12.08.2020

Партии «Нур Отан» будет трудно удерживать политический центр

Материал предоставлен аналитичеcко-информационным бюро ПИК

«Все боятся напугать избирателя.

А зря боятся».

Борис Уткин

Центризм и светскость – беспроигрышные варианты для партии власти в период размеренного течения общественно-политической и социально-экономической жизни. Однако сегодня Казахстан находится в фазе турбулентности. Ситуация усугубляется тем, что его внутренние проблемы по принципу матрешки встроены в нестабильность наднационального масштаба, где торговые войны США и Китая лишь проявление глобального кризиса. При подобных раскладах любое общество радикализируется и огромные массы населения (а значит и электората) тянет к полюсам. Все это выступает в качестве серьезного и сложного вызова для «Нур Отан».

02d61ac2-2eaf-39b2-abdb-7c4d9c0466dd

Многие авторитетные ученые и аналитики считают, что переживаемый сегодня капитализмом кризис является терминальным, то есть последним. Капитализм – удивительное явление в истории человечества. В своем развитии он прошел доиндустриальную, индустриальную и гипериндустриальную (обычно ее называют «постиндустриальная») фазы. Однако всему в какой-то момент приходит смена, потому что эволюцию сложных общественных систем невозможно остановить. Смена старого на новое порождает огромное поле неопределенности. Все задаются вопросом, например, «что будет с долларом США?» и не могут дать ответ наверняка. Именно потому, что в моменты глубоких потрясений и перемен всегда есть альтернативы. Достаточно взглянуть на то, как неодинаково разные государства планеты реагировали на коронавирус. А в тех случаях, где модели противодействия были похожи, часто получались очень отличающиеся результаты. Поскольку системы государственного управления, состояние медицины, ментальность населения, степень богатства и расслоения общества везде свои, плюс миллион местных специфических особенностей.

Как бы то ни было, но меняется фон и меняются происходящие на данном фоне процессы. Радикализация всего и вся – это обычная спутница истории в периоды глубоких кризисов. Коммунизм, фашизм и нацизм как мощная сила сложились в ходе Первой мировой войны и порожденных или усиленных ею катаклизмов. Вполне естественно, что и в нынешнюю эпоху системного кризиса различные течения с приставкой «ультра» поднимают голову и находят новых сторонников. А правящие элиты дефицит материальных благ пытаются компенсировать усиленной пропагандой, силовым и административным ресурсом, что в разных странах опять же приводит к отличающимся результатам. В кризисные периоды политический центр в любой общественной системе неизбежно сужается, поскольку за его счет усиливаются игроки на полюсах общественных настроений и процессов. Вполне логично, что это не несет ничего хорошего партии «Нур Отан», которая сложилась в партию власти с доминирующими позициями в годы стабильности и предсказуемости. Даже девальвация 2015 года по сравнению с тем, что Казахстан переживает в 2020-ом выглядит достаточно скромным стресс-тестом.

Согласно недавнему опросу российского социологического агентства «Левада-центр», 42% россиян считают, что их страна идет в правильном направлении и 40% – в неправильном. По Казахстану подобных свежих данных нет, но здесь важна тенденция: когда подавляющая масса респондентов примерно поровну разведена по противоположным оценкам, то занимать центристские позиции становится проблематично. В отличие от России, в Казахстане все более мощный вес приобретают религиозные моменты. То есть при сценариях развода по полюсам, в республике будет не ось, где на одной стороне условные «фашисты», а на другой «коммунисты». Здесь вырисовывается как минимум треугольник с «углом» в лице «исламистов». Таким образом светскость, как один из стержневых моментов в идеологии «Нур Отан», тоже будет находиться под усиливающимся давлением.

Когда рабочие нефтяных промыслов, энергетической компании или автобусного парка в Казахстане поднимают на щит лозунг о национализации предприятий, то понимают под этим термином совсем не то, что экономисты или юристы. Для отечественных трудящихся не принципиально, кто собственник предприятия – они хотят социальной справедливости. Понятие это широкое – нормальная и справедливая зарплата для всех, социальные гарантии, отсутствие унижений на рабочем месте… Потребовать в одном слове, чтобы у директора и рабочего заработная плата не отличалась в 40-50 раз, чтобы деньги получали только те, кто действительно трудится, а условия работы были соответствующими – сложно. Раньше таким емким определением была фраза «долой коррупцию» (она вообще-то и сейчас популярна). Однако мощные PR-компании, с переходом в истерию по избирательной или мнимой борьбе с коррупционерами, сильно девальвировали это слово. В поисках замены, простые люди все чаще обращаются к термину «национализация», в который каждый вкладывает свой собственный смысл.

Проблема отравленного языка – это вообще-то глобальная проблема. Теперь, даже боевые действия называются «гуманитарная акция», «принуждение к миру», «наведение конституционного порядка» и т. д. Казахстан страна невоюющая, но не может оставаться в стороне от глобальных процессов. Потому что из-за развития информационных и коммуникационных технологий, социально-экономических и культурных процессов планета Земля все больше превращается в «большую деревню». Опять же нахождение страны на геополитическом перекрестке ставит ее в совершенно иную позицию, чем  Новую Зеландию. В свете противостояния Вашингтона с Пекином госсекретарь США Майк Помпео не рассказывает о встречах с новозеландцами, спасшимися из китайских концлагерей. А про казахов и уйгуров рассказывает. События в Беларуси неизбежно запустят различные рикошеты и по Казахстану. В общем, «фонового» негатива проникает много, а здесь и без него от всевозможной «чернухи», да еще усиленной COVID-19 и пневмонией – давно тесно. Теперь «Нур Отану» нужно помимо внутриполитической повестки гораздо больше штудировать внешнюю, тем более что граница между ними часто крайне тонкая и подвижная.

XXI век – это конечно же не XX-ый. Великими идеями население планеты за прошлое столетие уже в значительной части переболело. Теперь мало кто готов ложиться под пули за идею. Феномен смертников – это скорее исключение, чем правило. Вдобавок для их получения проводится основательная и продуманная селекция. Опять же кадры в первую очередь поставляют социально неустроенные или малообразованные слои населения. Что же касается акторов тех или иных политических процессов, то у них на первое место прочно выдвинута коммерция. Теперь модно все конвертировать в деньги: политическое влияние, функциональные обязанности, моральный авторитет, имидж… В международных отношениях понятие «правила игры» перестало существовать как явление. Отсюда Косово, Абхазия, Южной Осетия, Крым, Сирия, Ливия, Гонконг и постоянно обсуждаемый вопрос нанесения США и их союзниками удара по Ирану. За последний год резко активизировалась проблема территориальных претензий по всему миру. Но в качестве определяющего момента лежит борьба за ресурсы. Тем более что ресурсом теперь может выступать что угодно: от воды в трансграничной реке до воздушного пространства для пролета коммерческих или военных самолетов. В конечном счете, безопасность – это тоже ресурс, и совсем не второстепенный.

Кризис нарушил привычный уклад миропорядка – от веры в доллар до правил «распила» бюджетных средств. Все стало зыбко и аморфно. Одни игроки продолжают настаивать на сверхприбыли и монополизации, как будто ничего не изменилось. Другие требуют отменить НДС и ввести налог с продаж. Третьи хотят кредитную амнистию и безусловный базовый доход. При этом у всех сторон есть свои аргументы. В такой ситуации «Нур Отану» придется прыгать выше головы, чтобы повторить свои нынешние показатели по числу депутатских мандатов. Как гласит фраза из популярного российского фильма, «жить захочешь – не так раскорячишься». В случае с политической жизнью – аналогично.

Комментарии закрыты.