой Г., я, как единственный участник этого ТОО, 11 апреля 2005 года принял решение о перерегистрации ТОО «Нефтекс» и изменил его название на ТОО «Kazexportcinema», а также выделил долю в уставном фонде ТОО Сарсеновой Г. в размере 50%. Я также назначил Сарсенову Г. в этом же решении участника директором ТОО. Уставом ТОО также предполагалось увеличение уставного фонда до 155 тысяч тенге, при этом Сарсенова Г. обязалась довести фонд до указанного размера путем оплаты ею оставшейся собственной доли. При этом оплаченная мною ранее сумма 77 тысяч 500 тенге всегда находилась на балансе данного ТОО», — пишет Галимгереев.

Однако Сарсенова, по его словам, так и не внесла долю в уставной капитал ТОО, что, по мнению продюсера, «ставит под сомнение правоспособность Сарсеновой Г. на долю участия в данном ТОО, а также последующей выплаты доходов от реализации авторских прав на кинофильм «Монгол».

Согласно еще одному договор между Сарсеновой и ТОО «Нефтекс», бизнесвумен должна была внести на счет компании полтора миллиона долларов США.

«Собственно, ее требование о назначении на должность директора в этом ТОО самой Сарсеновой Г. и было обусловлено тем, что она хотела сама контролировать способы и формы внесения ее денежных средств. Соответственно, я занял позицию Генерального продюсера. Я также вносил средства, и позднее, а именно 29.12.2006 года, подписал аналогичный договор на возвратное финансирование денежной суммы в размере 315 миллионов тенге, и при этом вносил указанные суммы в ТОО «Евразияфильм», которое было преобразовано 14 июня 2007 года за счет слияния ТОО «Kazexportcinema» и ТОО «Евразияфильм». Однако сама Сарсенова, вместо того чтобы внести указанную сумму на счет ТОО «Kazexportcinema» выдавала мне наличными частично в счет уплаты своих обязательств, и убедила меня ставить подпись на расписках в получении мною указанных денежных средств. Ничего не подозревая, я получил от Сарсеновой Г. таким образом три наличные денежные суммы в общем размере 500 000 (пятьсот тысяч) долларов США (по 250 000 долларов 29.03.2007 и 02.04.2007 года), а также 12 500 000 (двенадцать миллионов пятьсот тысяч) тенге 06.07.2007 года. В дальнейшем указанные суммы были переведены мною на оплату производства фильма «Монгол», что и было указано в самих расписках, и позже доказано в суде. Однако Сарсенова Г., вероятно, заранее готовила мне эту рейдерскую ловушку и убедила позднее судей в том, что с моей стороны это был частные займы. При этом ею и ее судебными представителями был использован подписанный мною, но не реализованный, то есть неоплаченный со стороны Сарсеновой Г. договор займа на сумму 252 миллиона тенге, который она убедила меня подписать у нотариуса, без присутствия самой Сарсеновой Г. 10.09.2007 года. Фактически этим договором она хотела все внесенные ею суммы в ТОО «Евразияфильм» оформить в виде частного займа мне», — утверждает Галимгереев.

И Сарсеновой удалось убедить суд в этом.

«Действуя теперь уже как должностное лицо ТОО «Евразияфильм», она в сговоре с бухгалтером и другими работниками ТОО фактически подменила мои оплаченные средства в кассу путем уничтожения значительной части расписок в мой адрес, а также фальсификации и изготовления фальшивых расписок, но теперь уже в свой адрес. В суде на факт наличия у меня всех оригиналов расписок на полную сумму моего займа в ТОО, она использовала лживый аргумент наличия у меня копии печати ТОО, что не было доказано, однако впоследствии незаконно признано судом без фактических доказательств. Таким же образом они поступили с ранее оплаченным мною в уставный фонд ТОО «Нефтекс» в размере 77 500 тенге, просто вычеркнув эту сумму из бухгалтерских документов. В суде эта уже преступная группа также «убедила» судей путем изготовления подложного аудиторского отчета, что мною не была внесена денежная сумма в уставный фонд ТОО «Евразияфильм», хотя этого изначально не требовалось ввиду оплаты мною ранее суммы 77 500 тенге в уставный фонд ТОО «Нефтекс», далее преобразованное в ТОО «Kazexportcinema», и впоследствии обязанную по бухгалтерскому учету перейти в мою долю во вновь образованном ТОО «Евразияфильм», куда ТОО «Kazexportcinema» вошло всем своим уставный Фондом, и таким образом сформировав ТОО «Евразияфильм». Фактически скрыв этот факт и изготовив подложные бухгалтерские документы, Сарсенова Г. при помощи должностных лиц ТОО, действуя группой мошеннически и при помощи коррумпированных судей Медеуского района сумела завладеть моей собственностью, лишив меня моей доли в компании, а также денежной выручкой с реализации на права кинокартин «Монгол» и «Тюльпан», на долю в ТОО «Евразияфильм», позднее на принадлежащий на правах собственности моей бывшей супруги Галимгереевой З., земельный участок, площадью 1,2 га и дом, площадью 135 кв.м, моими автомобилями», — перечисляет продюсер.

При этом Булат Галимгереев справедливо замечает, что если факт дачи займов ему доказан в суде, то Гульнара Сарсенова, утверждающая, что она является продюсером фильмов «Монгол» и «Тюльпан», по сути, не имеет к ним никакого отношения. А ведь именно на наградах от этих фильмов и строится имидж Сарсеновой как самого успешного продюсера Казахстана.

«Сарсенова Г., действуя в составе преступного сообщества в лице бухгалтера и других сотрудников ТОО «Евразияфильм» в своих собственных интересах, и в нарушении законодательства о ТОО, без моего согласия, как участника ТОО, введя в заблуждение обманным способом государственные органы и средства массовой информации получила и направила государственную помощь на свой счет в виде возврата ранее оплаченной финансовой помощи, а также вероятно на счет подставной ТОО «Евразияфильм Продакшн». Вместе с тем с нами участие в создании картины принимали Кинокомпания СТВ, Кинокомпания «Андреевский Флаг», “Cinetools Filmdistribution AG, X-Films Creative Piil GmbH, Kinofabrika GmbH под финансовым управлением Fintage Collection Account Management B.V.  Есть ли вы зайдете в российскую Wikipedia, то вы не найдёте фамилию Сарсеновой в списке продюсеров. В других источниках, таких как IMDB, она вошла в другой список, так называемых сопродюсеров, или «co-producer». Тем не менее во всех ее интервью и на собственном веб-сайте, в том числе и на Wikipedia в РК, она заявляет о себе, как о единственном продюсере, номинанте на многочисленные международные призы и звания. При этом Сарсенова Г. создала подставную фирму ТОО Eurasia Film Production (Евразия Фильм Продакшн), со своим единоличным участием, и ссылаясь во всех источниках на то, что именно ТОО Eurasia Film Production, является продюсером, владельцем всех авторских прав на фильмы «Монгол» и «Тюльпан», — подчеркивает Галимгереев.

Именно это и создало, по его словам, беспрецедентные условия доминирования Сарсеновой на кинорынке и в кинематографической среде Казахстана. При этом продюсер утверждает, что это именно он, а не г-жа Сарсенова, продвинул фильм «Монгол» от Казахстана на соискание «Оскара». И он же получал награду «Кулагер-2008» за картину «Тюльпан». Сейчас оба этих произведения – в послужном списке Гульнары Сарсеновой.

«Через некоторое время Сарсенова Г. оклевещет меня перед международными партнерами по обоим картинам, лишит меня доступа к доходам от деятельности моего ТОО, закроет мне доступ в сам офис ТОО, а также введет в заблуждение СМИ и общественность о том факте, что Приз Лучший Продюсер 2008 года в Азии получил не ТОО «Нефтекс» или «Eurasia Film», а она сама лично. Также в переписке с Организационными комитетами различных фестивалей, таких как Asian-Pacific Screen Awards, Pusan Film Festival, American Film Academy, Cannes Film Festival и другие Сарсенова Г., действуя как должностное лицо ТОО Eurasia Film, в качестве лауреата на получение диплома о награждении будет указывать именно свою подставную фирму ТОО Eurasia Film Production, вместо реального владельца прав и продюсера Галимгереева Булата, а также ТОО «Нефтекс» и «Eurasia Film». При этом как директор и должностное лицо ТОО Eurasia Film Сарсенова Г. ничего не сделает, чтобы вернуть средства с продажи авторских прав на счёт именно этих компании, и я полагаю, что все позднее возвращенные и оплаченные суммы с фильмов «Монгол» (внесено 5 млн долларов США) , и «Тюльпан»(внесено 2 млн долларов США), а также «In Electric Mist»( международный проект, куда ТОО внесло 5 миллионов долларов США), письмами будет извещать международных партнеров с просьбой переводить на счет ее собственной ТОО Eurasia Film Production, вводя их в заблуждение, что компания просто сменила имя. Это фактически означает факт присвоения чужой собственности, званий и наград», — утверждает Булат Галимгереев.

Продюсер попытался отстоять свою правоту в арбитражном суде, и ему это юридически удалось – было вынесено решение о том, что фирма Сарсеновой должна вернуть ему 1,2 млн долларов США.

«Однако ничего вернуть я уже не смог, так как в это время Сарсенова Г. уже попыталась меня посадить в тюрьму, написав жалобы в финансовую полицию, и пытаясь эти хозяйственно-правовые споры представить как уголовное преступление с моей стороны. При этом мои попытки взыскать выигранные в арбитражном суде г. Алматы средства не привели к успеху, так как судебный исполнитель отказался взыскивать деньги с ТОО Eurasia Film, которым руководила Сарсенова Г., и по его словам это требование было невозможно исполнить ввиду её покровителей и сопротивления исполнению. Само решение о взыскании было обжаловано, а на выигранную мною сумму был наложен арест опять же заинтересованными судьями Медеуского суда. При дальнейшем проведении оперативных мероприятий со мной в финансовой полиции г. Алматы и моих допросов полицейские сообщили мне, что получили указание из Астаны на мой незаконный арест, в связи с чем я был вынужден покинуть свою семью и страну в экстренном порядке в 2009 году», — пишет продюсер.

В письме в Антикоррупционную службу Булат Галимгереев просит провести государственный аудит финансово-хозяйственной деятельности ТОО «Нефтекс», «Kazexportcinema», «Eurasia Film» и ТОО «Eurasia Film Production» с 2004 года.

«В результате чего будут установлены факты рейдерского захвата и присвоения чужой собственности со стороны Г.Сарсеновой, а также мошенничество в особо крупных размерах, неуплаты налогов, нарушения валютного, налогового и авторского законодательства, а также использования и возврата бюджетных средств», — подытожил продюсер.

Комментарии закрыты.